Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:28 

Во имя Праймаса. Глава 6. Ошибки прошлого.

MsInitu
Злобный ленивец
Фэндом: Трансформеры
Бета (редактор): Skysword
Основные персонажи: Саундвейв, Джазз, Айронхайд, Бамблби, Рэтчет, Шрезмир
Рейтинг: G
Предупреждения: OOC, AU

Джазз скользил в темноте промышленного сектора Каона. Бывшая столица десептиконов отстраивалась быстро, но здесь, во многих областях пригорода, пока царили разрушение и запустение. Правда, и при таком раскладе необитаемыми подобные кварталы не были. Здесь царила своя жизнь, жизнь трущоб. Здесь также обитали трансформеры или то что осталось от когда-то трансформеров. Мусорщики, падальщики. Законы здесь были примитивно простыми и понятными любому: убей или убьют тебя. Патрули редко сюда забредали: много потерь, а толку мало.

Где-то среди осколков разбитого бронепласта в бывшей башне, от которой на данный момент остался лишь остов, сейчас затаился связист, обрабатывая полученную по закрытому каналу информацию от диверсанта, заодно координируя его действия, подсказывая маршрут. Вдвоём соваться в экс-столицу не следовало. Да и слишком уж известного Саундвейва здесь знали почти все. А операция не предполагала своего обнаружения. Небольшой корпус Джазза, сейчас замаскированный дополнительными накладками, модифицирующими его броню, и новый узкий красный визор делали его вполне неузнаваемым, но оставляли его таким же юрким.

Пробравшись в нужный архив, Джазз сумел взломать некоторые закодированные файлы, пользуясь сгенерированными кодами Саундвейва. Вместе они работали уже декацикл, и диверсант не мог не признать правоту Прайма, что команда из них получилась весьма эффективная. То, что не мог Джазз, легко удавалось Саундвейву, и наоборот.

Диверсант не хотел оставлять связиста одного в этом секторе надолго, всё-таки его альтформа беспилотника хоть и была со сверхпрочной бронёй, но при прямом нападении хозяев этого места спасла бы мало. Тем более, что в одиночку эти твари не нападали никогда. А когда Саундвейв работал с ним в тесной связке, полностью настроив свой канал связи на передачу и приём данных, он был очень сильно уязвим. Если бы связист работал со своими старыми боевыми товарищами, Лазербиком или Рэведжем, Джаззу было бы намного спокойней. Миниатюрные разведчики хорошо бы прикрыли своего командира, один с воздуха, другой взяв под наблюдение планетарный сектор. Но Лазербик был уже как много ворн переведён в поисково-спасательный отряд, занимавшийся прочёсыванием планет в дальних системах, а Рэведж был задействован в шпионской команде под личным патронажем Мегатрона. Да и нельзя их было сюда, Оптимус бы не доверился этим болтунам. Саундвейв же умел хранить тайны и умел исполнять приказы без лишних вопросов. Или просьбы...

Осторожно продолжая двигаться вперёд, Джазз не забывал сканировать местность на выявление чужих сигнатур. Подобная предосторожность уже несколько раз позволяла ему не налететь прямо на своих противников. Конечно, здесь были и те, кто отлично умел маскировать свои поля, но ведь многие не умели?

Наконец, осторожно и абсолютно тихо он преодолел последнее препятствие и оказался под обломками, надежно скрывающими их мини-штаб. При следующем шаге корпус охватило лёгкое пощипывание: защитный барьер, настроенный на пропуск только двух энергополей с чётко заданными характеристиками. Заодно и шумоподавителем работает.

— Джазз, — обозначил его появление Саундвейв. Диверсант не мог не отметить усталые нотки в голосе связиста. Конечно, ведь десептикон работал почти без перерыва на отдых.

— Проблемы были? — вместо приветствия осведомился диверсант, садясь недалеко от переносной консоли, около которой сейчас продолжал работать его союзник в настоящем, а в недавнем прошлом заклятый враг. Он тяжело привалился спиной к стене, давая отдых перенапряжённому эндоскелету. Новые слои брони было не легко на себе таскать.

— Заканчиваю обрабатывать переданные тобой данные, — сообщил Саундвейв не оборачиваясь. — Это займёт какое-то время, перезарядись пока.

Джазз с облегчением снял чужеродный визор. Смысла таиться от Саундвейва он не видел. Да и оптика страшно устала от картинки в непривычном разрешении. Его ярко-синие окуляры мигнули и почти погасли. И тут же он почувствовал на себе внимательный взгляд. Активировав обратно оптосенсоры, диверсант увидел обращённый к нему глухой, тускло отсвечивающий огоньками консоли, визор десептикона. Саундвейв не стал отворачиваться, а просто убрал визор в пазы шлема. Его светлый фейсплет был спокоен и не выражал никаких эмоций.

— Устал? — неожиданно спросил командир связи; неискажённый визором голос звучал довольно мелодично.

— Устал, — признал диверсант, не отводя оптики.

Алые окуляры его напарника мигнули, выдавая работу систем уже на резервном питании.

— Ты бы сам перезарядился, — посоветовал Джазз, поднимаясь. — Тебе ещё нас отсюда вытаскивать. И будет совсем не до веселья, если ты выпадешь в блокировку в полёте. И не приведи Праймас нас засекут. Я бы не хотел отбиваться в одиночку, рассчитываю всё-таки на твою помощь в таком вопросе.
Десептикон обдумал услышанное и тоже поднялся.

— Разумное предложение, — наконец признал он.

Джазз посторонился, пропуская связиста к стене. Он не смотрел как Саундвейв сел на его место, как прислонился спиной к бронепласту. О том, что десептикон почти мгновенно ушёл в оффлайн, свидетельствовали заработавшие вентиляционные установки мощного корпуса почти в еле слышном режиме.
Джазз присел возле консоли. На экране бежали чередой непонятные строчки символов. И как он только в этом разбирается? Диверсант не удержался и бросил взгляд на спокойно перезаряжающегося неожиданного напарника. Саундвейв не стал устанавливать обратно свой визор, и теперь его абсолютно расслабившаяся лицевая пластина предстала перед изучающим её внимательным взглядом автобота. Выражение её было столь открытым, немного печальным, и абсолютно спокойным, словно около стены сидел не зрелый мех и опытный боец, а наивный юнглинг.

Джазз как можно тише провентилировал свои системы и с досадой отвернулся. Специально не закрыл? Или усталость уже настолько перегрузила процессор?

Долгое время он принципиально изучал напряжённой оптикой мерцающую консоль, растворяющиеся в темноте стены, потолок. Скоро он уже знал каждую трещинку в покрытии бронепласта, каждую грань обломка и каждый камешек. Но мысли упорно возвращались к Саундвейву. Наконец, проиграв молчаливую битву с самим собой, диверсант сел лицевой пластиной к командиру центра связи, и уже не стесняясь стал изучать его фейсплет. Его цепкий взгляд отмечал всё, за что только мог ухватиться: повреждение мягкого металла над левой оптогранью, крошечный след от лазерной сварки чуть ниже очень чувственной линии рта. Тонкие лицевые швы трансформации. Красивый овал отключённых окуляров.

Почему всё произошло именно так? Нет, он не мог принять и простить. Но искра упрямо тянулась к этому чёрно-фиолетовому трансформеру, печально сжимаясь.

***

Саундвейв по заранее выставленному внутреннему таймеру пришёл в онлайн через несколько джооров. Системы не сбоило, процессор включился мгновенно и больше не выдавал серию предупреждений и ошибок. Активировав оптику, он тут же наткнулся на горящие в темноте мягким светом окуляры диверсанта. Какое-то время они оба молчали, не зная что можно сказать друг другу. Сказать-то хотелось многое, но гордость мешала. А может и ещё что-то.

Саундвейв решил сделать первый шаг к примирению, рассудив, что хуже уже всё равно быть не может. Он уже устал от их обоюдного игнорирования друг друга, от брошенных сухих фраз, от ярко выраженного отчуждения. Нужно уже разобраться в ситуации. Либо они находятся в стадии холодной войны, идя на вынужденный компромисс в общении, когда того требует периодически совместная работа, либо находят в себе силы переступить через прошлое и попытаться наладить если не приятельские (на это связист и не рассчитывал), то по крайней мере ровные деловые отношения. Для начала.

— Джазз, может всё-таки поговорим?

— О чём?

— О нас.

Долгое молчание. Потом абсолютно спокойный, ничего не выражающий голос в ответ.

— Валяй.

Саундвейв поморщился. Было видно, что диверсант не желает ничего с ним обсуждать, но всё-таки согласился на разговор. Видимо, тоже чувствует, что решение уже просто необходимо принять.

— Ты обвиняешь меня, я это знаю. Я принимаю твою боль, — при этих словах синяя оптика диверсанта яростно полыхнула, но перебивать он не стал. — Но я не мог ничего изменить. Меня не было там, тогда... Поверь, боль я с тобой разделил поровну.

Диверсант порывисто вскочил, повернулся к выходу, но тут же замер, только манипуляторы стиснул так, что Саундвейв услышал как трещит металл.
— Ты должен был спасти! — глухо раздалось в отсеке. — Ты был там! Ты должен был спасти...

Джазз стоял не шевелясь, мечтая сбежать как можно дальше от этого места, от этого разговора, которого ждал и страшился столько времени, и не находя в себе силы ни на один шаг. Сил вообще больше не было. Их хватало только на то, чтобы ощущать как по лицевым пластинам непроизвольно стекает омыватель и сглатывать выделявшийся из форсунок энергон. Неожиданно сильные серво очень аккуратно, заботливо обняли его за плечи прижимая спиной к мощному, тёплому корпусу. Чужие энергополя накрыли его, смешиваясь с его собственными, подавляя, успокаивая. Диверсант попытался вырваться, так как такая близость была для него настоящей пыткой, но его удерживали мягко, но настойчиво до тех пор, пока он не сдался, с тихим стоном поддаваясь чужой воле, почти падая на чужой корпус. Открытые шейные магистрали обдало теплым воздухом из чужих систем, и прямо в его аудиодатчике раздался тихий шепот.
— Меня не было там. Ничто не предвещало. Я покажу...

И наноклик спустя сзади в основание шеи диверсанта вошёл тонкий, длинный щуп.

Светлая, освещённая множеством огней центральная улица Симфура. Яркая, разноцветная, весёлая толпа разнообразных корпусов — обычное состояние вечерних улиц культурного и научного центра Кибертрона.

Саундвейв отправил запрос в Дневной Центр поинтересовавшись у воспитателей, сможет ли он задержаться на джоор, очень уж хотелось увидеть демонстрацию нового спутника-передатчика в обзорном зале Академии Связи. Джазз задерживался на работе, он прислал сообщение с извинениями своему партнёру, и просил забрать спарков из Центра пораньше. Конечно, подобных задержек следовало ожидать: молодой мех, несколько десятков ворн только окончивший академию, а уже повышение по службе. Он быстро делал карьеру в центре связей с общественностью. Яркий, весёлый, смекалистый, с лёгким характером, общительный — клиенты охотно шли с ним на контакт. Саундвейв гордился своим партнёром. И гордился их общими бэтами.

Воспитатели пошли ему навстречу, в группе спарков были те, кого забирали ещё позже. Проблем быть не должно. Тем более мелким так нравилось проводить время со своими сверстниками.

Неожиданно раздался сигнал тревоги. Шумная толпа вздрогнула, прислушиваясь. Но уже через брийм на сигнал никто не обращал внимания. В последние несколько декациклов сигналы тревоги включали периодически, где-то далеко шли столкновения восставших недовольных из Тарна и элитных частей гвардии Айакона. Здесь в это сложно верилось. Джазз же воспринимал надвигающуюся опасность всерьёз, но Саундвейв всегда только отмахивался. Какая опасность может быть здесь? Они научный центр, а не военная база и не энергоновые шахты. Кому нужны инфокристаллы и чертежи? И сейчас он только раздражённо дёрнул плечом. Сколько можно пугать общественность ложными сигналами тревоги? Но почему-то на искре было как-то неспокойно. Но мех подавил это тягостное чувство и продолжил своё движении к Академии связи. Это было его роковой ошибкой.

Неожиданно откуда-то сверху стал нарастать гул. Авиация? Здесь?

А потом вся эта мирная, спокойная картина в наноклик взорвалась в багровые вспышки, вопли и стоны ужаса и боли. Волны от взрывов как игрушечные фигурки расшвыривали в разные стороны яркими брызгами корпуса трансформеров, окружающее пространство заполонили куски летящего бронепласта, сверкающие осколки обзорных экранов, улицы погребли под собой пламя, пепел, мусор и энергон, который хлестал из искорёженных, изломанных до неузнаваемости корпусов. Мигнули огни освещения и погасли, были перебиты силовые кабели. Теперь всё освещалось языками огня, который пожирал всё вокруг себя, да яркими вспышками искрящей проводки и всё продолжающихся и продолжающихся взрываться бомб и ракет, которые падая, украшали звёздное небо яркими росчерками.

Оглушённый, с сильнейшими повреждениями, с выбитым ударной волной окуляром, c не чувствующим наполовину оторванным левым манипулятором, Саундвейв выбрался из-под обломков недавнего бара, и практически пополз в сторону Дневного Центра. Бывшего Дневного Центра. Он видел, что на его месте уже дымилась огромная, чудовищных размеров воронка. Он уже знал, что спарки деактив, ибо почти не чувствовал своей искры. Вместо неё в грудном отсеке крутился как смерч тугой жгут сплошной боли и всё пожирающей вины. Но он упорно полз в ту сторону, отказываясь признавать действительность.

В небе шёл ожесточённый бой авиации аэроботов и десептиконов. Кажется, именно десептиконами называли себя повстанцы. На уже захлёбывающийся в энергоне и деактиве город стали падать дымящиеся крылатые трансформеры в своих различных альтформах.

Но для него самого этого ничего не существовало. Его окуляры невидяще смотрели на дымящиеся куски бронепласта бывшего Дневного Центра, теперь гротескно наваленные друг на друга, мерцающие в алых сполохах огнях. Скоро и их стало сложно различить в маслянистом чёрном дыме, что медленно затягивал под себя главную площадь города. А потом из этой удушающей темноты вынырнул перекошенный яростью и ужасом фейсплет Джазза. Партнёр что-то орал ему, тряс изо всех сил, а потом начал бить, вкладывая в свои удары всё своё бессилие, всю свою ярость. Саундвейв даже не защищался, он вообще не замечал ничего вокруг себя, ни партнёра, ни боя, не слышал его обвинений. Только на короткое мгновение он разобрал хрипящий рык ставшего враз таким чужим голоса: "Ненавижу!". Последнее что он помнил, проваливаясь в спасительный оффлайн, серебристую спину уже бывшего партнёра, исчезающую в черноте смога.


Под развалинами старой башни на окраине Каона давился рыданиями стоящий на коленях трансформер в серебристой броне. Давился страшно, надрывно, беззвучно. Над ним в полном бессилии стоял высокий чёрно-фиолетовый мех с узкими лопастями беспилотника за спиной. Вся его поза выражала страдание. Он желал и не смел прикоснуться к сотрясающемуся сильной дрожью корпусу у своих ног.

— Ненавижу! — раздался хриплый голос снизу.

— Прости. Мне очень жаль.

Что он ещё мог сказать? Что был молод, самоуверен и глуп? Что ради своей мимолётной прихоти разрушил всё что у них было? Если бы он послушал тогда партнёра и забрал спарков раньше, как и просил его Джазз, как знать, может у них и получилось бы выжить... Как знать...

Саундвейв обречённо опустил крылья и пошёл к консоли. Разговор он себе представлял не так. Совсем не так. Он хотел показать партнёру только то, что он не смог защитить не потому что струсил, а потому что его там не было. Он просто физически не мог их защитить! А получилось, что он только доказал своё безразличие. Связист с тяжёлым, каким-то надрывным гулом продул свои системы. Нужно заканчивать со всем этим здесь и выбираться на базу. А потом... он не знал, что делать потом. Ему было уже всё равно на то, что будет потом.

— Почему ты тогда ничего не сказал? Почему не объяснил или хотя бы не попытался объяснить? — глухо раздалось за его спиной. — Я ведь спрашивал, кричал! А ты только смотрел и молчал!

— Я не мог поверить, — признался Саундвейв, медленно оборачиваясь к бывшему партнёру.

Джазз стоял какой-то жалкий, даже его броня потускнела. Куда подевался тот весёлый, полный шуток и острот диверсант, так скандально известный по обе стороны сражающихся ещё во время войны? Снял одетую маску весельчака и балагура как свой давешний визор, за которым он прятал ото всех свою потухшую много ворн назад оптику?

Неожиданно Саундвейв шагнул к своему бывшему партнёру и сжал его в объятиях. Сжал так сильно, как только мог. И отработанным налить на помятую броню, на содранную краску, на скрежет металла. Джазз не вырывался, даже не пробовал отстраниться. Он положил свой шлем на плечо Саундвейва и замер. Только омыватель продолжал течь из погашенных окуляров, скатываясь на чёрную броню. Спустя больше двух миллионов астроциклов они наконец-то получили возможность вместе оплакать свою потерю...

***

Прайму Саундвейв лично передал информацию, а также все инфокристаллы и записи. Сам сделал чёткий и короткий доклад. Джазз всё время молчал, такое ощущение, что в отсеке для переговоров находился только его корпус, а сам он был очень далеко. Может быть в своём прошлом?

Когда Лидер отпустил их, командиру связи пришлось толкнуть диверсанта в бок, чтобы тот поднялся и освободил отсек. Оптимус смотрел на них внимательно и с сожалением. Он ничего не сказал, не остановил, не потребовал объяснений. Он всё понял без слов.

Выйдя из отсека, серебристый трансформер молча пошёл по коридору в сторону жилой зоны, но на половине пути покачнулся и опёрся плечом о стену.
— Давай провожу, — раздался над серебристым плечом голос связиста.

Диверсант отрицательно качнул шлемом, но когда Саундвейв поддерживая его, почти поволок на себе, не возразил.

Чёрно-фиолетовый трансформер одним манипулятором держа безвольно повисший на нём серебристый корпус другим сноровисто вводил код в блокировочное устройство дверной панели. Как только створка отъехала в сторону, он подхватил корпус диверсанта на манипуляторы и вошёл внутрь. Переведя окуляры в режим ночного видения, командир связи нашёл взглядом платформу и опустил на неё Джазза. Затем протянул серво и включил программу подзарядки. На несколько кликов он задержался склонённым над бывшим партнёром, вглядываясь в его слабо мерцающий непривычный красный визор, словно что-то хотел сказать или сделать. Но так и не решившись, молча развернулся и шагнул к выходу.

— Не уходи, — раздался еле слышный шепот за его спиной.

Саундвейв вздрогнул и замер. Не поверив в услышанное, он ещё раз прокрутил у себя в процессоре запись последней реплики Джазза.

— Я почувствовал тебя, твои эмоции там, когда ты запись показывал, — пояснил Джазз, поднимая свой манипулятор и снимая красный визор. — Останься. Ты же этого хочешь.

— А ты? — спросил Саундвейв присаживаясь на край его подзарядной платформы.

Джазз притушил окуляры, вспоминая запавший в искру вопрос Рэтчета, который тот задал ему когда-то: "А ты пытался?"

— А я хочу верить... — услышал диверсант собственный шёпот.

Саундвейв убрал свой глухой визор в пазы шлема. Их взгляды пересеклись. Наконец, командир разведки сказал.
— Джазз, я останусь, но только как постоянный партнёр. Отконнектить тебя и уйти, для меня это не вариант.

Диверсант кивнул, соглашаясь с его доводами, а потом протянул манипулятор к серво связиста. Их пальцы переплелись.
— Оставайся... партнёр.

***

— Док, долго мне ещё тут торчать? — уже в который раз ворчливо поинтересовался специалист по вооружению, раскинувшись на ремонтной платформе в отсеке Рэтчета.

— Пока не закончу, — отрезал трансформер в бело-красной броне.

— Подумаешь, тряхануло малость! Что из-за этого такой шум устраивать? Как будто мало мне по шлему прилетало за всё это время.

— Видимо, слишком много прилетало. Да так, что у тебя процессор отказывать начал!

Айронхайд сердито и с шумом прогнал воздух по вентиляционным системам. Конечно, на то что медбот его вот так отпустит — надежды не было никакой, но попытаться всё же стоило. Он сегодня демонстрировал чудеса ближнего боя перед кадетами по просьбе Бамблби, решившего, что в последнее время как-то слишком много почестей уделяют сикерам и тяжёлым Охотникам, из-за чего юные танк-формеры и колёсные чувствовали себя словно отголоски прошлого. Нужно было показать спарклингам, что каждый боец хорош на своём месте. И планетарные сражения ничуть не хуже по красоте и стилю чем воздушные баталии. Для этого он выбрал лучших из лучших, чтобы было к чему стремиться и с кого брать пример. Взрослые мехи отнеслись к предстоящему учебному бою со всей серьёзностью.

Прайм для этого даже откомандировал на базу элитный отряд меченосцев "Непобедимых" в полном составе. Они и открыли показательные бои. Блэкер, лидер команды, комментировал, стараясь описывать каждый приём, удачно применённую тактику или допущенную ошибку своих подопечных, самозабвенно месивших тем временем друг друга на открытой площадке. Затем на тренировочное поле вышли Айронхайд и Санстрикер с Сайдсвайпом. Личный телохранитель Прайма показал высший класс уже в боях без правил, сражаясь где на мечах, а где и на манипуляторах сразу с двумя близнецами. Естественно, без повреждений не обошлось. Но все присутствующие были уверены, что оно того стоило. Все кроме Рэтчета, разумеется.

После тренировочных спаррингов даже лётные модели, в последнее время ставшие задирать было нос, наравне с остальными юнглингами аплодировали, а потом забрасывали бойцов вопросами и совали карточки для автографа. Кто-то просил поставить автограф прямо на корпус! Кадеты расходились по своим отсекам громко обсуждая увиденное, споря, защищая каждый своего фаворита. Бамблби не сомневался, что теперь плакатов и постеров в отсеках прибавится. Как и попыток разрисовать свою броню в цвета кумиров.

Наконец закончив, медбот шумно выпустил перегретый пар из пазов на шлеме, и посмотрев прямо на старого товарища, проворчал.
— Поднимайся. На сегодня всё. Думаю, что просить ко мне зайти попозже на проверку занятие неблагодарное?

Айронхайд гоготнул.
— Рэтч, такое ощущение, что ты превратился в... как её там... птица такая на органической планете, которая своих спарков под крылья собирала и охраняла от всего.

— Наседка?

— Точно! Вот ты очень сейчас напоминаешь того органика с перьями, — трансформер в ярко-алой броне уже откровенно ржал, спрыгивая одним мощным прыжком с платформы. — Такое ощущение, что всех поразила болезнь "спаркства". Теперь с каждой царапиной носятся так, как будто произошла трагедия целого ворна! Чуть что — обследования. Чуть что не так — госпитализация!

Медик добродушно хмыкнул на это замечание. Такая тенденция в последнее время его и самого удивляла.

— А с чего это тебя так заботит? — облокотился на рабочую консоль Рэтчет, поигрывая в манипуляторе тяжёлым гаечным ключом.

— Может по кубику энергона? — вместо ответа предложил Айронхайд. — А то у тебя тут атмосфера на приятную никак не тянет.

— Можно, — легко согласился медбот.

***

Они не стали далеко отъезжать от базы, тем более рядом было чудесное уютное местечко. Небольшое, тихое, с хорошим энергоном.

— Рэтч, скажи, что за странная звёздная лихорадка повально заразила не только Кибертрон, но и все близлежащие планетарные системы? — Айронхайд опрокинул в себя один кубик среднезаряженного и тут же потянулся за следующим. — Все помешались на спарках! Те, кто ими обзавёлся, теперь постоянно отпрашиваются. Те, кто ещё не познал радость ночей без подзарядки, теперь играют в викторину с создателями на темы что, где, когда и как! На повестке дня не оружие, не приёмы, а энергоновые слюни, чей спарк как топливо сбросил и тема игрушек, конечно! Мне кажется, что даже не прислушиваясь ко всем этим процессорным бредням, я смогу сам дать краткий экскурс в игрушечную индустрию, специальные спарковские присадки и информацию по каждому Дневному Центру! А главное, у меня резко сократились желающие участвовать в боевых операциях на передовых. Точнее, среди написавших отказные половина носители, а у второй половины спаркам не исполнилось ещё шесть ворн! Вскоре я буду один и за разведчиков, и за штурмовиков, и за мечников. Если так дальше пойдёт, то мне скоро крылья нужно будет привинчивать, так как и летать будет просто некому!

Рэтчет беззлобно посмеивался над товарищем.
— И много у тебя сейчас отсутствует по уходу за спарками?

— Два носителя и шесть создателей, — скривился специалист по вооружению. — И как минимум в два раза больше интересующихся что нужно сделать и как, чтобы завести спарка!

— Многовато, — согласился медбот. — Почему бы тебе не поговорить со Шмир о том, чтобы она хотя бы рассмотрела вопрос создания в Кадетском Корпусе подготовительной группы? По крайней мере, туда можно было бы без страха сдавать совсем мелких, чтобы освободить манипуляторы создателям. Тем более, если выделить места для перезарядных, как и курсантам, то желающих оставить в надёжном месте свою бэту на несколько орнов резко прибавилось бы.

— Зачем Шмир возиться с теми, кто даже говорить не умеет, только энергоновые слюни пускает? — изумился красный трансформер. Но по загоревшейся оптике Рэтчет понял, что Айронхайду понравилось предложение.

— Так у неё такие же проблемы, а сидеть в отсеке она не привыкла. А тут вроде как и под присмотром, и работой можно заниматься.

— Ээээ... одного она прекрасно вон и с собой таскает везде. А если что серьёзное, тут же вручает его как приз либо Бамблби, либо своему инсектикону из охраны.

— Ну так это когда было! А с двумя так уже не поносишься.

Айронхайд подавился энергоном и поражённо уставился на Рэтчета.
— Док, так первому же ещё два ворна не исполнилось! Как она решилась на второго?

Медбот с усилием старался сохранить самое что ни на есть безразличное выражение лицевой пластины.
— Так Старскрим же носит, — скучающим тоном произнёс он.

— Как Старскрим!? Главнокомандующий ВВС, ведущий первой тройки Кибертрона?

— Ну, если ты знаешь ещё какого Старскрима, который также по совместительству является партнёром Шмир, тогда я имел бы выбор больше одного.

— Шлак!

— Ты не представляешь какой будет шлак, если его тройка решит принять её не только как партнёра своего ведущего, но и как общего партнёра! — зловеще заметил Рэтчет, грозя Айронхайду пальцем. — Потому что Скайварп уже давно работает в данном направлении, а с Тандеркрэкером Шмир и так много связывает.

Оружейник вытаращил окуляры, попытался выдавить хоть что-то из своего вокалайзера, но потерпел в этом полный крах.

— Ты забыл, что они триадные сикеры. И что Скайварп и Тандеркрэкер как партнёры уже очень давно отираются о броню друг друга. И как медицинский работник я тебя уверяю, что они уже несколько раз подавали прошение на опекунство. Как боевым моделям им отказали, потому что сейчас приоритет отдаётся гражданским в воспитании спарков-сирот. Да и сирот столько нет, сколько желающих. И если Скайварп это дело дожмёт, то будет тебе целый кокон спарков, ибо Шмир, видимо, может заискрить почти любого трансформера. И уж сикеры точно входят в процент тех счастливчиков, кому она могла бы стать партнёром для создании бэты.

— Старскрим не пойдёт на это! — убеждённо заявил Айронхайд.

— Смотря чем руководствоваться при принятии решения.

— Он ревнивец, собственник и эгоист!

— Он сикер! Триадный. Для любого сикера его потомство также священно как и сам Праймас. Потомство и партнёр. И если он рассудит, что Тандеркрэкер и Скайварп станут не только для своего потомства, но и для его партнёра и уже его личного потомства равноправными защитниками, то чувство желания сберечь, сохранить любой ценой сможет пересилить! Тем более, он часто делил платформу со своими солётниками. Такое не забывается. Он вполне может не допустить их до коннекта со Шмир, но чтобы заискрить одного или сразу двух ведомых непосредственно коннект и не понадобится. Вполне достаточно дружеского интерфейса. И вот уже заключённый союз между четырьмя крылатыми и общие спарки, которые свяжут всех четверых навечно сильнее любых клятв. И тронь кто Шмир или спарков, любых их спарков, то на данный момент в качестве летающего деактива этот кто-то получит не просто ведущего с отключёнными логическими цепями и заблокированными программами самосохранения, а целую тройку. Ты когда-нибудь видел сикера, которому замкнуло активированную прошивку по охране потомства?

Айронхайда передёрнуло. Один раз ему пришлось такое наблюдать, очень давно, ещё в начале войны. Это была идеальная машина для убийства; действуя быстро, чётко, без страха и каких либо сожалений, размышлений и прочего бреда тот сикер расшвыривал врагов как марионетки. Он действовал на пределе возможностей, выжигая себя изнутри. Разрушения, причинённые сикером, а также горы деактива после его деятельности, Айронхайду ещё долго в подзарядке являлись и вышибали в онлайн.

— Вижу, что видел и знаешь что это такое, — согласно кивнул Рэтчет. — А теперь представь на один короткий наноклик, что прошли ворны... и первые спарки выросли, активировались другие спарки... и? Никакие мысли в процессор не приходят?

Айронхайд замер.
— Желающий навредить хоть кому-то столкнётся с маленькой сикерской эскадрильей. А через миллион астроциклов... это будет армада!

— Армада Старскрима. Звучит соблазнительно, не так ли? Армада, в которой сикеры будут одним целым и в которой будет круговая порука.

— Да, он может и передумать... — неожиданно признал Айронхайд.

— Уверен что передумает.

— И что же делать?

— Не наживать себе врага, — хмыкнул Рэтчет, неожиданно развеселившись. — Ибо ты забыл, что спарки первой тройки ещё и себе партнёров будут присматривать. И не факт, что все будут присматривать среди крылатых. Шмир у нас фем с причудами сама, почему бы и спаркам от неё не быть с причудами?

— Рэтчет, ты хоть понимаешь что ты сейчас описываешь? Это же фактический захват власти ворн так... через много!

— А чтобы этого не допустить, не стоит тупить своим процессором! Так что уважай своих размножающихся подчинённых и не зверствуй!

— Ээээ... док, ты сейчас шутишь?

— Я абсолютно серьёзен, старый друг. Знаешь какой вид выживает?

— Кхм?

— Который оставляет больше потомства!

Айронхайд провёл манипулятором по задней части своего уже порядком нагревшегося шлема. С такой точки зрения он никогда не рассматривал ни сам процесс носительства, ни активацию новых трансформеров.

— А как же Прайм? — неуверенно начал он, поднимая порядком смущённую оптику на Рэтчета.

— А что Прайм? Прайм прекрасно понимает степень глубины проблемы. И если я хоть в чем-то разбираюсь, уже вполне себе активно приступил к способу её решения.

— Приступил? Он принял решение? — сначала Айронхайд интересовался только с точки зрения профессиональной, которая включала в себя два пункта: нужна ли моя защита Лидеру и если да, то куда и когда бежать. Потом до него медленно, но верно дошёл завуалированный смысл сказанного медботом. — Прайм ТОЖЕ?!?

— И не только Прайм, — важно кивнул Рэтчет, понимая, что "клиент" готов и находится на правильном пути принятия решения. Он уже предвкушал получение обещанного вознаграждения за помощь в поимке неприступного специалиста по вооружению в чьи-то загребущие манипуляторы. — Те, кто хочет чтобы его навыки и опыт не остались только в истории, сейчас активно ищут себе партнёров. Кто-то ищет активных, кто-то предпочитает тех, кто никогда не оспорит лидерства в паре. Последних мало, за них чуть ли не дерутся.

— Но Прайм? — почти простонал Айронхайд, видимо до сих пор пребывая в глубоком шоке.

— А что Прайм? Он у нас один такой. Случись что, замены нет. Ультра Магнус всё-таки не лидер по процессору. Так что, его решение тактически оправдано с любой точки зрения.

— И кто же?

— Айронхайд! Я давал клятву медика! И это закрытая, засекреченная информация, касающаяся высокопоставленных трансформеров!

— Ладно, ладно... Тогда автоботам следует удвоить охрану.

— И не только, — важно кивнул Рэтчет, про себя уже не только посмеиваясь, а откровенно развлекаясь. Положа руку на искру ему даже было немножко жаль оружейника. Но не признать собственный великолепный талант в плане почти вербовки "агента" он не мог. И потом, по другому Айронхайда взять было просто невозможно, ну, если только подстрелив на поле боя, оглушив, одев блокиратор на нейроствол. Но это ведь не добровольное партнёрство? Романтика и специалист по вооружению как-то не сочетались. Поэтому Рэтчет продолжил свою "подрывную" деятельность.
— Им следует как минимум удвоить свои ряды! Хвала Праймасу, до многих процессоров этот прискорбный факт уже дошёл. До кого-то как логически выверенное и единственно оправданное затраченными усилиям тактическое решение, а для кого-то как вариант не отстать от большинства по типу "все бегут и я бегу". Раскрывать информацию не буду, слова благодарности мне не выразят. Многие предпочитают держать свои отношения в тайне и уж тем более скрывают от общественности активацию собственных спарков до определённого времени.

— Определённого? — озадачился Айронхайд.

— Конечно! Торжественное зачисление спарка в новобранцы Кадетского Корпуса и возможность прихвастнуть его золотыми звёздами.
Выходили из бара мехи молча. Рэтчет бесконечно довольный собой, а Айронхайд весь в своих мыслях и размышлениях. Медботу даже казалось, что процессор оружейника был настолько перегружен информацией, что издавал явно слышный треск. Глядя, как специалист по вооружению даже забыл попрощаться, Рэтчет поздравил себя с великолепно проведённой диверсионной операцией. Джазз бы свои аудиоколонки съел, если бы узнал, конечно.

"Удачи, Бамблби", — мысленно почти пропел медбот. Настроение зашкаливало за отметку отлично.

***

*Шмир, ты не могла бы уделить мне... нам... немного своего времени?* — неожиданно пришло сообщение по каналу закрытой личной связи от Джазза.
Шрезмир удивилась. От диверсанта уже давно не было ничего слышно. Он как-то вдруг исчез из общественной жизни, постоянно ускользая как фантом ото всех своих коллег после своих дежурств. Потому, особенно заинтриговало её слово "нам". Неужели завеса тайны приоткроется?
Условившись о месте и времени встречи, она передала своего спарка лично на манипуляторы Бамблби, поцеловала мелкого в серую макушку его шлема, и взмыла в воздух.

Джазз уже ждал её за столиком в кафе на верхних уровнях торгового центра, недалеко от взлётно-посадочной площадки. Легко приземлившись по всем правилам в строго отведённом для этого месте, Шмир поспешила к своему другу. Они тепло обнялись.

— Бро, куда ты запропал? — нежно улыбнулась она ему.

— Были дела личного характера.

— Ого! — она приподняла оптогрань, всё больше и больше ощущая предвкушение от предстоящего явно интересного разговора. Но когда она увидела спутника Джазза, предвкушение полностью уступило чувству полного и бесконечного изумления.

Нет, конечно, Саундвейва она прекрасно знала и часто с ним работала, когда её ещё вызывали на службу и давали задания. Но вот Саундвейва без маски, в интересном положении и с частично снятой тяжёлой бронёй внизу корпуса, где уже заметно ощутимо выпирала внутренняя мягкая броня, ей не доводилось видеть никогда. И она не знала какому именно из этих трёх фактов ей стоит удивляться сильнее всего. Затем она от искры расхохоталась.

— Джазз, ты умеешь производить впечатление, надо отдать тебе должное! — фем восторженно блеснула оптикой в сторону диверсанта, а затем неожиданно подалась к сидящему связисту, наклонилась и запечатлела лёгкий дружеский поцелуй на его щеке. — Рада тебя видеть Саундвейв! И вдвойне рада видеть при подобных обстоятельствах!

Она весело подмигнула немного сконфуженном командиру по связи и широко улыбнулась тут же расслабившемуся Джаззу. Фем почти бронёй чувствовала как то небольшое напряжение, что почти осязаемо витало над двумя мехами до этого наноклика, сошло на нет, словно было сброшено топливной системой как отработанное.

— Чувствую, тема будет узкого профиля. Какие у вас случились проблемы?

— Ну... в общем, у нас случилась одна проблема. Нам нужна твоя профессиональная консультация по поводу Дневных Центров. Мы оба — командиры. И ни один из нас не сможет полностью оставить службу даже на один ворн, не говоря уже о целых шести, сколько требуется для зачисления в твой Кадетский Корпус.

Шмир польщёно улыбнулась. Конечно, слышать от представителей развлекательных инфопрограмм головидения Кибертрона было приятно, как и от друзей, что программа её Кадетского Корпуса для юных спарков самая сильная, разносторонняя и отличается углублённой подготовкой по интересующим мелких предметам. Но когда твой друг и его партнёр, являясь далеко не самыми последними трансформерами на иерархической лестнице всея Кибертрона и Империи, считают само собой разумеющимся доверить в твои манипуляторы свою единственную бэту — вот это было настоящим признанием её работы!

— Могу предложить вам кое-что поинтереснее Дневного Центра с ночными группами, если вам интересно.

— Конечно нам интересно!

— Мне не так давно поступило предложение от базы автоботов предусмотреть отделение при Кадетском Корпусе для самых маленьких спарков возрастом от ворна и до шести. За это я получаю мини-аэродром с взлётно-посадочной полосой, защитными и страхующими полями. Правда, тут же данная идея была усовершенствована, кстати, за такой "апгрейд" полностью платит командование отделения автоботов, как инициатор предложения. Было предложено сделать отсек и для только что активированных спарков. Естественно, придётся нанимать медицинский персонал специализирующийся строго на спарках. Но тут обещался помочь Рэтчет. Мы освободили под это дело отдельно стоящее на заднем дворе здание. Склад можно отстроить и новый, а здание старой постройки, с хорошими опорами, а главное, оно имеет силовую защитную систему!

При этом оба трансформера странно переглянулись, и Шмир готова была поклясться, что при её последних словах мехи расслабились ещё больше.
— Не то чтобы я рассчитывала на нападение на Корпус в самом сердце Кибертрона, но вы знаете Старскрима, когда касается вопрос собственных спарков, его паранойя не имеет границ.

— Наша тоже, — неожиданно подал голос Саундвейв. Шмир замерла, больше поражённая приятным звучанием его голоса, который услышала без маски впервые, чем смыслом самого замечания.

— Стоп, бро! — Джазз очень внимательно оглядел её корпус. — Что значит спарков?

— Носит Старскрим, Джазз! Так что мне ничего не угрожает, — Шмир с удовольствием наблюдала вытянувшиеся фейсплеты трансформеров. — Так что вопрос безопасности отделения новоактивированных спарков, а также его снабжение и всё остальное, нас с ним очень сильно волнует. Личная заинтересованность, так сказать. Работы в здании уже ведутся два брийма. Сейчас идёт внутренняя отделка и строится посадочная отдельная площадка перед новым центром для самых маленьких. Афишировать его для всей общественности мы не хотим. Думаю, что спарков военных с той и с другой стороны нам вполне хватит.

— Представители десептиконов знают о столь соблазнительных "апгрейдах"? — когда Саундвейв улыбнулся уголками рта, Шмир начала понимать Джазза. Связист был очень красив. Особенно тогда, когда позволял себе проявлять эмоции.

— Пока, смею предположить, нет. Но Старскрим молчать не собирается, это точно! Просто он любит шокировать. А шокировать стройкой вряд ли получится.

— Узнаю нашего главнокомандующего, — расхохотался Джазз.

— Это отличное предложение! — Саундвейв смотрел Шмир в самую оптику, открыто и с большой признательностью. — Для многих, как и для нас, это будет спасением!

— А где вы собираетесь жить вне службы? — Шмир окинула вопросительным взглядом эту странную, но такую красивую пару.

— Мы пока не решили к кому именно из нас следует перебраться в отсек. С этим пока есть разногласия, — Джазз подмигнул партнёру.

— Ооо, мехи! — страдальчески закатила оптику к звёздному небу крылатая фем. — Иногда мне кажется, что понятие уюта вам не знакомо! Вы себе как представляете малую активную любознательную бэту и военную базу? Перебирайтесь в нормальные апартаменты, в которых уже давно проживает почти всё командование в полном составе. И обязательно с наличием нескольких разноплановых рекреаций! Советую выбрать сразу апартаменты с большим количеством уровней, и поселиться если не на последнем этаже, то выше средних уровней, это точно. Саундвейв имеет крылатую альтформу в отличие от тебя, Джазз. Что-то мне подсказывает, что вы двое на одном спарке не остановитесь. Так что даже если этот родится колёсным, то нет никаких гарантий, что среди последующих не будет крылатых моделей. И Саундвейву будет проще взлетать и садиться, по себе знаю.

— Насколько я располагаю информацией, у вас со Старскримом апартаменты в высотной башне на востоке Айакона. Почему вы выбрали именно их?

— У тебя абсолютно верная информация, Саундвейв. Но, поскольку главнокомандующий обладает реактивными двигателями, а мне крыльями ещё махать приходится, то выбор был в пользу наиближайшего подходящего здания по всем параметрам к базе автоботов и Кадетскому Корпусу. Ему даже через весь Айакон лететь на вашу базу куда быстрее чем мне к своим кадетам.

— Ответ принят, — машинально откликнулся Саундвейв, обдумывая что-то. Потом он поднял взгляд на партнёра, они друг другу улыбнулись, и связист обернулся к уже тоже широко улыбающейся Шмир. — Как думаешь, такие шумные соседи как мы с Джаззом вам не помешают?

@темы: Джазз, Праймас, Саундвейв, трансформеры

URL
   

С приветом оттуда

главная