MsInitu
Злобный ленивец
Фэндом: Трансформеры
Бета (редактор): Skysword
Основные персонажи: Тандеркрэкер, Мираж, Джазз, Шрезмир, Скайварп.
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: OOC, AU

Все находящиеся на научной станции, дрейфующей в зоне аномалии, готовились к эвакуации. Учёные производили больше шума, чем полезных действий. Блартерз как мог координировал их суматошные метания по отсекам. Табслоут и Шрезмир активно делали вид что рады. Но пару раз для конспирации сделали всё наоборот из того что им велели, только для того, чтобы услышать долгожданную просьбу не мешать. Они для порядка поупирались, чтобы не вызывать лишних подозрений, и теперь оставались в сторонке, активно размышляя и пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. С одной стороны, оказаться среди родных звёзд — просто подарок Праймаса — уже и мечтать никто об этом не смел. С другой стороны, по ту сторону от мерцающей границы их ждёт военный флот Кибертрона во главе с самим Ультра Магнусом. Это, видимо, для пущего счастья. Плюс к нему, замечательным дополнением к интерьеру, прилагался Скайварп, первый ведомый главнокомандующего ВВС. Значит и представители дальней разведки под патронажем Саундвейва будут, и представители закона, сообщающие о каждом своём сливе топлива лично Проулу. Чудесно. Не хватало для полной картины только Правящего Прайма и Лорда Протектора. Хотя, и без них на этом проклятом флагмане и так уже тесно.
Судя по тому, что два боевикона подавленно молчали, никакого решения они не приняли. Оказывать сопротивление было бессмысленно и в высшей степени нелогично. Сдаваться было до не приличия позорно. И если Табслоут волновался за свой отряд наёмников, партнёра и Шрезмир, как друга, напарника и уже почти родную искру, то с фем дела обстояли куда как проще. Сейчас она боялась только за себя. Все остальные мысли отошли на второй план. Процессор мучительно просчитывал все ходы. Все они заканчивались полным провалом и, рано или поздно, деактивом. Деактив она ощущала всем корпусом, как лёгкую чесотку или раздражение всех систем. Она слишком хорошо помнила как часто её пытались уничтожить. И как не слишком тепло к ней относились те, кто ради разнообразия не пытался разметать её в пыль с самого начала знакомства. Да, были исключения... и среди десептиконов, и среди автоботов. Но это же крохи! Что могут эти несколько лояльно настроенных одиночек против целой системы?! Да и они... где они все сейчас? Нокаут... как ей не хватало его самоуверенности и лёгкого пренебрежения ко всему миру. У него настолько изворотливый процессор, что алый спорткар обязательно что-нибудь да придумал бы.

Фем раздражённо поднялась. Через несколько бриймов они начнут двигаться к границе, которая будет стабилизирована оборудованием кибертронцев с той стороны на время выхода станции в открытый космос. А затем... затем будет арест, скорее всего опять лаборатория, наручники, решётки, захваты, ремплатформа. Заново пережить этот кошмар не хотелось. Она хотела увидеть пусть аномальную, но свободу пространства. Вряд ли ей доведётся ещё раз увидеть звёзды. Системы практически сбоило от полной безнадёжности и страха.

— Шмир? — тихо окликнул её напарник.

— Всё в порядке, — отозвалась она не останавливаясь. — Устала от этого гомона. Хочу передохнуть. Буду на палубе.

Боевикон ей ничего не ответил. Фем была ему за это очень сильно признательна.
Выйдя на посадочную площадку и глядя на прошиваемое крохотными молниями чуть подсвеченное изнутри голубовато-сиреневое пространство, Шрезмир раскрыла свои крылья. Она потушила полностью оптику и стала с болезненным восторгом воспринимать сверхчувствительной поверхностью чешуек, составляющих полотно её крыл, всё, что только могла ими ощутить. Чувства осязания были слишком острыми, слишком знакомыми, они доставляли практически физическое удовольствие. Она пыталась запомнить каждый наноклик, каждое ощущение, каждый импульс, которые змейкой прошивали её корпус, стараясь как можно быстрее добраться до процессора. Сможет ли она хоть раз ещё раскрыть свои крылья и ощутить просто опьяняющую радость полёта?

Неожиданно внутренние системы предупредили о движении. Фем тут же включила оптику и уставилась прямо перед собой. Крылья сообщали о перемещении весьма крупного объекта прямо перед ней, но оптика ничего не улавливала, даже искажения уже привычной мерцающей картинки надоевшей просто до отключения всех систем аномальной зоны. И тут аудиодатчики уловили слабый шорох, короткий скрип и тяжёлый удар легко соприкасающихся поверхностей. Оптика фем широко открылась, инстинктивно она отпрянула назад, ко входу в жилую часть станции.

— Стой! — пришёл из пустого пространства приказ. Он был произнесён спокойным, волевым голосом. И звук этого вокалайзера она узнала бы из миллионов.

— Тандеркрэкер? — ещё не веря самой себе, фем на полном автомате шагнула вперёд и неожиданно оказалась в кольце крепких манипуляторов возникшего прямо перед ней просто из ниоткуда Миража. Его синяя оптика уставилась в её окуляры, серво сжался на её манипуляторе. Следом за ним также мгновенно появился, будто телепортировался, серебристый сикер с голубыми полосками на крыльях.

Фем была настолько дезориентирована, что стояла замерев, словно по команде "смирно", и широко раскрыв свои оптосенсоры, переводя ошарашенный взгляд с сикера на красного автобота и обратно. Тандеркрэкер медлить не стал, пока симбиот ещё не оправилась от шока, нужно ловить момент удачи.

— Трансформируйся, подхватывай Миража, и следуй точно за мной. У нас всего несколько бриймов на манёвр. Это моя частота личного канала связи, это — частота автобота, — на мелькнувшем на наноклик перед её фейсплетом крошечном датападе пронеслись знакомые символы. Процессор тут же на автопилоте прописал их в резервную память, как строго секретные данные.

Фем медленно, как бы через силу, махнула тонким серво в сторону входа на станцию.
— Табслоут...

Сикер сразу понял, что она волнуется о своём напарнике.
— О нём позаботятся, не беспокойся. Главная его проблема — ты. Летим, быстро.

Тандеркрэкер легко трансформировался в прыжке, и уже абсолютно видимым и оптике и сенсорам истребителем рванул к границе Параллели. Фем сомневалась всего лишь короткий наноклик, затем грациозно подпрыгнула высоко вверх, коротко врубив дожигатели, трансформировалась в нечто, отдалённо напоминающее ящера, могучим взмахом расправила золотистые крылья и короткими передними лапами неожиданно цепко ухватила красный корпус молча стоящего на палубе трансформера. По её броне мгновенно зазмеились чужеродные сигналы. "Невидимость", — промелькнула догадка в её процессоре. Симбиот расправила крылья, и включив специально сконструированные для неё дожигатели, перевела их в режим работы двигателей, нагоняя сикера. И напоследок бросила короткий сигнал напарнику: "Эвакуировали с базы. Старые знакомые. Как только будет возможность, скину свои координаты."

Больше она передать ничего не успела, так как Мираж, почувствовав помехи связи, заглушил её комлинк одной мощной волной. Затем в шлемофоне прозвучал его раздражённый голос: "Тишину в эфире держи! Связь только со мной и Тандеркрэкером!" Фем спорить не стала, им видней. Далее она максимально чётко следовала указаниям изящно скользящего впереди истребителя. И когда резко включала и выключала дожигатели, и когда чётко следовала по его энергетическим меткам в ослепляющей яркой вспышке почти "на ощупь", и когда молча дрейфовала в уже таком родном пустом межгалактическом пространстве. Она старалась копировать его траекторию и тогда, когда он совершил обманный манёвр, резко уйдя в сторону, приземляясь на платформу небольшого невзрачного транспортного баркаса, почти вплотную прижавшегося к исполинскому боку военного флагмана.

Опустившись вслед за Тандеркрэкером на посадочную площадку, фем отпустила Миража. И трансформировавшись, еле успела подхватить его падающий корпус. Сикер оглянулся, коротко выругался, и подняв почти отключившегося автобота на манипуляторы, быстро скрылся во внутреннем коридоре баркаса. Она, растерянная, не знающая что и думать, послушно последовала за ним. Тандеркрэкер размашисто и очень быстро шагал в сторону яркосветящегося отсека. Там их уже поджидали. Джазз быстро и сноровисто стал подключать к красному корпусу напарника поддерживающие системы. Когда центральная консоль медотсека ровно загорелась и издала сигнал о полном подключении и о правильной работе всех систем, диверсант наконец перевёл оптику на стройный корпус, замерший у дверной панели.

Она не стала скрывать крылья в наспинных пазах, и сейчас они, сложенные, слабо мерцали за её спиной, причудливо отражая огни медотсека. Симбиот прижалась корпусом и шлемом к стене, как будто ища у той опоры, и настороженно изучала его самого. Её бледно-голубая оптика нервно мерцала. А Джазз боялся пошевелиться, чтобы не напугать её ещё больше. Сикер благоразумно помалкивал, отступив в самый затенённый угол отсека. Диверсант изучал изменения в её корпусе со всё возрастающим удивлением. Прав был Тандеркрэкер, когда намекал, что не стоит теперь снисходительно к ней относиться, после того, как она столько времени провела среди наёмников.

Нет, она не стала цеплять на себя тяжёлую броню, да это было и невозможно, учитывая строение её эндоскелета. Но если раньше её корпус был покрыт тонкой, почти гибкой бронёй как у спарка, то сейчас внешние пластины были явно усовершенствованы. Их сделали более прочными. Конечно, на сверхпрочную броню того же Саундвейва или Блэкаута это не тянуло, но прямой выстрел из бластера выдержит или даже отбросит разряд, если судить по странному мерцанию. Усиление энергополем, кристаллическая энергополировка или сложное изменение киберматерии под воздействием фотонов? В общем-то, далеко не каждый боец мог похвастать такой бронёй.

Конечно, фемское начало и тут давало о себе знать. Тонкая вязь причудливым рисунком покрывала теперь весь корпус, всего лишь на полтона отличаясь от однотонного грифельного цвета брони. Голографическая татуировка? Почему такая блеклая тогда? Взгляд диверсанта переместился чуть выше. Видоизменённый шлем, явно проапгрейженный по самые антенны. Более плавные линии, более усовершенствованные аудиодатчики и сенсорная панель. Боковые пазы. Визор?

Пазы на тонких серво, швы дополнительной трансформы на плечевых накладках и манипуляторах. Лёгкая ракетница, бластер, клинки? Очень красивого вида дожигатели с возможностью переключения в реактивные двигатели. Множество заменённых накладок и каких-то других небольших вкраплений в измененном корпусе. Только крылья всё те же. Оно и понятно, нейросеть не изменишь. Хотя...

Джаз медленно направился к ней. Также медленно протянул манипулятор к крыльям и тихо попросил:
— Раскрой.

Она не сопротивлялась. Сделала шаг вперёд, и раскрыла крылья в полуразмахе. Среди знакомых золотистых чешуек встречались целые обширные фрагменты бледно-зелёных, уже не мерцающих, не отражающих свет.

— Искусственная нейросеть, — её тихий, мелодичный голос отозвался болью в аудиодатчиках диверсанта. Искру словно сдавило.

Джазз в ответ ничего не сказал, только легко прикоснулся кончиками пальцев до кусков вживлённых в крылья протезов, словно изучая, сопереживая. Потом медленно перевёл на неё непроницаемый визор.
— Почему? — он умудрился облечь в одно слово всю свою боль, непонимание, пережитый страх и потерю, злость и обиду.

Её оптика растерянно мигнула. Какое-то время фем молчала, только с шумом гоняя воздух внутри своих систем и опустив вниз разом ставшими тусклыми крылья. Потом на гране слышимости раздался её голос:
— Я боялась...

— Кого? — неожиданно раздалось с платформы. Мираж с усилием приподнялся и теперь не отрывал от неё свою бледно светящуюся оптику. — Нас?

Серый корпус возле стены болезненно вздрогнул на вопрос, а по светлому с тонкими чертами фейсплету вместо ответа заструился омыватель.

***

Мираж сидел на краешке подзарядной платформы, на которой лежала в вынужденном оффлайне... а кто она теперь? Свиристель, как её знает весь дальний рубеж: наёмница, боевая единица, пусть и самого лёгкого класса? Шрезмир, как написано в идентификационном свидетельстве: нейтрал, оформившая опекунство над чужим спарком? Или Ива, как когда-то на Земле её прозвал Джазз: доверчивая, хрупкая, нежная и так нуждающаяся в чужой защите? Или всё вместе прекрасно умещается в одном корпусе?

Мираж не знал ответа на этот вопрос. Да и сомневался, что она сама сможет ответить хотя бы самой себе, кто же она теперь такая — фем-симбиот, порождение безумного гения.

***

Спустя два орна Джазз, Мираж и фем высадились из пассажирского челнока на первой луне Кибертрона, Биосе. Тандеркрэкер покинул их тёплую компанию ещё на баркасе; только дождался когда фем пришла в онлайн, перекинулся с ней парой фраз наедине и улетел, махая на прощание закрылками. За время на баркасе и в пути до Биоса они все успели и переругаться, главным образом из-за её напарника боевикона, а также до сих пор неизвестного никому спарка, потом примириться, затем поведать друг другу кто как функционировал всё это время. Шмир, теперь её звали так, и она настойчиво просила обращаться к ней используя именно это имя, так как уже успела к нему вроде как привыкнуть, довольно охотно делилась информацией о себе, менее охотно про своё участие в команде наёмников и совершенно не была настроена на общение по поводу спарка. Скоро автоботы бросили это дело. В конце концов, спарк — это личная информация. Сами наёмники и их секреты Миража и Джазза, конечно, интересовали, но не настолько сильно. В конце-концов, это дело дальней разведки и органов правопорядка, Саундвейву и Проулу пламенный привет с благими пожеланиями. А вот сама Шмир и её непосредственное функционирование интересовало куда как сильнее.

Во-первых, их ждал сюрприз. Фем явно повзрослела, что, в принципе, было неудивительно даже для трансформера. Она стала уверенной в себе, весьма привлекательной и отлично это знающей особой. Видимо, наёмники позаботились и об образовании, ибо неграмотной назвать Шмир было трудно. Серединка на половинку, скажем так. Она была не прям аховым бойцом, но весьма приличным. Боевиконы научили её отлично маневрировать в воздухе и открытом космосе, прицельно стрелять, а также владеть двумя лёгкими клинками. Задержать врага на короткое время или продержаться до подхода подкрепления ей было по плечу. Правда, хитро поблёскивая оптикой, она как-то заявила диверсанту, что всех своих навыков она и им не собирается открывать. Мол, будучи хрупкой фем, всегда нужно держать козырь в манипуляторе, если хочешь оставаться с целым и функционирующим корпусом.

Ещё, она любила сверхзаряженное, энергокристаллы, энерголеденцы, окислы (как эта гадость могла нравиться, Мираж уразуметь своим процессором не мог), бары, музыку и танцы, гонки и гонщиков (виват, Джазз), курительные палочки (надо будет сразу на базе вправить процессоры Санстрикеру и Сайдсвайпу, чтобы даже не вздумали доставать ей эту гадость и уж тем более составлять компанию), информационные датапады с историей и легендами Древнего Кибертрона, а также, как и положено носителю ТНК сикеров, она не могла без неба и полётов. Небо было её страстью, её главным и самым ревниво любимым партнёром.

И ещё спарк... будь он неладен. Периодически она зависала, начиная рассуждать, что было бы не плохо купить то или другое, мол, должно порадовать мелкого. Ах да... ещё коннект. Мираж печально продул воздухосборники. Вторая прошивка, чтоб того кто её вшил, приподняло да шлёпнуло. Да так, чтобы платы и микросхемы в разные стороны. Если бы не небо и полёты, это могло бы стать проблемой. Но, как восклицал свой лозунг один из знакомых сикеров когда-то очень давно: "Коннекть небо до перезарядки и всё у тебя будет", — это можно было смело отнести и к фем. Так что, одержимой до платформы она не была, но и пропускать мимо своего корпуса красивого меха не стала бы. А вкус у неё был достаточно избирательный и... хм... весьма оригинальный, если опустить ярких гоночных болидов и спорткаров.

Интересно, она всё-таки больше боевикон или динобот? Мираж рассмеялся от неожиданно появившегося вопроса в собственном процессоре. Вот ведь, доведут же фемки! Хотя.. в базовой форме вроде как боевикон, в альтформе — динобот недоконструированный. Хотя нет, в базовой форме тоже не боевикон ни шарка... сексбот проапгрейженный. Мираж гнусно хмыкнул. Всё-таки, общество сразу двух Джаззов, одного реального, другого в фемском крылатом корпусе для его процессора было перебором.

В данный момент они сидели за столиком в очередном баре. Джазз почти вызывающе раскинулся на стуле, рядом с ним с ногами на сидение залезла Шмир, полностью игнорируя рамки приличия в общественном месте как факт. Мираж незаметно окинул бар взглядом. Вообще, вторая прошивка ей явно помогала при налаживании контактов. Может быть тот, кто вложил этот страшный "коктейль" в тёмно-серый корпус, всё-таки знал что делает?

После войны с фемботами трансформеров были проблемы. Не то чтобы фем исчезли поголовно, просто число интересующихся ими резко сократилось. За два миллиона с хвостиком астроциклов боевые мехи отвыкли от общества фем, разучились их понимать и стали забывать зачем вообще такая модификация была придумана создателями. Боевые мехи старались заключить партнёрский союз тоже с боевыми мехами, ну, или просто с рабочим мехом. Но к фем почти никого из них не тянуло, Мираж был не исключением. Так что, у ныне функционирующих фем, несмотря на весь их романтизм в сторону боевых моделей, среди поклонников оставались либо нейтралы, что прятались всё это время от военных действий среди таких же как они, либо учёные, либо самые обычные рядовые рабочие, при условии, что последних тоже тянуло к военным. Короче, контингент интересующихся резко сузился.

У Шмир же таких проблем не было. Конечно, партнёрства ей никто не предлагал, да она так далеко и не стала бы заходить, но вот зато её присутствие не игнорировалось почти никогда. Пусть и не совсем так, как хотелось бы остальным фем, но боевые мехи замечали Шмир обескураживающе точно и абсолютно мгновенно. Они откликались на её энергополя, которые совсем чуточку не походили на остальные. И да, связка "боевикон-сексбот" работала. Первая прошивка не давала и мысли допустить, что этот корпус можно фривольно прижать к себе, внушая если не уважение, то желание соблюдать некоторую дистанцию. А вторая прошивка на уровне базовых подпрограмм, заложенных в каждый корпус ещё во время активации, толкала трансформеров на сближение. Даже если под сближением понимать только взгляд, улыбку, разговор. Хотя, если Шмир было надо, она легко перехватывала инициативу и вела своего случайного партнёра дальше. Запускала вторую прошивку на полную, как недавно пошутил диверсант.

Мираж неожиданно для себя понял, что он тоже с лёгкостью откликнулся бы на её зов, реши она соблазнить его. И так же отчётливо понял, что дальше коннекта он бы не пошёл никогда. Вторая прошивка давала свои плюсы и свои минусы. Сексбот и постоянный партнёр — вещи несовместимые. Нет, желающие рискнуть находились всегда. Вроде бы, он даже слышал истории, что когда-то вот у кого-то такое и получалось. Но лично он подобные счастливые пары не знал. Также, он понимал явно возросший интерес Джазза к фем. У него уже включилось чисто профессиональное, даже если сам диверсант этого пока не понял. Первый лейтенант почти тестировал новый попавшийся ему в манипуляторы корпус и его возможности как своего будущего подчинённого или напарника. Такие способности можно использовать для добычи необходимых сведений просто с потрясающим эффектом! Мираж понял, что у него с Джаззом предстоит трудный разговор в ближайшем будущем. Остудить его пыл просто необходимо. Хочет сам обжиматься по чужим платформам — его личное дело. Но класть молодую фем под невольных информаторов он не позволит. Если надо, до самого Прайма дойдёт. У неё и так благодаря подобному миксу из прошивок и истории функционирования почти нет шансов на пару, зачем же эти мизерные шансы совсем обнулять?

Но тут его отвлёк довольный смех Шмир.
— О, Джазз, ты не подражаем! — хихикнула фем, потягивая среднезаряженный энергон с жёлтыми сверкающими кристаллами через полую длинную трубочку, которую всегда носила с собой. Мираж знал, что это отголосок её прошлой жизни органика. Привычка, которую она любовно перетащила в свою новую жизнь симбиота. — Кстати, пока ты исполнил лишь половину данного мне обещания перед нашим долгим расставанием! Даже меньше, чем половину, смею заметить!

Вместо ответа Джазз вальяжно склонил шлем чуть на бок и приподнял уголок рта в лёгкой ухмылке.

— Во-первых, ты обещал мне совсем не братский поцелуй при встрече, и я об этом хорошо помню! Во-вторых, ты обещал мне поход по твоим самым любимым злачным барам и танцы! А пока мы образцово-показательно посещаем приличные забегаловки и поглощаем спарковские присадки.
Она была крайне довольна собой. Мираж был смущён. Джазз пребывал в полном восторге.

— Никакого сверхзаряженного и никаких злачных мест! — сердито вклинился в беседу Мираж, гневно сверкнув оптикой в сторону удивлённого диверсанта.

— Бро, что с тобой? — не понимающе развёл манипуляторы в стороны первый лейтенант.

— Такое обещание я давал, это правда! И, к тому же, она будет со мной, беспокоиться не о чем.

— Вот именно, — отрезал Мираж.

— Дино, ты что? — теперь настала очередь удивляться Шмир. Её пальцы легко коснулись его плеча. — Ты думаешь, я не умею развлекаться? Поверь мне, всё это время я не сидела безвылазно на баркасе. Наёмники умеют веселиться.

— Теперь ты не наёмник, — Мираж был непреклонен. — Теперь ты — автобот.

— Ты сам-то в это веришь? — скептически хмыкнула фем. — То, что ты притащишь меня на базу, автоботом меня не сделает. При моей двойной ТНК из меня получился неплохой нейтрал, но автобота с высокими идеалами из меня явно не получится. Я вижу, что ты переживаешь за меня. Я тоже умею наблюдать и мои логические цепи не самые бесполезные. Скажу честно, когда прошивки стали действовать и взаимодействовать, мне не сразу понравился результат. Но я пришла с ними к некоему консенсусу, и всё это время вполне себе удовлетворительно функционировала, не мешая ни себе, ни окружающим. Мне приятна твоя забота, но в данном случае она несколько излишняя. Поверь мне, заперев меня в отсеке и не отпуская от себя дальше нескольких шагов без сопровождения ты не сделаешь лучше, ты сделаешь только хуже. Я прекрасно знаю о всех трёх своих прошивках, в своё время я была частым гостем на Парадроне. Тамошние медики мне много интересного рассказали и научили строго их дозировать. Так вот, перепрограммировать меня невозможно. Мои базовые программы требуют разрядки, нравится тебе это или нет. Каждая по-своему. Наёмники мне могли дать и то и другое. И плюс очень хорошие суммы в кредитах, в которых я весьма нуждаюсь. И, кстати, я не дала своё согласие вступать в ваши ряды. Как я уже сказала, я нуждаюсь в кредитах, большом количестве кредитов. И никакие проблемы не могут с этим соперничать, этот вопрос остаётся приоритетным.

Джазз всё это время внимательно её слушал, не обращая внимания на медленно но верно мрачнеющего Миража. Затем серебристый трансформер задал вопрос, который, по всей видимости, уже давно его занимал.
— Ты знаешь какая у тебя третья прошивка?

— Да, — кивнула Шмир. — Но это закрытая информация, прошивка не активна.

И как ни в чём не бывало стала потягивать свой энергон из трубочки, кидая немного насмешливые взгляды на двух молчащих мехов.

— Шмир, зачем тебе много кредитов? — наконец прервал затянувшуюся паузу Джазз, выделив интонацией слово "много". Он облокотился о спинку стула, продолжая лениво потягивать тягучую жидкость из куба.

— Открой визор! — вдруг потребовала фем с самой обольстительной улыбкой, которую только Мираж видел за всё время своего функционирования.

Диверсант подавился энергоном и чуть не выплюнул свою порцию на столик.

— Зачем? — не сразу нашёлся тот. Мираж испытал лёгкое злорадство, он прямо таки предчувствовал проигрыш Джазза в этом противостоянии, и, к собственному удивлению, испытывая от этого странное удовлетворение.

— Откроешь визор, скажу зачем, — почти промурлыкала она как самая заправская киберкошка.

Джазз молчал достаточно долго. Неужели взвешивает все за и против?

— Исключено, — наконец бросил диверсант. И тут же широко улыбнулся. — Я и так узнаю!

— Желаю удачи, — фем вернула первому лейтенанту широкую улыбку. — Так как на счёт поцелуя, баров и танцев? И имей в виду, именно в такой последовательности!

Джаз нагнулся над столиком, притягивая к себе за серво довольную крылатую маленькую заразу, и поцеловал её глубоко и страстно. Через наноклик их глоссы переплелись в причудливом танце. Эта парочка не обращала ни на своего соседа, ни на посетителей бара абсолютно никакого внимания. Мираж обречённо провентилировал системы и притушил оптику.

Что-то громко лязгнуло о полированную столешницу. Мираж подскочил и мгновенно включил оптосенсоры. Над их столиком, полыхая алой оптикой, нависал серебристый сикер с голубыми полосками на крыльях. Контрразведчик отметил про себя, что Джаз и Шмир уже сидели каждый на своём месте. Диверсант хоть и улыбался, но был явно напряжён и раздосадован такому вторжению. Шмир же была... несколько смущена. Кто бы мог подумать? Мираж взял это на заметку.

Смерив мехов уничтожающим взглядом и подчёркнуто игнорируя фем, Тандеркрэкер ровным, и от этого ещё более яростным голосом спросил:
— Могу я уточнить, что здесь происходит?

Красный трансформер вскинул манипуляторы в возмущённо-оборонительном жесте, как бы говоря, что подобный вопрос не в его адрес нужно задавать, и отвечать за других он не намерен. Тогда шлем авиатора медленно повернулся в сторону Джазза. Диверсант тяжёлый взгляд оптики десептикона выдержал достойно, его улыбка при этом стала ещё шире.

— Налаживание дружеских контактов, Тандеркрэкер, как видишь. Вроде бы, раньше тебя такие нюансы не волновали.

— В таком случае, первый лейтенант Прайма, ставлю тебя в известность, что теперь меня такие нюансы очень даже волнуют, — холодно отпарировал сикер, откровенно намекая на должность диверсанта и некоторые, чистой воды формальности, такие как соответствие своему статусу. — Я рисковал всем, вытаскивая её со станции, не для того, чтобы ты ей окончательно активировал вторую прошивку!

Мираж удивился, быстро же до сикера всё дошло. Ему понадобилось чуточку больше времени, а ведь Джазза он знает лучше. Шмир при этом выпрямилась и возмущённо уставилась на авиатора.

— Какое тебе дело до морального облика автоботов? — Джазза было не легко вывести из себя.

— На ваш моральный облик мне отработанным налить, но она под моим патронажем, хочется тебе этого или нет, — острый коготь сикера указал на фем, застывшей при этих словах словно статуя. Мираж также почувствовал некоторое волнение.

— Какого шлака? — совершенно искренне удивился диверсант. Шмир же не сводила своей льдистой оптики с крылатого десептикона. Такое ощущение, что мысленно она от всей искры желала авиатору чтобы его голосовой модулятор закоротило и как можно на дольше. Но вслух ни издала ни звука.

— Потому что, — чеканя слова, наклонился к ним сикер. — Её протоформа была стабилизирована энергополем моей искры! Надеюсь, объяснять что это значит, вам не надо?

Мираж почувствовал, что уже в который раз все его системы плавно накрывает полная раскалибровка и все контуры и схемы замыкаются ко всем шаркам вселенной. Как-то отстранённо и весьма равнодушно для себя самого он отметил, что вокалайзер Джазза напротив издал какой-то непонятный скрежещущий звук и в итоге захлебнулся собственной же статикой. Видимо, на большее диверсанта просто не хватило.

***

Жилой отсек гостиницы сейчас казался очень тесным. Четверо трансформеров распределившиеся в нём друг от друга на максимально удалённое расстояние, занимали собой почти всё место. Шмир устроилась с ногами на платформе; Мираж подпирал собой стену возле смотровой арки, изучая уличную картину; Джазз удобно устроился за столом, задумчиво крутя в манипуляторах кубик со сверхзаряженным. Тандеркрэкер же подпирал собою стену возле входной панели.

Джазз первым нарушил тишину.
— Тандеркрэкер, как же такое могло произойти? Точнее, как это теоретически происходит, я в курсе. Но... ты сам открыл искру или...

Мираж обернулся. Джазз задал вопрос, на который он сам так и не решился. Для него самого перспектива слияния с чужеродным существом, а также добровольное своеобразное донорство силы своей искры, было просто неприемлемым.

— Сам, — просто ответил сикер. — Другого выхода на тот момент не было. Либо стабилизировать протоформу, завязывая контуры на себя, либо наблюдать деактив, как и у предыдущих.

— Но почему? — удивился диверсант. Он не высказал повисший в отсеке вопрос по типу "как же ты решился?", да этого было и не нужно. Все друг друга понимали без лишних слов.

— Я долг возвращал, — также спокойно произнёс авиатор. Увидев почти ужас на фейсплетах автоботов, Тандеркрэкер пояснил. — За такое искру отдают, без сожалений. Подробности открывать не буду. Это дело сикеров.

Джазз согласно кивнул, признавая такое право за оппонентом.
— Так получается, что вы связаны, не как искровые партнёры, а что-то похожее на связь между Создателем и бэтой?

— Не совсем. Но похоже. Скорее, мы просто всегда чувствуем друг друга, где-то там, вдалеке. Это не похоже на связь бэты и Создателей. Может быть, больше похоже на связь сестра-брат. Не обязательно иметь связь искр, чтобы чувствовать. Хотя, могу предположить, что если бы я решил сделать её своим соузником, синхронизация была бы стопроцентной.

— Что не удивительно, если учесть, что теперь её искра твой полный клон, практически, — озвучил свои мысли Мираж.

— Практически, — сделал акцент на этом слове сикер. — Но не клон. Органическая сущность, прошивки и отличное от моего ТНК изменили и характеристики её искры. Но общее энергополе — да, очень похоже.

— Подожди, — перебил его Джазз. — Если всё так как ты говоришь, то получается... всё это время ты её...

— Чувствовал, — подтвердил его догадку Тандеркрэкер. — Моя искра чувствовала её искру. Звала. Не так сильно, как партнёра, но звала.

— А если один из вас уйдёт в деактив, что будет с другим? — Джазза просто разъедало от любопытства.

— Другому будет очень плохо. В деактив не уйдёт, конечно, но искру скручивать и рвать будет сильно.

— Тандеркрэкер, ты можешь не отвечать на мой вопрос, конечно, но мне бы очень хотелось услышать на него ответ, — Мираж почти извинялся. — Ты знаешь кто был донорами для её ТНК?

— Доноров было двое: динобот и сикер. Кем был динобот, понятия не имею, образец взят из банка ТНК-материалов в лабораториях Гелекса.

— Сикером был ты? — Мираж почти утверждал, не спрашивал.

— Нет, — неожиданно возразил Тандеркрэкер. Он повернул шлем и посмотрел прямо в оптику насторожившейся Шмир. — Вторым донором ТНК был Старскрим.

Окуляры фем почти выехали из орбит.

***

Окончание полёта, удовлетворение от недавнего боя, физически ощущаемая радость от единения с солётниками. Серебристый сикер с голубыми полосками на узких крыльях лениво стоял возле темнеющего бока могучего космического звездолёта, чувствуя как корпус после полёта медленно охлаждается. Тандеркрэкер не без мстительного удовольствия наблюдал, как его ведущий и командир распекает вторую тройку за почти что срыв задания. Те пытались с ним спорить. Главнокомандующий выходил из себя быстро, заводясь всё больше и распаляясь. Ругань грозила окончиться чьим-то деактивом.

Возле трапа послышались голоса, затем эрадикон унёс внутрь прозрачные контейнеры, оставив только один рядом с алым медиком десептиконов. В контейнере сидел представитель органического вида, населяющего эту планету. Судя по внешним признакам — органическая фем. Явно, это был один из экземпляров, отобранных помощниками Шоквейва для проведения серий опытов. Биоматериалы и лабораторные образцы планировалось отправить чуть позже в Гелекс для дальнейшего изучения. Тандеркрэкер уже слышал от сотриадников, что у Нокаута появился любимчик среди этого примитивного вида, и док даже выпрашивал у Шоквейва данный экземпляр в своё личное пользование, но получил отказ. Сикер понял, что перед ним как раз это самое существо, вызвавшее столь странное проявление заботы со стороны обычно надменного и самовлюблённого медбота. Тандеркрэкер с любопытством покосился на мелкое и жалкое создание в прозрачном лабораторном кубе, и как раз во время. Нокаут и этот органик обсуждали его ведущего!

— Он до сих пор тебе нравится? — долетел до сикера насмешливый звук голосового модулятора медика. — Даже сейчас?

В этот момент Старскрим по чём зря лупил золотистого сикера на стартовой площадке, удерживая одним манипулятором того за шею, а вторым нанося страшные повреждения извивающемуся корпусу и непокорным крыльям. Солётники провинившегося в бешенстве топтались рядом, но вмешиваться не спешили. По мнению Тандеркрэкера безпроцессорного дрона нужно было наказать уже давно, так что Старскрим всё делал правильно.

— Даже сейчас, — послышался тихий ответ. Настолько тихий, что если бы сикер не активировал в полную мощность систему приёма внешних звуковых сигналов, то он бы ничего не услышал. Но теперь Тандеркрэкеру было интересно. — Он великолепен, как и в тот орн, когда я его впервые увидела в небе. Не трать своё время, Нокаут, я считаю сикеров совершенными механизмами, а этого — воплощением элегантности.

— У тебя очень дурной вкус, милая, — снисходительно прокомментировал её заявление Нокаут. — Хотя, будь ты одной из нас, это было бы даже забавным. По крайней мере, у Старскрима появился бы поклонник, может это положительно повлияло бы на непростой характер нашего коммандера!

— Нокаут! — возмутились из контейнера. Но алого спорткара уже было не остановить, тем более представилась такая возможность посплетничать о главнокомандующем ВВС без свидетелей и с таким понимающим собеседником. Тандеркрэкера медбот не заметил.

— А что? Глядишь, стал бы более осмотрительным! Может и партнёрство тебе предложил бы по искре, — Нокаут довольно хохотнул. — Не отказалась бы вечно быть привязанной к такому капризному и безжалостному монстру?

Тандеркрэкер решил, что этого выскочку надо проучить. Шутки в адрес сикеров он не любил, тем более, когда так фривольно относились к его командиру. Скайварп быстро придумает план отмщения. И пусть это красное колёсное недоразумение будет ему благодарным, что всю эту тираду Тандеркрэкер не перескажет лично Старскриму.

— Я бы не отказалась от такого партнёра, — медленно произнесла органическая фем.
— Но у него же просто отвратительный характер! — изумился Нокаут, бросая удивлённый взгляд алой оптики себе под серво.

И тогда Тандеркрэкер услышал то, что было несколько неожиданно.

— Самый лучший, — эти слова сопровождались удивительным переливчатым звуком, словно кто-то уронил крошечные титановые бусины на пол из бронепласта. Не сразу сикер понял, что именно так звучит смех органика. — Ничего ты не понимаешь, Нокаут! Именно такой характер и нужен!

— Но зачем?! — Тандеркрэкер мысленно присоединился к искреннему удивлению дока.
— Чтобы скучно не было!

Сикер замер. Что-то из давно забытого прошлого больно обожгло камеру искры.
Сам не зная зачем это делает Тандеркрэкер передал подслушанный разговор своему командиру. Старскрим пожелал лично взглянуть на чудного органика. А затем, узнав что Шоквейву нужны доноры ТНК для того чтобы активировать протоформы симбиотов, предложил свою. Нокаут выглядел всё более удивлённым и заинтригованным. Тандеркрэкер уже жалел о том, что вообще услышал этот глупый разговор и что не отключил свой вокалайзер в конце того самого злополучного орна, когда вошёл в отсек своей триады.

А затем, учёные стали активировать по очереди протоформы. Эта фем была последней, восьмой. Очередь быстро подходила к ней, а пока дольше трёх орнов в активном состоянии удержать протоформы не получалось. Падение энергии, агония, стазис, полная блокировка. Агония длилась несколько джооров. Пока не додумались заранее прищёлкивать силовыми захватами корпуса к ремплатформе, первые активированные протоформы в стадии агонии разбивали почти до неузнаваемого состояния свою пока мягкую броню.

Многие находящиеся на борту звёздного корабля были в ужасе от подобных экспериментов, считая недопустимым такое обращение с собственными ТНК. Эти новоактивированные протоформы, хоть и такие здоровые, но так сильно напоминали внешним видом несмышлёных спарков. И слышать их последние вопли было, мягко скажем, весьма неприятно для собственного функционирования. Оставалось какое-то послевкусие затхлости и полной безнадёжности. Одно дело убивать врага на поле боя, другое дело убивать что-то, так сильно напоминающее собственных бэт или создателей. Но реакцию Шоквейва было нетрудно предугадать: "Нелогично". И, следовательно, эксперименты продолжались.

С каждой новой ушедшей в деактив протоформой портился характер авиакомандера. Он был постоянно на взводе, перестал нормально перезаряжаться, стал сильно подозрительным и излишне агрессивным. Нокаут осторожно сделал предположение, что полуактивированная протоформа, сейчас настраивающаяся на своего органического донора, точнее на её энергополе, каким-то образом имеет связь со Старскримом. Что будет с ведущим когда эта протоформа вскорости словит деактив, Нокаут сказать не мог, а Тандеркрэкер об этом и думать не хотел. Когда-то давно он уже имел счастье держать в своих манипуляторах бьющийся в мучительном, страшном и беззвучном вопле корпус ведущего, помнил сковавший его собственные системы ужас от понимания, что искра солётника быстро угасает, потухает, пытаясь последовать за ушедшим в Колодец Всех Искр партнёром. Видит Праймас, повторения он не желал. Второй раз он не выдержит ставшими бесконечными астроциклы, в которых существовала бледная, инертная ко всему тень того живого, самодовольного, дерзкого Старскрима, которого он и Варп сразу же выбрали и признали своим ведущим ещё в глубоком спаркстве. Ведущим не только в небе, но и по жизни. Он проклял тот день, когда собственный вокалайзер подвёл его, пересказывая глупый трёп алого медика. Это была его ошибка, ему и исправлять.

На удивление, Нокаут внимательно выслушал Тандеркрэкера и обещал помочь. Он помогал не главнокомандующему, разумеется, он помогал этой органической фем, сикер это сразу понял. Но его такое положение дел вполне устраивало. Главное, у них общая цель. Нокаут внёс какие-то изменения в функционал готовой к активации протоформы, а затем каким-то образом уговорил Саундвейва выманить на несколько джооров с корабля Шоквейва. Тандеркрэкер предположил, что эти мерзкие опыты достали даже невозмутимого специалиста по связи. Так или иначе, Шоквейв отбыл с корабля, и у них с Нокаутом было в запасе время для самостоятельной активации протоформы.

Сама по себе активация ничего сверхъестественного из себя не представляла. А вот синхронизацию своей искры с искусственным кристаллом внутри грудного отсека протоформы, Тандеркрэкер без содрогания не мог вспоминать до сих пор. Его как будто вывернуло наизнанку, вытянуло всё изнутри; холод, пустота и одиночество обступили, заполняя целиком корпус, грозя разрушить зыбкие логические цепи и сжечь процессор ко всем шаркам. А затем, затем он почувствовал страх, боль и отчаяние. И не сразу разобрался, что это чужие эмоции, яркие, живые, болезненно мерцающие в его сознании. И неожиданно всё его внутреннее естество растянули и разом отрубили какую-то часть. Искра болезненно сжалась, неровно запульсировала и куда-то рванулась. Тандеркрэкер, разумеется, не помнил как метался в захватах на соседней от симбиота платформе, как беззвучно рычал, кричал, выл и пытался добраться боевыми когтями до камеры собственной искры. И когда он замученный, обессиленный, почти на грани временной блокировки открыл залитые омывателем окуляры, то увидел перед собой фейсплет склонившегося Нокаута.

— А ты молодец, Тандер. Свою часть работы ты выполнил отлично, протоформа стабильна, фем активировалась, функционировать будет. А теперь офф.
И его отключили. А когда Тандеркрэкер вышел в онлайн, он был уже в своём отсеке, под бдительным присмотром нервного Скайварпа. Симбиота на борту корабля больше не было. Шоквейв был в бешенстве. Всё свалили на одного из его собственных амбициозных помощников, благо процессор последнего был полностью обнулён как и банк памяти. Нокаут активно делал вид, что ничего не случилось. Старскрим успокоился и стал самим собой. Искра Тандеркрэкера теперь периодически тоскливо сжималась, но общее функционирование было как обычно. А Саундвейв, который всегда был в курсе всех и вся, как и всегда просто молчал.


***

Скайварп мерил широкими шагами выделенный для него отсек на флагмане. Вот уже как три орна Тандеркрэкер ушёл в подполье. За это время первый ведомый уже несколько раз успел переругаться с командиром из-за постоянных отлучек Тандеркрэкера, его странного поведения и полного нежелания что либо объяснять. Он защищал солётника перед Старскримом, упорно, почти безнадёжно пытаясь найти ему оправдание. Но искру жгло от обиды. Раньше, никогда, НИКОГДА, у Тандера от него тайн не было. Что изменилось? Когда изменилось? Где он допустил какую-то ошибку?

Да, было много работы. Юникроновски много работы. Постоянные вылеты, совещания, боевые операции. Где-то приходилось прикрывать хвост ведущего, Скайварп был не против. Он видел как устал Старскрим. Правящий Прайм и Лорд Протектор взвалили на себя почти все тяготы восстановления огромной Империи, как и положено истинным Лидерам. Совет должен был им помогать, а в итоге только мешал, занимаясь настолько мелочной грызнёй, что желающих это слушать было меньше с каждым орном. Но Лидеры не могли охватить всё, и оставляли на верных своих подчинённых какие-то вопросы, которые те имели возможность решить самостоятельно. На Старскриме, к примеру, был весь военно-воздушный флот Кибертрона от и до. То есть, так прямо и понимать, весь: начиная от подготовки курсантов до обыкновенного снабжения энергоном и заканчивая шампунем в моечных отсеках военных баз.

В добавку ко всему этому Старскрим добровольно взвалил на себя и программу по обеспечению ремонтом своих бойцов вне очереди, минуя долгие бюрократические проволочки через канцелярию Совета. Повреждённые корпуса не волновали вообще никого. Он отправил на Парадрон Тандеркрэкера с предложением выделить для ремонта боевых моделей с летучей альтформой отдельное крыло, где можно было бы оказывать помощь без очереди и на самом высшем уровне. За что командование ВВС обещало медикам оплату не через канцелярию совета, а лично со счёта ВВС, всяческую поддержку в Совете представителям медицинского знака, абсолютно бесплатное сопровождение ценных грузов и курьерские услуги, если доверить обычным посыльным сообщение или груз нельзя.

Это дало много. Во-первых, уже первая партия пострадавших в боевых действиях охотников и сикеров отправилась на Парадрон для восстановления покалеченных эндоскелетов, нейросетей и реабилитации после травм и операций. Далее планировалось расширять данную программу постройкой реабилитационных центров, оснащённых по последнему чуду техники. Тренировочно-замерочное лётное поле уже во всю отстраивалось.

Тандер всё-таки сумел убедить строптивых медиков и подписал с ними один из самых сложных договоров. Скайварп ни разу не сомневался, что его сотриадник сможет дожать это дело, которое остальным было не по крылу. Умение вести максимально дипломатично любые переговоры всегда отличало второго ведомого их триады. Благодаря ему в скором времени в небо поднимутся более тридцати вернувшихся в строй боевых триад! В такую удачу почти не верилось. А сколько было на очереди!

Нет, Тандер не бросил данный проект, он мотался на Парадрон, в штаб ВВС, докладывал обо всех новостях, изменениях и просто поступившей информации Старскриму лично и не забывая про Скайварпа. Но это всё! Где он проводил личное время и где подзаряжался с некоторых пор оставалось загадкой для сотриадников. Будучи сикерами, которые тесно связаны друг с другом, и если не партнёры по Искре, то вечные партнёры по небу, ни Старскрим, ни Скайварп ничего не могли понять. Они привыкли всегда быть рядом, соприкасаясь энергополями, всегда зная где находится каждый из боевой тройки. А сейчас один закрылся и отгородился от своих солётников. Комлинк Тандеркрэкера после окончания службы замолкал, личный сигнал пропадал.

Старскрим ругался, грозился и просто скандалил от всей искры. И Скайварп мог его понять. И так непомерная нагрузка, постоянное напряжение, а здесь ещё вся нейросеть дрожит в переживаниях за собственного ведомого. И серебристый сикер с чёрно-фиолетовыми полосами не выдержал. Он отправил Тандеркрэкеру гневное послание на личную частоту с требованием объявиться.

И вот уже который джоор метался по отсеку, нарезая круги, в ожидании ответа. Его крылья от ярости мелко дрожали. Неожиданно ожил канал личной связи в шлемофоне: *Варп, ты у себя?*

*Да, я у себя* — стараясь не сорваться на рык как можно более сдержанно ответил Скайварп. И тут же сработал сигнал вызова от дверной панели. Сикер в отсеке мгновенно активировал вход.

Тандеркрэкер вошёл в отсек, пыльный, сильно уставший, и не дожидаясь когда дверная панель встанет за его спиной на место, сделал пару шагов к Скайварпу, обняв того за тонкую талию, притянул к себе и вместо приветствия поцеловал. Его ладони требовательно и при этом необыкновенно нежно заскользили по плоскостям крыльев, чуть сжимая узкие грани краёв, проводя пальцами до самых кончиков. Не позволяя сотриаднику отстраниться, Тандеркрэкер отпустил его жадный до поцелуев рот и переместился губами на открытые шейные магистрали. Он слишком хорошо знал Скайварпа, знал от чего тот мгновенно "улетает", и сейчас использовал свои знания не оставляя партнёру ни малейшего шанса на сопротивление. Скайварп сдался, подавшись вперёд, прижавшись к такому родному, ещё горячему после полёта корпусу. Стройный сикер запрокинул назад шлем, подставляясь, предлагая себя бесстыдно и целиком. С его призывно открытых губ стали слетать громкие нетерпеливые стоны.

— Коннект? — ухмыльнулся Тандеркрэкер, прикусывая кончик острого подбородка.
Варп тут же открыл ярко-красные, нетерпеливо полыхающие окуляры.

— А ты как думал, партнёр?! Ты ещё должен со мной расплатиться за последние несколько орнов, в течение которых Старскрим срывал на мне своё дурное настроение! И которые мне пришлось коротать в одиночестве на платформе, пока мой партнёр шлялся неизвестно где! Удиви меня сейчас, и быть может, завтра я снова захочу прикрывать от гнева начальства твой потрёпанный хвост!

— Открывайся! — шепнул серебристо-голубой сикер Варпу прямо в аудиодатчик, чем вызвал лёгкую дрожь такого родного корпуса в своих манипуляторах. — Сегодня я буду очень нежен!


Тандер сдержал слово. Коннект был настолько восхитителен, что Варп выпал в системную перезарядку аж на пять джооров. Пришедший в онлайн намного раньше Тандеркрэкер всё это время не отходил от партнёра, проецируя на него успокаивающую ауру своих энергополей. Наконец Скайварп включил окуляры и сладко потянулся, разминая шарнирные сочленения. Обернувшись к напарнику и купаясь в мягком свете его оптики, сикер томно потребовал:
— Объяснись, ТиСи. Что это за встряску ты решил устроить нам со Скримом?

Тандер подарил напарнику лёгкий поцелуй, а после без утайки рассказал все события последних джооров. Скайварп лежал не шевелясь, молча внимая, только иногда мерцала его оптика, устремлённая к потолку отсека.

— Хм... интересный поворот, — резюмировал он рассказ солётника. Затем, повернул шлем к партнёру и хищно ухмыльнулся. — Ты тоже думаешь что они как-то связаны?

— Пока не уверен, но такой вариант мною также рассматривался, — протянул Тандер, приподнимаясь так, чтобы видеть фейсплет Варпа, подперев шлем согнутым в локте манипулятором. Ему нравилось вот так лежать рядом со своим партнёром, чувствуя его корпус, чувствуя работу всех его систем.

— Брось, — не поверил ему Скайварп. — Ты ещё на той планетке это понял, потому и рискнул своей искрой! Хотя, если бы я только тогда узнал что ты удумал, собственноручно деактивировал бы тебя на месте!

— Варп, прости, — тихо попросил его Тандер, опуская шлем и осторожно касаясь им шлема любовника.

— Послушай меня, партнёр, — очень серьёзным голосом проговорил Скайварп. — Ты заставил меня испытать страх, а я этого очень сильно не люблю. Ты заставил меня волноваться на той, юникроном проклятой органической планете, и ты заставил меня волноваться сейчас. Так не пойдёт! Мы партнёры, я открыл тебе Искру ещё будучи неразумным спарком и всегда был рядом. Я хочу в ответ того же. Я не хочу быть выкинутым из твоей жизни только потому, что перестал вписываться в твои нынешние планы.

— Мы партнёры, Варп, до конца времён, — твёрдо заверил его Тандеркрэкер, удерживая взгляд его оптики своей. — Так было, есть и так будет. И ничто не сможет этого изменить!

— Хорошо, — тут же успокоился Скайварп. Подумав, он продолжил. — В одном ты прав, он слишком долго был один. Так продолжаться дольше не может.

— Что ты задумал? — занервничал Тандеркрэкер, с подозрением глядя на медленно появляющуюся хитрую усмешку на фейсплете своего солётника.

— Я задумал?! — возмутился серый сикер, с чёрно-фиолетовыми вставками на броне, закидывая манипуляторы за шлем и устраиваясь на платформе поудобнее. — Ты синхронизировал со своей искрой псевдо-искру симбиота, поспособствовал краже дорогого исследовательского образца из лаборатории нашего драгоценного Шоквейва, теперь спёр перед окулярами половины военного флота нашей непобедимой Империи почти что государственного преступника. Заметь, перед моими окулярами тоже! И Саундвейва ты также кинул! Если не его лично, то его бравых бойцов абсолютно точно.

При последних словах Тандеркрэкер болезненно поморщился. А довольный собою Варп весело продолжал:
— Сейчас ты собираешься по протекции пропихнуть на тёплое местечко свою... эээ... протеже. Обеспечить ей энергоновую кормушку прямо под крылышком нашего Прайма, утереть в очередной раз нос Шоквейву. При этом ты становишься соучастником самой грандиозной махинации за последние ворны! Между прочим, с участием особо высокопоставленных особ! Заключаешь сомнительную сделку с автоботами. И при всём при этом обвиняешь меня в желании всего лишь поставить логическую точку во всей этой истории?!?

Теперь Скайварп улыбался во все дентопластины. Ну да, он был на своей волне. Получил обратно в личное и безраздельное пользование сбежавшего было партнёра, завалил того на платформу даже не шевельнув пальцем, выудил из него всю информацию какую только можно, а теперь планировал очередную интрижку. Можно было не сомневаться, чёрно-фиолетовый сикер собирается получить из всей этой истории максимум удовольствия. Тандер только прогнал воздух по вентсистемам и обречённо посмотрел на партнёра.

— Скажи, ты ведь ввязался во всю эту авантюру из-за него, не так ли? — спросил его Варп, приближая свой фейсплет к фейсплету Тандера и заглядывая тому в окуляры. — Ты сразу же понял, что просто так искра не мечется как сумасшедшая, только потому, что часть твоей ТНК подарили какой-то примитивной протоформе. И сейчас ты туда рванул только потому, что он опять чудить начал. Можешь ничего не отвечать, я и так знаю, что абсолютно прав! Так вот. Ты хочешь нашему коммандеру помочь, я — тоже. Теперь ты также хочешь помочь и ей, так как твоя искра теперь в связке с этой фем. Мне на неё отработанным налить, если честно, но не на тебя! Если тебе будет спокойней и комфортней от осознания что у этой фем всё энергоново, значит так тому и быть! Ей хорошо, тебе хорошо, значит и мне тоже хорошо! А если ты прав, и я с тобой полностью солидарен, кстати, то эти двое в ещё большей связке! И если суметь завалить на одну платформу твою эту фем и нашего Скрима, то вполне возможно, проблемы вообще исчезнут! У всех разом. Главное, чтобы они не на нашу платформу все вместе завалились, а то знаю я нашего ведущего, всё ему мало!

Тандеркрэкер ошарашено уставился на партнёра. И не нашёл ничего лучше чем брякнуть:
— У неё опёка над спарком оформлена, какая наша платформа?

— Просто чудесно, — промурлыкал Варп, и подмигнул сотриаднику. — ТиСи, ты не находишь, что наша триада как-то очень быстро разрастается?

@темы: Джазз, Мираж, Праймас, Скайварп, Тандеркрэкер, трансформеры