20:10 

Во имя Праймаса. Глава 4. Время перемен.

MsInitu
Злобный ленивец
Фэндом: Трансформеры
Бета (редактор): Skysword
Основные персонажи: Гардж, Мираж, Старскрим, Шрезмир, Оптимус Прайм, Айронхайд, Рэтчет, Бамблби.
Рейтинг: G
Предупреждения: OOC, AU

Табслоут сидел в логове Шмир, рядом с ним пристроился совершенно счастливый Джаббароу, на руках которого отдыхал в оффе крохотный спарк. А вокруг двух боевиконов разноцветной стайкой расположились перепуганные спарки. Точнее, перепуганными они уже не были, так как Табслоут использовал все свои не очень богатые навыки в дипломатии, чтобы успокоить мелких и заверить их, что с их обожаемой Шмир полный порядок. Ему пришлось выдумать добрых автоботов (а кого же ещё нужно выдумывать добрыми согласно канонам истории?), которые в прямом смысле героически прилетели на научную станцию и спасли их опекуншу. Почему его самого не спасли пришлось придумывать на ходу: типа, очень тяжёлый; типа, он как старший должен был разобраться с вопросами на военном флагмане и помочь доблестному флоту Империи.

Всё это время его партнёр только что не давился смехом, старательно отводя оптику в сторону. Уж Джаб то знал правду. А правда, как всегда бывает, была не столь доблестной и героической. На самом деле Табслоута держали несколько орнов в изолированном отсеке с глушилкой, так что никакой тебе связи и новостей. И всё это время его то и дело навещали разные влиятельные шишки, тыкая в фейсплет разнокалиберные наикрутейшие идентификационные карты. То командиры дальней разведки, то планетарной разведки, то представители корпуса правопорядка Кибертрона (а эти то что меж звёзд забыли?), то высшие и не очень офицеры самого Ультра Магнуса, а то и Прайма. Короче, столько влиятельных выскочек несчастный боевикон за всё своё функционирование по головизору не видел, сколько их понабилось в его отсек за несколько этих шарком сожранных орнов. И все задавали одни и те же вопросы. Всех интересовало кто такая Шмир, как он с ней познакомился, насколько хорошо он её знает, а главное, как и куда она делась из зоны Параллели самостоятельно, да ещё учитывая, что весь периметр был под надёжным и постоянным наблюдением. И, конечно, как ей удавалось подлетать почти впритык к боевым дронам квинтессонов абсолютно незамеченной и подманивать их, дразня своими энергополями, точно на необходимое расстояние для выстрела плазменной пушки самого Табслоута.

Боевикон с абсолютно честным фейсплетом выдавал уже вызубренные ответы, в которых старался говорить правду и только правда, только с большими недомолвками. Познакомился с ней на нейтральной территории, спас от пиратов, предложил составить ему компанию, она согласилась. Что при этом он с командой наёмников подобрал её уже почти деактивированный корпус с уничтоженного десептиконским крейсером боевого автоботского судна, законникам ведь знать не нужно? И уж тем более, им незачем знать и то, что в ходе спасательной операции этот десептиконкий крейсер пришлось уничтожить. А с другой стороны, чем те десептиконы не походили на пиратов, а расстрелянное в бесполезный хлам судно на нейтральную, никому не нужную зону? На счёт компании тоже правда. Ну, если честно, то место в команде предлагал командир, а не он. Но ведь он сам же предложил ей свою дружбу? И разве Шмир в итоге не выбрала его в качестве своего лучшего приятеля? Значит и тут не соврал. Ну, и всё в таком духе.

Так что, даже если его во время этих вежливых допросов и проверяли, пытаясь выявить ложь, то явно сели в собственное отработанное!

А затем всё закончилось. Точнее, последним к нему зашёл сикер с чёрно-фиолетовыми полосами на крыльях, задумчиво изучил смирно стоящего перед ним боевикона своей красной оптикой, сам себе кивнул на какие-то свои мысли и вышел. И всё. Заточение после этого резко закончилось. Ему вынесли благодарность за сотрудничество и помощь в охране особо секретной военной научной базы, выдали личные вещи и пожелали доброго пути на все четыре стороны. И Табслоут рванул к своему партнёру. А во время пути к нему он переговаривался со своей командой. Только вот Шмир больше рядом не было. Он уже в который раз попробовал послать ей сообщение, но, видимо, напарница была слишком далеко, чтобы сигнал мог пройти.

Уложив спарков в подзарядку, Табслоут и Джаббароу сидели в главном отсеке и медленно потягивали энергон из кубов, коими тут был забит целый склад. Шмир была запасливой.

— Ну, что, партнёр, о чём твой сейчас процессор гудит? — поинтересовался Джаб, нежно укачивая их общего спарка на своих манипуляторах. Огромный, суровый боевикон в защитного цвета бороне в этот момент выглядел весьма забавно, но не для Табслоута, который с огромной любовь смотрел на самого красивого для него трансформера и их самую замечательную во всей галактике бэту.

— О том, партнёр, что сели мы в собственное отработанное да по самые антенны. Хотел бы я знать, где она сейчас и что с ней.

— А что тебе твоя искра говорит? — участливо поинтересовался Джаб.

О чём там искра напарнику нашёптывала, боевикону не дано было узнать, так как мигнула система вызова на главной информационной консоли. Боевиконы переглянулись, а затем приняли входящий сигнал.

На экране появился устрашающего вида трансформер в чёрной однотонной броне, с танковыми траками и с мощными наплечными орудиями. Оба молодых меха одновременно подобрались, почти вытягиваясь в струнку перед своим непосредственным начальством. Командир наёмников полыхнул своей синей оптикой в сторону крохотного, спокойно перезаряжающегося спарка на серво своего молодого Создателя, и перевёл взгляд на собственную своевольную бэту.

— Таб, я конечно знал, что ты от момента активации шарками перекодированный, но чтобы настолько, — чёрный трансформер издал оскорбительный звук своим вокодером.
Джаб передвинулся к партнёру, прижимаясь к нему всем корпусом. Табслоут угрюмо набычился. Тем временем боевикон в чёрной броне продолжал.

— Перекидывайте свои пожитки в челнок, грузите спарковскую команду туда же, и выдвигайте свои ржавые корпуса на Кибертрон. Приземлитесь на боевой космодром. Там вас уже ждут. Координаты скину сразу на ваш челнок. Мы держим курс туда же, так что скоро лично увидимся. И мелкого в криокапсулу поместите на время перелёта, никаких манипуляторов. Что случится, не удержите.

— На Кибертрон?!? — выпучили окуляры оба боевикона.

— Допрыгались, — пояснил командир. — Вы думали их разведка зря свой энергон глушит?

— И что теперь делать? — сразу сник Табслоут.

— Теперь слушать что нам скажут и идти путём меньшего сопротивления. Но, судя по всему, будем скоро летать под началом Главнокомандующего ВВС. По крайней мере, не считаю это самым худшим вариантом.

— И они закроют глаза на то, что мы столько вне закона ходили? — не поверил боевикон.

— А это как себя вести будете, зад вам больше некому прикрывать, — хмыкнул командир. — И когда в следующий раз попробуешь играть в "моя твоя не понимай", подумай о том, что твои действия также сказываются на всех остальных членах команды, твоём партнёре, на Шмир, и на её спарках.

— Шмир тоже там? — наконец дошло до Табслоута. Нервозность опять вернулась.

— Если кто из вас двоих и был на высоте, то явно не ты! — гневно сдвинул оптограни чёрный трансформер. — Когда пришвартуетесь, не забудь ей сказать спасибо, что на нас не повесили ни одного дела. И постарайся держаться к ней поближе. Смотрю, сам Прайм решил её приблизить к себе. Это можно использовать.

— Когда нам вылетать? — деловито поинтересовался Табслоут у своего сурового Альфы.

— Уже вчера, — хмыкнул на последок командир и отключил связь.

Два молодых боевикона переглянулись и пошли паковать вещи. Переезд, это дело такое, не две коробки перенести.

***

Шмир сидела в кресле в рабочем отсеке Оптимуса Прайма напротив его рабочего стола и смотрела прямо в его удивительно ярко-синие окуляры. Она не могла понять сейчас, почему он вызывал у неё такой страх там, на Земле. Может быть, из-за своего величия, полного достоинства, что окутывало его массивный красно-синий корпус даже в перезарядке? Сейчас ей было на удивление комфортно и спокойно рядом с Лидером автоботов и, по совместительству, теперь и Лидером Кибертрона. Правящий Прайм — и этим было всё сказано.

Лидер уже предложил ей вступить в его команду, обрисовав все плюсы этого серьёзного шага, заверив, что никаких вопросов о прошлом к ней не возникнет, также, она получит увеличенный по площади жилой отсек на территории военной базы для себя и спарка. Оплата была очень достойная, Шмир сомневалась, что многие даже из высшего состава офицеров имеют такой щедрый оклад. Но этого было катастрофически мало для её нужд, точнее, для нужд её спарков! Операции на эндоскелет и нейросети на Парадроне стоили целые состояния!

Взамен от неё требовалось совершать уже ставшими ей привычные вылазки в сектора, где разведка будет засекать корабли квинтессонов, и выполнять свои манёвры, только уже в связке с военными и под прикрытием, разумеется. Так как уже было ясно, что умение оставаться невидимой для псионического поля квинтессонов и их локаторов это чисто функциональная особенность симбиота, ни о каком обмене опытом и знаниями речи не шло. И отказываться было по меньшей мере просто подло. Если это сможет сохранить хоть один актив, она это сделает.

— Мы не собираемся бросать тебя на передовую каждый раз, твои способности слишком важны для Империи, чтобы рисковать ими без нужды, — мягко успокоил её Оптимус, уголки его рта совсем чуть-чуть приподнялись вверх, но на искре Шмир сразу стало теплее. — Скажи, чем бы ты хотела заниматься остальное время? Мне не хотелось бы принуждать тебя заниматься нелюбимой работой. Что ты делала у наёмников, когда была не на задании?

— Занималась спарками, — вдруг широко улыбнулась фем. — И если вы будете не против, мне хотелось бы заниматься этим и здесь. Эта ниша работы с юными трансформерами совершенно не охвачена. Конечно, я не буду просить дотации на лечение, восстановление систем слишком дорого в их случаях...

— Спарки? Восстановление систем? — удивился Оптимус, теперь уже совсем по другому глядя на маленькую фем, сидящую сейчас перед ним. — Мне передали информацию, что у тебя оформлено опекунство на одного спарка. С ним что-то не так? Моя информация не верна?

— Не верна, сэр. Точнее, не полная, — поправилась Шмир. — У меня оформлено опекунство на восемь спарков. И у всех из них серьёзные повреждения либо эндоскелета, либо нейросети. Процент начальных повреждений был от 40% и до 60%.

Оптимус откинулся на спинку своего стула. Интересный поворот. Он был удивлён. И правда очень сильно удивлён. И ещё, ему вдруг захотелось понять её. Взглядом он выразил своё недоумение и просьбу пояснить.

— В ходе наших вылазок нередко я натыкалась на выживших спарков разного возраста, повреждения которых грозили им деактивом либо от неоказания медпомощи, либо по решению временных попечителей. Такие повреждения не предусматривали полного функционирования и лечению не подлежали. Я оформляла опекунства над такими спарками и увозила в свой дом.

— На Луне торгового планетоида в дальнем секторе? — улыбаясь, уточнил Оптимус.

Шмир сначала замерла, удивляясь, откуда ему это известно, потом вспомнила с кем разговаривает и какие службы у него задействованы, согласно кивнула и продолжила:
— Собственно, я стала их возить на Парадрон, решив, что если там смогли помочь мне, значит, надо попытаться и с ними.

— Помогли?

— Да, — гордо кивнула Шмир. — Все мои спарки кроме двух младших уже трансформируются, ездят по небольшому треку возле дома или летают. Конечно, не так хорошо как их сверстники, но после того, как все вокруг тебя уверяли, что любое самостоятельное передвижение невозможно, а о трансформации можно даже не мечтать, то для нас это большое достижение!

— Среди них есть лётные модели? — неожиданно заинтересовался трансформер.

— Есть, — кивнула Шмир. — Среди моих спарков два колёсных, один танк-формер, один с вертолётной альтформой, остальные крылатые модели: два охотника и два сикера. Правда, один охотник ещё слишком мал, всего пятый ворн идёт. Я оформила над ним опекунство совсем недавно, так что он только проходит обследования на Парадроне. Вертолётик ещё ни разу не трансформировался, но наш врач уверил, что он полностью готов. Сикеры и старший Охотник уже летают несколько астроциклов. Могу заверить, что всю базовую обучающую программу они знают, плюс прошли в соответствие их возраста начальную боевую подготовку курсантского уровня.

— Кто их учил?

— Крылатых в основном я, когда могла к ним выбраться. С колёсными альтформами помогали товарищи из команды. А так, я доставала через командира или наших клиентов обучающие датапады.

— Почему же ты не отправила их по спарковской программе в учебные центры Кибертрона? — Оптимус Прайм спросил это как можно более мягким тоном.

— Оптимус, хотя они все у меня настоящие бойцы и сдаваться не привыкли как бы ни было страшно и больно, боюсь, ты себе плохо представляешь, что такое быть брошенным обществом и создателями, зная, что ты просто шевелящийся деактив. Есть вещи, которые они пока ещё не могут выполнять как все остальные из-за множества причин. Конечно, они смогут это всё и даже больше, но несколько позже! Не всё сразу. И оказаться без поддержки своей семьи — а мы все вместе стали семьёй — один на один с чужим миром, с жестокостью других спарков... прости, ни они, ни я не готовы к этому. Им пришлось бы ехать без меня, инкогнито. И даже своё происхождение скрывать.

— Я понял твою позицию, — красно-синий трансформер улыбался фем открыто и тепло. Затем он поднялся и вышел из-за стола, направившись к ней.

Шмир неуверенно встала из кресла не зная что ожидать. Правящий Прайм подошёл к ней и опустил свой тяжёлый манипулятор на её плечо.
— Шрезмир, скажи мне, хотела бы ты возглавить пока небольшое, но, я уверен, со временем оно разрастётся и окрепнет, отделение Специального Учебного Центра для спарков-сирот из неблагополучных мест или семей?

Фем поражённо уставилась на лидера, чисто на автомате отмечая, как дипломатично он объединил все возможные проблемы спарков, начиная от нарушенных процессоров и заканчивая корпусными увечьями.

— Разве такой центр существует здесь? — она не смогла сдержать дрожи в вокалайзере.

— Теперь да, — широко улыбнулся ей Лидер.

***

Через несколько брийм после того как абсолютно счастливая Шмир покинула рабочий отсек Оптимуса Прайма, к нему зашёл несколько иного рода посетитель. Лорд Протектор остановился в дверном проёме и задумчиво посмотрел на Лидера автоботов. Оптимус отложил датапад с донесениями дальней разведки об изменениях в Параллели, и поднял взгляд на Мегатрона.

— Чем она сможет помочь нам, что ты решил оказать ей столь сильную поддержку от лица правительства? — наконец задал свой вопрос Мегатрон. Он слышал всё, наблюдая за беседой по головизору в соседнем отсеке.

— Она фактически представляет интересы нейтралов, сама о том не подозревая. Не их правящей верхушки, а именно той самой обширной её прослойки, которая не доверяет ни тебе, ни мне, — объяснил Оптимус. — Всё это время они скрывались от войны и её последствий. И продолжают делать это до сих пор. И они будут и дальше продолжать скрывать своих спарков от Империи. Узнав же, что Кибертрон дал не только пристанище тем, у кого практически не было шансов для выживания ни в нашем мире, ни в их мире, их мнение может кардинально поменяться. Увечные спарки, которым дадут не просто прибежище, а которых примут на Кибертроне как равных, предоставив не только медицинскую помощь, но и обучение наравне с остальными, могут стать той самой отправной точкой, от которой начнётся отсчёт до общего объединения всех трансформеров. Точкой отсчёта доверия между всеми фракциями. И я и ты — представители боевых подразделений, как ни крути. Это прошлое мы не в силах изменить. Она будет тем координационным центром, что сможет объединить всех тех, кто боится и не верит в перемены и в лучшее. Само её существование уже будет попранием прежних устоев. А эти спарки станут олицетворением самой идеи, что каждый может найти своё место в возрождающейся Империи. Если не ей, то им поверят!

— Хм... Старскрим тоже начал подобную кампанию, только относительно повреждённых боевых крылатых моделей и ветеранов войн, — задумался Мегатрон, наконец проходя в глубь отсека и удобно устраиваясь на диване для посетителей.

— Что лишний раз доказывает его дальновидность и отличные организационные способности, — улыбнулся Оптимус.

— Что мы ещё можем сделать, чтобы ускорить этот процесс? — красная оптика стального трансформера встретилась с синими окулярами автобота.

— Не мешать.

***

— Думаешь, нам следует вмешиваться? — задал вопрос Скайварп, который как и Старскрим внимательно смотрел в информационный экран, в котором транслировался сигнал из рабочего отсека Лидера Автоботов. Они слышали и видели не только весь разговор Правящего Прайма и Шрезмир, но и слышали целиком беседу двух лидеров. Френзи всегда был отличным шпионом, и в части взлома закрытых сигналов и запароленных сетей.

— Я просто уверен в этом, — отозвался Главнокомандующий ВВС Кибертрона, задумчиво потирая тонкими пальцами свой подбородок. — Более того, я полностью согласен с Праймом, он отлично уловил суть происходящего.

— На то он и Прайм, — хмыкнул его ведомый, отключая мерцающий экран. Дальнейшая беседа их мало волновала. — Так что мы будем делать?

— А мы будем оказывать всяческое содействие, — криво ухмыльнулся Старскрим, его алые окуляры вспыхнули опасным светом. — Тем более, у неё отличный нюх на боевые крылатые модели. И, сдаётся мне, я только что нашёл ведомых своему сикеру.

Скайварп хищно оскалился за спиной своего командира. Теперь Старскрим никуда не денется, он самолично сплетал сети вокруг крылатой фем, даже не подозревая, что плетёт их для себя самого. А уж Скайварп лично проследит, чтобы этот такой чудесный план не сорвался.

***

Шмир стояла в общем отсеке военной базы автоботов пытаясь заставить работать свой процессор хотя бы в половину. То, чему она стала свидетелем джоор назад на взлётно-посадочной площадке, не поддавалось никакому объяснению. А всё так мирно начиналось! Они всего лишь должны были с Миражом встретить крейсер наёмников и проводить их на беседу к Оптимусу Прайму. Точнее, встречать их должны были Мираж и Шмир, а провожать дальше уже Мираж. Её задача сводилась к тому, чтобы представить контрразведчика своим боевым товарищам и командиру наёмников, а дальше уже она была не нужна. Дальше мехи сами бы разобрались.

В принципе, всё и шло по заранее оговорённому плану, пока Мираж и она сама не вышли к совершившему посадку звёздному кораблю нейтралов, а по трапу вниз не спустился её экс-командир. Сначала Мираж, шедший на шаг впереди, так резко остановился, что фем на всей скорости влетела ему в спину. Абсолютно также замер на трапе мощный трансформер в чёрной броне и с танковыми траками. А затем... затем стало происходить то, что по её мнению происходить не могло в принципе.

Миража как подменили. С каким-то диким криком тот почти с места накинулся на опешившего Гарджа, командира корабля и самого взрослого трансформера среди небольшой, но дружной команды наёмников, и стал лупить того по корпусу, куда только мог дотянуться или допрыгнуть. Шмир стояла замерев, не в состоянии пошевелить ни одним шарнирным соединением. Голосовой модулятор отключился, процессор чуть не обнулился от такой картины. А изящный красный корпус продолжал наступать на танк-формера, чуть ли не в два раза превышающего его ростом и комплекцией. Но самое невероятное заключалось в том, что Гардж даже не подумал защищаться. Он просто пятился от наседавшего на него с кулаками Миража, пока не упёрся спиной в бок собственного корабля. Но и тогда он продолжал смотреть округлившимися и мерцающими окулярами на элегантный корпус, явно вознамерившийся отправить его в деактив. А затем, видимо выйдя из предблокировочного состояния, просто протянул мощные манипуляторы, легко поднял брыкающегося и грязно ругающегося автобота, прижал к себе не смотря на яростное сопротивление и жёстко, почти нетерпеливо поцеловал.

Шмир позорно издала вокалайзером тихий писк, не зная, просто не представляя, что необходимо предпринимать в подобных случаях. Рядом с ней кто-то шумно продул системы вентиляции. Фем обернулась и беспомощно уставилась на подошедшего Айронхайда.

— Юникрон меня забери, — поражённо выдал специалист по вооружению. — Гардж собственной персоной! Значит всё-таки не ушёл в деактив, ржавый дрон!

— Хайд! Что они творят?!? Что происходит? — Шмир вцепилась в мощный серво своего бывшего опекуна.

— Что-что! Радуются встрече друг с другом, — неожиданно хохотнул Айронхайд. — Гардж и Дино было искровыми партнёрами ещё до войны. Вроде и бэта у них была.

— Бэта?!? — взвыла Шмир, пошатываясь и тут же хватаясь обратно за оружейника.

— Ну да, — подмигнул ей до нельзя довольный Айронхайд. — Иногда у трансформеров от беспорядочных коннектов случаются бэты. Ты не знала?

***

Встречать пассажирский челнок с Табслоутом, Джаббароу и спарками Шмир решила в гордом одиночестве. Во избежание, так сказать. На этот орн потрясений ей уже хватило. Теперь она задумчиво прокручивала в памяти все интересные моменты со своим лучшим другом, только сейчас подмечая, что будучи боевиконом с грубым, устрашающего вида корпусом, он часто демонстрировал мягкость характера. И да... колёсная альтформа.

Теперь понятно в кого и колёса у него за плечами и явное умение вести дипломатические переговоры. Она знала от Таба, что Гардж был носителем когда начались активные боевые действия. Именно поэтому он и застрял на Тэссаре, решив, что лучше переждать разделение магистральных систем в спокойном нейтральном секторе. Ожидания не оправдались, туда пришли десептиконы. Ну, а дальше... дальше история была банальна. Хочешь жить — умей вертеться. А жить хотел ещё и малый спарк. И Гардж вертелся как умел. А потом научил вертеться столь же хорошо свою бэту.

Только кто же мог представить, кто на самом деле реальный опи этого грубого на вид боевикона, но такого нежного внутри. Хм... всё равно трудно вообразить аристократичного, утончённого Миража, всего сияющего дорогой полиролью, рядом с кажущимся на первый взгляд таким неповоротливым Гарджем. Более странную пару нужно было ещё поискать. Что нашёл Гардж в таком соблазнительном корпусе — было как раз понятно. Но что нашёл сам Мираж в танк-формере, вот этого фем понять не могла.

Но тут послышался вой антигравов, и на площадку стал опускаться пассажирский челнок. Почти сразу после полной состыковки открылся люк, выдвинулся трап, и из отсека корабля выкатился Табслоут, на его простоватом фейсплете сверкала совершенно счастливая улыбка. Он сжал в объятиях свою напарницу, с лёгкостью подняв её и прижав к нагрудным пластинам. И хотя объятия были сильными, но при этом мощный трансформер соблюдал всяческую осторожность, строго дозируя свою силу.

— Шмир! Сестрёнка, — выдохнул он ей в аудиодатчик. — Я чуть процессором не тронулся, когда понял, что ты не шутила и что тебя нет на станции!

Фем радостно смеялась, обнимая друга за шею своими изящными серво, по её фейсплету катились капли омывателя.

— Тишина в эфире была приоритетной, брат! — она широко улыбалась, вглядываясь в эти родные окуляры. — Ещё повезло, что смогла тебе хоть что-то шепнуть!

— Эй, позволено ли будет прикоснуться к твоему драгоценному корпусу? — послышался рядом шутливый вопрос Джаба. Боевикон в защитного цвета броне просто принял серый стройный корпус из манипуляторов партнёра, и повторил его действия, по нежному прижимания подруги уже к собственной броне.

Наконец Шмир поставили на покрытие взлётно-посадочной площадки.

— Где спарки? — удивилась фем, изумлённо заглядывая за спины молодых мехов.

— В криокамерах, перезаряжаются, — понимающе улыбнулся Джаб. — Командир намекнул, что так будет всем лучше.

— О да, командир... — задумчиво протянула фем.

Сделав знак обождать буквально наноклик, она жестом подозвала рядовых эрадиконов.
— Криокамеры и вещи разгрузят во временно переданные мне жилые помещения. Там несколько отсеков, много подзарядных платформ, так что места всем хватит, — успокоила она друзей. — Предлагаю пока не приводить мелких в онлайн, кроме вашего, конечно. Время кормить скоро?

— Пока может и в оффе побыть, — сообщил Джаб. — Я недавно кормил его.

— Отлично! — обрадовалась Шмир, а затем покосилась на Табслоута. — Ты бы сходил к своему... эээ... Альфе.

— Альфе? — Табслоут решил, что у него закоротило аудиокарту. Шмир так его Создателя не называла никогда, строго соблюдая субординацию. Рядом топтался не менее удивлённый Джаббароу.

— Ага, — хихикнула она. Её смешок прозвучал с некоторой долей садизма. — Тут такое дело приключилось, Таб. Опи твой нашёлся.

Послышался звук падающего корпуса. Табслоут и Шмир одновременно уставились на выпавшего в офф Джаба. Носители, понимаете ли, были до шарктиконов нервными, ранимыми и чувствительными конструкциями; и после разделения магистралей нейросеть далеко не сразу восстанавливалась на полную мощность.

***

— Кто бы мог подумать, — удивлённо протянул Джазз, наблюдая воссоединение семьи. Трое трансформеров обнимались, прижимаясь друг другу корпусами, тёрлись друг об друга бронёй, и мало замечали окружающую реальность. При чём опи в этой странной семье был самым хрупким, красивым и вызывал желание защитить его от тех двух зловещего вида боевиконов, под манипуляторами которых его почти нельзя было разглядеть, только ярко-красные фрагменты брони мелькали.

— Привыкай, — хмыкнул стоящий рядом с ним Рэтчет. — Мирное время — оно такое. Будет ещё много подобных воссоединений. Трансформеры начинают стягиваться на Кибертрон. Много было затерянных искр на звёздных просторах. Кому-то повезёт встретиться вновь.

— Да, кому-то повезёт, — протянул Джазз, повторяя за медиком окончание его фразы. Визор диверсанта слабо мерцал, пока его владелец с какой-то болезненной сосредоточенностью разглядывал взрыв чужого счастья.

Рэтчет со странной грустью наблюдал за диверсантом.
— Джазз, тут такое дело, что если сам шевелиться не будешь, Праймас тебе подарок под дверь лично не принесёт, — тихо произнёс бело-красный трансформер. — Хочешь быть счастливым, надо бороться за это право.

— Ты думаешь я не боролся? — голос диверсанта был пропитан такой тоской, что Рэтчет не выдержал и положил свой манипулятор на плечо своего постоянного пациента вот уже многие ворны. — Только не для всех Праймас приготовил подарки.

— А ты пытался? — тихо спросил медкон.

Джазз ничего не ответил, только отвернулся и быстро зашагал в сторону базы.

Подошедший следом к Рэтчету Бамблби растерянно проводил своей оптикой быстро удаляющегося разведчика.

— Тебе чего? — ворчливо поинтересовался медик.

— Рэтчет, а что... у Джазза тоже был партнёр до войны? — проигнорировал грубость медбота жёлто-чёрный невысокий трансформер.

— Да много у кого были партнёры. Чем Джазз хуже?

— Искровый? — с неожиданным восторгом уставился на Рэтчета жёлтый мех.

— Искровый, — вздохнул медбот. — И партнёр искровый был и бэты были. Две.
Вокалайзер Бамблби издал восторженную трель.

— А партнёр его актив?... Также как и у Миража где-то с бэтами скрывается?

Рэтчет тяжело провентилировал системы.
— Нет, Би, — наконец ответил медбот. — Нигде он не скрывался. И бэты не терялись.

— Тогда почему Джазз не с партнёром? — голубые окуляры Бамблби в изумлении расширились, уставившись на старшего товарища.

— Потому что бэты деактив. А партнёр... партнёр разошёлся с Джаззом в политических взглядах.

Жёлтый изящный мех с ужасом оглянулся на дверную панель базы, за которой только что скрылся серебристый диверсант.

— Рэтчет, — тихо окликнул Бамблби старшего офицера. — А кто?

— Мал ещё, — одёрнул тот его.

@темы: Оптимус Прайм, Мираж, Праймас, Старскрим, трансформеры

URL
   

С приветом оттуда

главная