Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
20:42 

Во имя Праймаса. Глава 7. Охота до последнего.

MsInitu
Злобный ленивец
Фэндом: Трансформеры
Бета (редактор): Skysword
Основные персонажи: Вортекс, Шрезмир, Скайварп, Бамблби, Айронхайд, Мадфлэп, Скидс, Джазз.
Рейтинг: NC-21
Предупреждения: OOC, AU

Воздух разъярённо свистел вокруг аудиодатчиков сливаясь в один сплошной гул. Лёгкий корпус несколько раз перевернуло в воздухе. Расширившиеся окуляры с ужасом наблюдали быстрое, неминуемое приближение каменистой, тёмной поверхности. Картинка несколько раз мигнула, а потом... темнота, страшный удар, искры, звук сминающегося, рвущегося металла, хлынувший из повреждённых трубопроводов энергон и боль. Боль страшная, резкая, затопившая на ужасающий наноклик все системы и вырубившая процессор в оффлайн. Последней мыслью было сожаление, страшное сожаление от собственной ошибки, от долгого молчания, от невозможности сказать то, что останется теперь навсегда недосказанным.
Но из оффлайна его грубо выдернули, всадив в шейные магистрали, чудом оставшиеся целыми после падения с огромной высоты, иглу портативного антишока и впрыснув в системы регенерирующий состав. Ровно такое количество спасительной жидкости, которое поддержит какое-то время сознание на плаву, не даст уйти в окончательную блокировку.

Острые когти впились в плечо, проникая под потрескавшуюся броню, и намеренно причиняя боль, рванули изломанный корпус вверх. Небольшой трансформер, броня которого уже почти вся была залита энергоном, беспомощно кувыркнувшись, послушно грохнулся на спину, переворачиваясь. Слабо мерцающие синие окуляры уставились на искажённый злобной радостью фейсплет мучителя. Вокалайзер лежащего мог только издавать хриплые стоны и треск.

— Э, нет, малыш! Не так скоро, — оскалились огромные острые клыки. Дентопластины изогнулись в мерзком подобии улыбки. — Я не разрешал тебе отключаться! Я ещё с тобою не закончил, автобот!

Мощный, грузный сине-фиолетовый трансформер с узкими вертолётными лопастями за спиной склонился над своей жертвой, вглядываясь яростно горящей красной оптикой в измученную, разбитую лицевую пластину поверженного противника. Отпустив повреждённое плечо пленника, он переместил манипулятор вниз, к сильно погнутым пластинам живота, запуская теперь когти туда, кромсая, разрывая всё то немногое, что ещё функционировало. Другой серво он приблизил к камере искры абсолютно беспомощного трансформера с переломанными манипуляторами и серво, почти с нежностью поглаживая боевыми когтями шов нагрудных створок. Трепыхающийся под ним в приступах безумной боли и отчаяния мех попытался отползти, в ужасе наблюдая, как когти врага медленно погружаются в стыки брони грудного отсека, поддевая их, стараясь открыть.

— Ну что ты, — раздался лязгающий смех, довольный и обволакивающий словно мазут. Рот палача приоткрылся, и длинная глосса скользнула наружу, жадно облизывая дентопластины. Трансформер с альтформой вертолёта явно получал нескрываемое наслаждение от происходящего, забавляясь каждым мгновением причиняемой боли и испытываемым жертвой ужасом. — Мы только начали! Я намерен хорошо и с пользой для себя провести это время с тобой. Тебе вряд ли понравится, конечно, ты слишком примитивная модель, автошлак. Ты просто не сможешь оценить прелести моих смертельных объятий! Но могу тебя заверить, пока твой жалкий процессор ещё способен обрабатывать хоть какую-то информацию, что я буду работать с тобой долго и виртуозно! Это будет целое представление! И когда ты примешь деактив — а ты его примешь — то тебя смогут опознать только по идентификационному...

— Вортекс, винт шарктиконий, ты что, совсем с нарезок слетел?! Ты что творишь? Кто это там под тобой?

Резкий, злой голос перебил сине-фиолетового трансформера, вырвав того из прекрасной иллюзии почти физически предвкушаемых долгих пыток. Вортекс медленно встал, зло скривившись. Он прекрасно узнал голос говорившего. Ссориться с сикерами он не планировал, но и жертву свою он выпускать не желал ни при каких обстоятельствах. Это только его трофей! А все, кто встанут у него на пути, будут уничтожены. И этот тоже. В конце-концов, одним сикером больше, одним меньше, кому какая разница? Нужно только действовать быстро, тогда никто ни о чём не узнает.

— Что ты здесь забыл, Скайварп?

— Ты не ответил на запрос наземного патруля, — недобро сверкнул своей оптикой Варп, при этом стараясь отслеживать каждое движение опасного, словно ржавчина, десептикона.

— Автоботам я никогда не отвечал! — рыкнул яростно вертолёт.

— Вортекс, сейчас мирное время, дрон ты беспроцессорный! И не первый ворн уже. Ты хочешь предстать перед судом или Мегатроном лично?

— Не для меня, — осклабился хищного вида мех с такой лютой яростью, что Скайварпу захотелось отступить как можно дальше от этого ненормального. — Я с автоботами перемирия не заключал.

— Кто это? С кем ты на этот раз развлекаешься? Надеюсь, согласие второй стороны получено, и нам потом не нужно будет разбираться с очередной расчленёнкой?

— Не твоё дело с кем я! И если я перед кем и буду отвечать, то только перед Юникроном, когда он призовёт меня к себе! — Вортекс пытался активировать орудийные установки как можно незаметнее, прикидывая как лучше нанести удар по нежданному визитёру.

— У тебя процессор окончательно слетел, все платы повыбило?

— Не у меня, а у вас, дроны безвольные! Расшаркиваетесь перед кучкой автохлама вонючего, на платформы под них уже ложитесь! Шлак, — Вортекс зло стравил энергон под свои серво, сверкнув оптикой в сторону сикера. Он передвинулся немного в сторону, открывая себе больше пространства для манёвра, и часть скрытого корпуса жертвы стала видна случайному свидетелю грязных развлечений.

— Бамблби?!? — поражённо воскликнул сикер, в ужасе дёрнув крыльями, глядя на разбитый, истерзанный корпус жёлто-чёрного разведчика, сейчас сплошь покрытого потёками энергона. Судя по слабому мерцанию на земле, под корпус натекла уже целая лужа. Окуляры зама Шмир тускло мерцали, на неестественно вывернутом манипуляторе двигались только три пальца. И эти пальцы сейчас медленно указывали в сторону Скайварпа, как будто отталкивали его от себя, умоляя бежать, взлетать, спасаться.

Но этого сикер сделать не успел. Его короткого замешательства хватило, чтобы Вортекс сумел завершить активацию своих орудий и произвести выстрел. Сикер только успел заметить яростную вспышку, а затем его отбросило назад, на камни. Обжигающая боль в грудном отсеке сменилась ослепляющей болью от сломанного крыла. А затем, затем резко всё закончилось. Ни боли, ни чувства собственного корпуса.

Блокиратор! Только после осенившей его догадки, Скайварп в полной мере смог оценить весь масштаб собственного невезения. Он не успел никому сообщить свои координаты, понадеявшись на то, что проверяемый объект такой же десептикон как и он сам. Расслабился. Теперь наступит расплата. Красные окуляры обречённо смотрели в тёмное звёздное небо, Ищущий не мог даже повернуть шлем, чтобы посмотреть что происходит сбоку. Хотя, судя по доносящимся до его аудиодатчиков звукам разрываемого железа, выдираемой проводки, хрипам и почти горловым крикам, можно было с абсолютной долей вероятности предположить производимые действия безумного Вортекса. И вряд ли у сикера могло возникнуть желание смотреть как один полностью съехавший с систем трансформер деактивирует другого, предавшись единственному любимому делу — пыткам. В полное безумия бормотания он даже не вслушивался. Слушать эту мерзость было невозможно и ранее.

Когда наступила тишина, Скайварп внутренне весь сжался. Конечно, он мог бы надеяться на быстрый деактив, ибо сам являлся десептиконом. Но он был уже, к сожалению, не юнглингом, чтобы верить в счастливый случай и удачу. Он уже слишком хорошо представлял себе, что от прошлого не так легко отказаться, тем более, если и отказываться не планируешь. Если бы Вортекс хотел убить — убил бы сразу. Но нет, вертолёт желал мучить, желал увидеть страх, ужас, отвращение в оптике жертвы, желал наблюдать непроизвольно спущенное в страхе топливо, слышать крики, сминать, подавлять, видеть как тают цвета на корпусе — короче, он желал получить всё то, чего его лишили в последние несколько сотен ворн. Он хотел компенсации. И упускать свой шанс он точно не будет. Фиолетовый знак на грудной броне сейчас вызывает у безумца только ненависть, лишний раз напоминает о предательстве его личных, примитивных идеалов.

Наконец, Вортекс появился перед окулярами сикера, широко расставив мощные ноги. Его манипуляторы и некоторые детали брони были в слабо мерцающем энергоне Бамблби. Вертолёт поднял серво ко рту и хищно облизнул мощные пальцы, при этом не отрывая злорадно сверкающей оптики от окуляров полностью парализованного крылатого трансформера.

— О, как ты мне нравишься в таком состоянии, Скайварп! Такой молчаливый, такой покорный, такой беззащитный! Теперь у тебя не возникает желания быть выше других, показать лишний раз своё превосходство? Сейчас тебе придётся потерпеть общество такого шлака как я, о гордый потомок Воса. Я оставлю на тебе блокиратор, ибо крики в наше время могут привлечь ненужное внимание. А мы ведь не хотим, чтобы нам помешали, не так ли? Зато я уверяю тебя, скучно нам не будет! Я знаю такие штучки, от которых твои системы закоротило бы! Автоботы их особенно любили, да! Настало время узнать и о сикерах куда больше, чем мне было дозволено!

После этого Вортекс нагнулся, обхватив Скайварпа за бёдра, и рванул к себе, укладывая удобнее. Сикер только услышал как заскрежетали его крылья по камням и заметил искры, взлетевшие в звенящую темноту реальности от левого крыла. Значит и правда оно сломано. Леденящий ужас затопил все системы. Сикер без крыла — не сикер больше. Никакого неба, никаких полётов, никакой боевой тройки. Прости меня, Тандер. Прости меня, Скрим, я подвёл тебя, ведущий...

Вортекс же, приняв расширившуюся в страхе оптику на свой счёт, похотливо усмехнулся.
— О да, мой красивый неприступный сын неба, сегодня тебе придётся узнать какого это быть снизу, снизу боевикона! И я мало буду напоминать тебе твоего такого услужливого дружка! Зато я научу тебя безумию соития, когда боль становится желанной спутницей коннекта, когда разрыв систем уже не обрабатывается процессором! Жаль, что у меня нет под манипулятором возбудителя. Но на такое свидание я как-то не рассчитывал. Было бы приятно видеть тебя стонущего, умоляющего, насаживающегося на мой коннектор несмотря на сломанные крылья и вывернутые манипуляторы. Это так возбуждает!

Варп не мог двигаться, но слышать, ощущать и видеть он мог в полной мере. И это было просто омерзительно. Все эти шарящие по броне и стройному корпусу манипуляторы, липкая глосса, проталкивающаяся к нему в рот, острые клыки, что рвали тонкий металл губ, вкус собственного энергона. И бессилие. Вот какой вкус Скайварп ощутил в полной мере. Быть чужой игрушкой, развлечением, и даже не иметь возможности высказать этой твари в фейсплет всё своё отвращение от него самого и его действий. Лежать безвольно, безучастно, позволяя делать с собственным корпусом всё, что только взбредёт в безумный процессор. Было в этом что-то настолько непотребное, грязное, подлое... Но сикер мог только мысленно вопить, когда в очередной раз чужие когти разрывали тонкую проводку, вспарывали его внутренние системы, бесцеремонно раздвигая броню, вонзаясь внутрь, доставая до эндоскелета. Он всей искрой звал на помощь Тандеркрэкера, Старскрима, в полном отчаянии даже Мегатрона! Хоть кого-нибудь, кто смог бы придти и помочь, избавить от этого унижения, от этой боли и ужаса. Но комлинк был выдернут с пучком проводов из шлема, а внутренний закрытый канал заблокирован. Никто не услышит, никто не придёт.

Мразь! Тварь! Жалкий садист и трусливый подонок! Скайварп внутри весь клокотал от ярости. Он не боялся самого деактива. Но не такого. Он всегда думал, что примет свой конец в бою, в полёте, как и должно сикеру его класса. Но словить деактив от манипуляторов садиста, будучи замученным, изнасилованным, униженным, это было мучительно больно.

Новый взрыв боли внизу живота: выдрана паховая пластина вместе с креплениями. Чужие когти с силой, упоённо царапают такое чувствительное кольцо порта. Затем проталкиваются дальше, полосуя тонкие эластичные внутренние системы входа, мучительно раздвигая все на своём пути, впиваясь во внутренние механизмы. Скайварп давится в собственном безмолвном крике: блокиратор сводит на нет все попытки издать хоть малейший звук. Вокалайзер просто неподконтролен более его командам. Сикер чувствует как хлещет из разорванных соединительных систем энергон, как стекает по внутренней стороне бёдер трансфлюид, растекаясь лужицей между разведённых ног. А потом, потом картинка смазывается. Омыватель. По щекам предательски начинают течь тонкие ручейки.

— Что-то не так, мой ненаглядный сикер? — воркует ему в аудиодатчик чужой, такой ненавистный голос. — Ну, я же как-то должен тебя подготовить к нашему первому коннекту, ты такой узкий...

Звук удара, разъярённый рёв. В одну короткую пульсацию искры чёрно-фиолетовый трансформер исчезает из обзора окуляров Скайварпа, будто снесённый взрывной волной. Визг, скрежет, от которого чуть не коротит аудиокарту. Отсвет искрящей проводки и запах палёных контактов. И полный боли и яростной злобы вопль Вортекса, затем звук трансформации. Трансформер в альтформе вертолёта пытается взлететь, но ничего не получается: кто-то успевает коротким, яростным ударом отбросить сине-фиолетовый корпус прямо на камни позади сикера. Над Скайварпом свистят рассекающие воздух и тишину вертолётные лопасти. Удар грузного корпуса о поверхность планеты сикер ощущает всем своим существом как сильную вибрацию. Опять звук трансформации. Вортекс не сдаётся, он желает принять бой. Но и тот, второй, тоже не собирается ни отступать, ни уклоняться. Над Скайварпом мелькает какая-то странная, почти неуловимая тень, стремительная и опасная. А затем... опять такие знакомые звуки раздираемой брони, рвущейся проводки, лопающихся с чавкающим звуком трубопроводов и брызги энергона, которые долетают аж до сикера. Только на этот раз вопит Вортекс. Он кричит долго, надрывно, протяжно. А потом замолкает. Как-то резко и сразу.

Скайварп пытается сморгнуть омыватель с окуляров, рассмотреть то малое, что попадает в доступный ему угол обзора. Неожиданно ему помогают: лёгкая ладошка нежно касается его щеки, бережно вытирает его фейсплет. И сикер видит залитую омывателем лицевую пластину Шмир. Столько скорби, столько боли и сопереживания в одном взгляде. Она наклоняется, целует Варпа в губы, шепчет тихо.
— Ты продержись ещё немножко. Я уже вызвала медиков! Они скоро будут. Блокиратор я снимать не буду, у тебя очень сильные повреждения, мой хороший.

Нежные пальцы ласкают его фейсплет, гладят шлем, плечи. Становится тепло и хорошо. Спокойно. Её шепот слышится всё тише и тише, а потом и вовсе пропадает.

Оффлайн.

В этот же джоор, чуть ранее.

В лёгкий отряд планетарной разведки просто так не брали.

Во-первых, подготовка была быстрая, но дотошная, правда по сильно упрощённой программе, развивающей только выносливость и мощность ударов посредством тренировок, специальных присадок и постоянных пафосных речей про неустрашимость — раз, исключительную хитрость — два, и личную непревзойдённость — три. Бойцы выходили из учреждений ускоренной подготовки готовые на всё, восторженно обожающие риск в любых его проявлениях, а также, не особо желающие задумываться о таких глобальных вещах, как справедливость и жизненная философия. Что ещё отмечало планетарный корпус разведки? Убеждение, что если нет предательства, подлости и расчленёнки, то все остальные средства для достижения цели хороши и заранее оправданы.

А цели разведчики ставить себе умели, и выбирали сложные, далёкие, а оттого ещё более желанные для искры. И выбрав, либо пёрли напролом, либо, получив по шлему, всё равно пёрли, только окольными путями. А если ещё учесть круговую поруку, то... лучше целью разведчика было не становиться ни на поле боя, ни в повседневной жизни. Всё равно доберутся, ибо уступать это оголтелое племя не привыкло.

Айронхайду катастрофически не повезло. Когда он успел поразить жёлто-чёрного разведчика в самую искру, а главное, чем и как, и для первого и для второго являлось полной загадкой. Как и тот момент, когда именно юный мех принял окончательное решение, что цель должна быть завоёвана и красный мощный трансформер должен стать его, Бамблби, постоянным партнёром. Но решение было принято, одобрено и план по захвату цели был запущен. На Айронхайда объявили настоящую охоту по всем правилам разведки — точечные изматывающие удары из-под прикрытия. Причём жертва даже не подозревала о том, кто стал режиссёром её удачных и не самых удачных жизненных ситуаций в последнее время.

Но, самое главное, что Бамблби умел вербовать союзников. И весьма сильных и могущественных, в некотором смысле. Для этого он использовал весь свой арсенал обаяния, начиная от доверчиво распахнутых синих окуляров и до трогательно прижатых антенок к шлему. Перетянув на свою сторону охочих до всякого безобразия и розыгрышей юных близнецов Мадфлэпа и Скидса в качестве диверсионного отряда быстрого реагирования; Топспина, как шпиона, который всегда мог разузнать что собирается делать Айронхайд и куда направляется; и Рэтчета в качестве тяжёлой процессорной артиллерии, мудро бьющей точно в цель одним словом, — Бамблби приступил к осуществлению своего плана по завоеванию. Почему Рэтчет согласился помогать, Бамблби так и не понял, но был предельно благодарен своему старшему другу.

Рэтчет помог в главном: он направил процессор Айронхайда в нужном для Бамблби направлении. А точнее, ранее не выносящий даже разговоров о партнёрстве, искрении и спарках, специалист по вооружению вдруг стал не только оказывать всяческую помощь носителям и создателям среди своих подчинённых, но даже стал выбивать для них у начальства явные льготы. И, более того, стало совершенно ясно, что Айронхайд начал присматриваться к бойцам вокруг себя в поиске того самого партнёра, во имя блага Кибертрона, Прайма и Империи, разумеется, что сможет подарить ему сильных бэт, будет верным соратником на поле боя и не будет напрягать процессор в быту. Проблема заключалась в том, что Айронхайд был не просто доминирующим ботом по жизни и в поиске партнёра, он был во всём просто откровенным доминантом, в квадрате, кубе, мультистепени. Равноправное партнёрство им не рассматривалось однозначно: решать все дела семьи должен был Айронхайд, руководить, естественно, также он. Чтобы оказаться снизу на платформе... такой идеи в его процессор не пришло ни разу за всё его очень-очень долгое функционирование. А все хорошие бойцы почему-то желали точно того же от отношений что и сам специалист по вооружению. В лучшем случае они были согласны на равноправные отношения. Что категорически оружейнику не подходило.

Салаг-курсантов и новобранцев он не рассматривал вообще, ни как партнёров, ни как хоть сколь заслуживающих внимания ботов. Энергон с дентопластин ещё не постирали, обычно презрительно хмыкал он. Не покувыркавшийся среди вражеского огня мех, да не нюхавший палёной проводки хотя бы миллиона два-три астроцикла, никак им как будущий создатель не рассматривался. Создатель должен уметь защитить потомство ничуть не хуже самого Айронхайда. Потому, в сторону нейтралов и уж тем более хрупких фемок, оружейник и вовсе не смотрел. Они, нейтралы и феммы, вообще вряд ли замечались суровым воином. Скорее, его процессор сортировал их в раздел — помехи функционирования, забыть.

Бамблби предстояла нелёгкая задача, заставить увидеть в себе, модели со слабой боевой мощью, не только вчерашнего юнглинга, пусть и удачно обкатанного в боях, но и достойного кандидата на постоянное партнёрство. А потому, он использовал свою агентурную сеть, чтобы узнавать планы командира базы автоботов, а неугомонную парочку для того, чтобы раз за разом сталкивать себя и Айронхайда шлемами по разным вопросам, стараясь, чтобы положительный исход зависел только как бы от умений и выверенных решений самого Бамблби.

***

— Хайд, ты знаешь, конструкция этой пушки и правда весьма удобна, — вынужден был согласиться Топспин, перекидывая мощнейшую лазерную пушку из клешни одного манипулятора в другой, абсолютно легко, не напрягаясь. — Периодичность выстрелов, как и обещал Персептор, впечатляет, время подзарядки он явно сократил в сравнении с предыдущей моделью. Единственное, её вес и габариты будут являться для многих явным препятствием для использования в бою.

Серо-синий корпус рэкера стоял на тренировочном поле настолько монолитно, будто был вмурован в поверхность.

— Да, модификация молодых ботов хлипкая какая-то. Только развлечения да фемки их интересуют. Лишний раз на тренировку не выйдут, — Айронхайд резко и с неприличным выражением лицевой пластины стравил себе под ноги небольшую порцию энергона. — Одна надежда на спарков от старых боевых моделей. Смотрю, некоторые ветераны решили обзавестись мелкими. Может быть из них толк получится?

— Да, тоже заметил, активация бэт явно повысилась в последние ворны. Правда, сейчас все стараются заключать смешанные союзы. Слышал, что комфорт внутри пары тогда повышается. И это весьма благотворно влияет на бэт.

— Что? — не понял Айронхайд, с удивлением воззрившись на боевого товарища.

Топспин неожиданно рассмеялся.
— Это теория Лидфута! Я не очень её понял, если честно, но когда он снял с себя наиболее устрашающее вооружение, отправившись в гражданский сектор "заводить знакомство с фемботами" — имей в виду, я тебе дословно повторяю — он именно так и выразился.

— И как, завёл?

— Ты что, не знаешь Лида? Конечно, завёл! Теперь раз в каждый декацикл он ездит помогать и организовывать что-то в очередной Дневной Центр, возится с тамошними спарками, а потом ведёт всю стайку щебечущих фем пить энергон и есть крии. Выяснить, кто из них та самая, не удалось!

Топспин, прекрасно зная о взаимном уважении члена своего отряда и Айронхайда, специально упомянул этого помешанного на вооружении и боевых мощностях бота. В Дневной Центр Лидфут действительно ездил, с отдельными спарками занимался, готовя будущих студентов и учёных по вопросам вооружения, фемок тамошних и правда частенько водил прогуляться. Так что, проверь Айронхайд услышанное, всё сошлось бы. А вот некие нюансы можно и утаить во благо, так сказать. Зачем специалисту по вооружению автоботов знать, что Дневной Центр его старый друг посещает не из-за желания связать себя узами партнёрства, а в честь памяти своего старого приятеля. В Центре работала бэта последнего, как раз одна из фем. Даже вскройся сей интересный факт, Айронхайд предъявить рэкеру нечего не сможет. Топспину же о таких подробностях вроде как и знать не положено, ибо Лидфут о своих делах на каждом углу глоссой никогда не трепал.

Заметив, что сети закинуты удачно, Топспин решил, что на данный момент отступление будет тактически самым верным решением. Дальше уже дело близнецов, как вытаскивать Айронхайда на спланированную встречу с маленьким разведчиком, тем более их яркие корпуса он приметил у входа на базу ещё несколько бриймов назад.

— Был рад повидать тебя, Хайд! Не ржавей. И если будет что-то столь же интересное как эта крошка, — рэкер любовно похлопал пушку по отполированной поверхности, передавая её в манипуляторы оружейника. — Зови! Я всегда рад протестировать все новинки, ты знаешь! Упрашивать не надо.

— И тебе не ржаветь! Ты тоже в курсе держи. Знаю, у вас куда больше веселья чем у меня в этой дыре!

Попрощавшись с Айронхайдом, Топспин трансформировался в синий гоночный спорткар, и взвизгнув шинами, враз скрылся между корпусов базы. Свою часть уговора он выполнил.

***

Бамблби из окна Кадетского Корпуса наблюдал за перемещением по территории того, кого он так долго ждал. Огромный тяжёлый бронированный автомобиль алого цвета на полной скорости приближался к административному зданию в сопровождении двух небольших машинок. Не заметить подобный эскорт было просто невозможно; от ярких, кислотных цветов молодых ботов начинала сбоить оптика у любого неподготовленного трансформера.
Бамблби улыбнулся. Близнецы как всегда отлично сработали, заманив Хайда на уже его личную территорию. Судя по всему, командир военной базы до сих пор ни о чём не подозревал. Бамблби покинул свой рабочий кабинет и спустился вниз, встречать свою цель и жертву в одном фейсплете. Сейчас его выход, и нужно не наделать ошибок, Хайд весьма подозрительный бот согласно своей прошивке.

Разведчик и предположить не мог, что охота в это время происходит двойная. И в другом сценарии жертвой предназначено быть именно ему.

***

Высоко сверху, почти растворившийся на фоне тёмного звёздного неба, застыл корпус вертолёта. Трансформер уже довольно давно вёл слежку за жёлтым недоразумением, которое считало себя заслуженным и уважаемым разведчиком. Следящий насмешливо хмыкнул, фиксируя в банках памяти каждое движение, каждое слово небольшого корпуса. Судя по всему, эта ошибка процессора затевала афёру. Какую, следящий трансформер не знал, но чувствовал, что подобная увлечённость делает автоботского разведчика уязвимым. Чем, несомненно, будет очень легко воспользоваться. Только от специалиста по вооружению нужно будет избавиться. И за каким шлаком его сюда принесло?

***

— Привет, Хайд! — широко улыбнулся красному трансформеру Бамблби, спускаясь с лестницы Кадетского Корпуса.

— Привет, Би! Где твои воспитанники? — Айронхайд недоумённо оглянулся, на базе было тихо. Слишком тихо. И пустынно. — И как ваша стройка для молодняка?

— Пойдём, я покажу тебе нашу проблему. Что, зря что ли близнецы тебя дёргали, — разведчик, а теперь замначальника Кадетского Корпуса, пошёл куда-то вглубь базы, увлекая за собой приехавшую троицу трансформеров. — А что до твоих вопросов, так воспитанники сейчас на экскурсии в Каоне. Мегатрон решил, что историю неплохо бы окулярами видеть воочию, а не только читать в датападах.

— Гладиаторские арены решил им показать? — догадался Айронхайд.

— Ну да. Толкнул целую речь на планёрке, что историю свою стесняться нечего. Пусть сразу всё увидят, прочувствуют, поймут. Может дураков, считающих что это романтично, поубавится.

— Не поубавится. Пока самим шлем не проломят.

— Совет одобрил, Шмир согласилась. Не без влияния, конечно, Старскрима, но согласилась. Блэкаут, Инферно, Скайдайв и Броул сопровождают группу помимо наших воспитателей.

— Ого, серьёзно отнеслись, — удивился Айронхайд. — Состав сопровождающих такой... запоминающийся.

— Это да. Десептиконы, правда, всегда серьёзно относились к кадетам благодаря Старскриму. А теперь и наши наконец-то пересмотрели своё мнение насчёт обучения спарков, особенно после того как первый лейтенант документы на зачисление своей бэты подал.

— Как, уже?!? — Айронхайд встал столбом. Мадфлэп и Скидс настроили на максимум свои аудиодатчики. Для них было новостью даже то, что старший офицер и левая рука Прайма заключил постоянный союз, не говоря уже об активированном спарке! Бамблби был уверен, что теперь на базе декацикл все будут стоять на антеннах от подобной новости и способа её подачи близнецами. — Честно, был удивлён выбором Джазза... Всё-таки Саундвейв... шлак! Он же десептикон!

— Вспомни Миража, — отмахнулся Бамблби. — И такие союзы сейчас не редкость. Шмир вчера обмолвилась, что ею получены ещё несколько комплектов документов. Кто-то даже заранее подаёт, чтобы без места в группе для мелких не остаться. Так что, Айронхайд, поздравляю тебя с потрясающей прозорливостью! Ты первый кто понял, насколько нашим бойцам необходимо место, где можно без опасений оставить своих малых бэт.

Айронхайд был явно доволен признанием своего такого верного стратегического решения. То, что идея принадлежала Рэтчету, было не важно; пробивал же её потом по всем инстанциям лично он!

— А вот, собственно, и наша проблема!

Трансформеры остановились возле активно строящегося небольшого тренировочного лётного поля. С первого взгляда стало понятно, что строители сильно накосячили.

— Шмир выносить это на планёрку не хочет. Я тоже считаю, что огласка пока не нужна. Ты же с бригадой строителей контактируешь, ты им наряды подписываешь и кредитки тоже ты перечисляешь. Может сам пообщаешься?

— Нда... — мрачно процедил Айронхайд, разглядывая явную неровность взлётно-посадочной полосы и отклонение от центральной оси вышек, создающих защитные барьеры. — Манипуляторы за такое отрывать на месте надо.

— Абсолютно согласен, — также мрачно согласился Бамблби, протянув специалисту по вооружению стопку датападов. — Мы работы приостановили, брак подсчитали по возможности. Я подготовил отчёты для тебя вместе со всеми сметами, а также список моментов, что требуют корректировки. Ты не волнуйся, здесь отчёты полностью, хоть сейчас Проулу или самому Прайму на стол клади. Твоего времени не потребуется, я помню про твой график напряжённый.

Айронхайд с нескрываемым удивлением покосился на разведчика. Да, новая должность явно благотворно на того повлияла. Если раньше за ним самим нужно было гоняться по базе, в попытках отловить и усадить за написание скучных отчётов, а то и самому быстро накарябать их за молодого меха, то сейчас уже который раз бывший разведчик просто выручал оружейника с этой шарками сожранной стройкой. Когда Айронхайд подписывался на этот проект, он даже не подозревал, сколько бюрократических проволочек данная стройка и открытие отделения для новоактивированных спарков с собой принесут. Когда он получил первую кипу датападов, то впервые задумался о самодеактивации. Ибо как это совмещать с основной работой, основными отчётами, он плохо представлял.

Но, на удивление, Праймас послал ему спасение в виде Бамблби. Разведчик взял на себя почти всё рутинное составление отчётов и проверку смет. Он бдительно следил за двумя стройками сразу, ничего не упускал из внимания, своевременно информировал обо всём, зря не дёргал, но если по его мнению ситуация требовала присутствие Айронхайда, то он не пытался строить из себя великого начальника, а вызывал командира базы на место. Более того, в кабинете Бамблби запросто можно было укрыться ото всех, и Лидеров в том числе, сославшись на необходимость разгребания вопросов по стройке, а самому отлично отдохнуть в приятной компании за сверхзаряженным коллекционным энергоном. Теперь у Бамблби водился отличный энергон. Создатели курсантов со всех планетарных систем привозили иногда поистине удивительные сорта.

— Би, спасибо! — от всей искры поблагодарил он рядом стоящего маленького разведчика. Взгляд Айронхайда задержался на простодушной лицевой пластине, а затем на корпусе Бамблби. Отполированный, без царапин, без налёта копоти, его корпус теперь приобрёл какую-то изысканность. Но, тем не менее, весь его вид, даже эта лёгкая вальяжность в движениях, выдавала в жёлто-чёрном трансформере неустрашимого бойца. Жаль только, что так сильно ростом не вышел, неожиданно подумалось Айронхайду. Он и сам изумился подобной мысли. Хотя... взять, к примеру, хрупкую Шмир и её драгоценного Старскрима. Нет, не подходит, она всё-таки ростом по плечо своему партнёру. Но вот в остальном, фем настолько тоненькая и изящная, что за корпусом сикера её и не видно. А вот элегантный Мираж рядом с огромным Гарджем почти миниботом ощущается. И ничего... вон две бэты уже бегают. Да и Саундвейв на фоне невысокого Джазза тоже боевиконом смотрится.

— Подписи проставь, только. И можно было бы уже сегодня раскидать это всё по адресатам, чтобы время не терять, — продолжал тем временем Бамблби, прерывая размышления красного меха.

Айронхайд с радостью ухватился за удачную подсказку. Быстро заверив своей энергоподписью каждый отчёт, он окликнул резвившихся на стройке близнецов. Те уже успели опрокинуть бак с заготовкой сцепляющей смеси, разорвать и разметать в пыль два мешка строительной основы в порошке, а теперь бранясь и ругаясь, пытались всё это великолепие стереть со своих корпусов.
— Эй вы, ошибка конструктора! Подкатите сюда свои бампера, да побыстрее!

Мадфлэп и Скидс тут же оказались перед командиром базы, всем своим видом демонстрируя внимание и готовность выполнить любой его приказ.

— Мне нужно, чтобы вы это доставили адресатам и зарегистрировали во входящем журнале! Номер записи потом сообщите. Отсылать по сети смысла не вижу, потом эти шарки скажут что ни одной претензии в окуляры не видели. И ведь не докажешь обратное. А так, отвертеться у них не получится. Хотят кредитки свои получить, придётся поработать. Как развезёте, дальше можете быть свободны.

Близнецы в свою удачу просто не могли поверить! Это быстренько метнуться в пару мест, загрузить в банк данных принимающей стороны информацию с датападов командира, и до отбоя можно хоть на антеннах по Айакону разгуливать. И никаких тебе дежурств! В один наноклик постоянно рябивший двумя цветами "вырви окуляр" дивный фантом, состоящий из постоянно перемещающих корпусов близнецов, исчез за поворотом.

— У тебя самого-то какие дела на сегодня? — поинтересовался Айронхайд, втайне надеясь, что Бамблби пригласит его в свой кабинет и угостит каким-нибудь очередным интересным коктейлем или коллекционным чистым.

— Нужно в башню заехать, апартаменты принять у строителей! Я же к Джаззу и Шмир под крылышко поближе перебрался. Только у них верхние уровни, а у меня нижние.

— Ого, неожиданно! То-то я тебя перестал на базе встречать.

— Да вроде уже жить на базе как-то не с манипулятора. Да и все вокруг говорят, что при моём нынешнем положении, нужно уже свой отсек обустраивать, а то партнёра некуда будет привести.

— Какого партнёра?! — чуть не подавился Айронхайд.

— Не знаю. Я пока об этом не думал как-то. Времени не было, — Бамблби взглянул на специалиста по вооружению своими такими честными-честными и синими-синими окулярами и немного неуверенно улыбнулся. — А Джазз и Шмир говорят, что вот я сейчас в палатах Совета примелькаюсь, да по головизору пару раз появлюсь, и посыпятся предложения. Вроде как все семьи заводят, наверное, и мне тоже надо подумать о будущем... о потомстве.
— А что ты забыл в Совете? Это же забота Шмир.

— Так ей сейчас не до всех этих препираний. Старскрим-то уже на свой пост заступил, на ней теперь два мелких сразу. Она и в Корпусе почти не появляется. Со мной только каждый джоор связывается, информацию просматривает, распоряжения раздаёт. Но дальше рекреации на башне и развивающей группы для спарков не ходит.

— Уже двое, — задумчиво проговорил Айронхайд, вспоминая сразу прогноз Рэтчета. Десептиконы не собирались упускать своего, судя по всему.

— Ага. Двое. Да и Джазз с Саундвейвом позавчера обсуждали что нужно попробовать второго сейчас или чуть позже заискрить. Вроде как, где один спарк, там и второй. Всё равно метаться между Корпусом, жилым отсеком и базами.

— Быстро они.

— А чего тянуть-то? — беззаботно отозвался Бамблби. — Кстати, хочешь мой номер посмотреть? Как раз по поводу тренажёров посоветуешь.

— У тебя тренажёры есть?

— Пока нет, но зал я под это дело оставил. Всё-таки, я военный, хоть сейчас и переведённый в запас. Тренировки оставлять никогда не стоит. Да и что делать вечерами одному в отсеке? А так, тренажёры погонять можно, в бассейн окунуться.

— Давай. Даже интересно как наше командование живёт, — вдруг решился Айронхайд, трансформируясь на ходу. — Много там знакомых корпусов встретить можем?

— Хватает, — уже по закрытой связи передал ему Бамблби, выезжая за территорию базы и набирая скорость. Они вдвоём неслись по дороге в сторону Айакона. — Там Нокаут проживает вместе со своим, Шмир и Старскрим с мелкими, Скайварп с Тандером соседний номер от них занимают, ещё у Блэра апартаменты на два уровня выше моих. А на самых верхних уровнях Джетсторм базируется и вторая триада в полном составе. Теперь вот Джаз с Саундвейвом въехали. А там, может ещё кого узнаешь.

***

Трансформер в небе выругался на старокибертронском. Объект исчезал с зоны наблюдения, да ещё в сопровождении Айронхайда. С этим автоботом шутки были плохи. Пришлось спешно свернуть операцию.

***

— Четыре отсека, не плохо, — удовлетворённо оглядывал светлые и просторные апартаменты разведчика Айронхайд. — А почему такие пустые?

— Мебель завтра привезут, — откликнулся Бамблби, проходя к обширной консоли в главном отсеке. — В том отсеке мойка и бассейн небольшой. Правда, я его пока очистителем не заполнил. Здесь вот планирую поставить несколько тренажёров, платформу для гостей и отдыха, и стол, наверное. Ещё один отсек для перезарядки, а с последним я пока не решил. Думал ремонтную мастерскую там сделать. И склад ещё есть. Я специально выбирал номер с просторным складом, чтобы туда можно было ещё и стеллажи поставить с оружием, а не только энергон упаковать.

Айронхайд разглядывал стены апартаментов выполненные в серовато-серебристых тонах с тёмно-серыми вкладками. Пол и потолок наоборот были выполнены в спокойных, тёплых оттенках. Свет струился из скрытых пазов по всему периметру помещения, окутывая сразу со всех сторон. Красный трансформер знал такую систему, освещение поддаётся при подобном планировании очень тонкой настройке, можно даже диапазон теплоты уменьшить-увеличить. Успокаивает хорошо, окуляры отдыхают.

— Ты здесь уютно всё обустроил, — похвалил он Бамблби, проходя вслед за хозяином апартаментов в подзарядную.

В данном отсеке было огромное обзорное окно, почти во всю наружную стену, из отличного прозрачного бронепласта. И огромная подзарядная платформа последней модификации, со сложным пультом управления, с множеством функций и даже воздушным обогревом. Взгляд Айронхайда автоматически впился в матовую поверхность платформы, а в процессоре вдруг возник образ небольшого жёлтого корпуса в чужих мощных манипуляторах. Мотор внутри возмущённо взревел, а вентсистемы с рыком прогнали и почти выплюнули перегретый воздух из пазов на корпусе.

Если бы в этот момент командир базы обернулся на Бамблби, то увидел бы на его лицевой пластине довольную улыбку и озорно поблёскивающие окуляры. Но сил отвести взгляд от подзарядной платформы Айронхайд пока в себе не находил, как зачарованный разглядывая её слегка рифлёную поверхность, на которой поблёскивали силовые выходы и всевозможные датчики. Да... здесь можно было попасть в рай Кибертрона. Собственно, кто-то здесь и будет туда регулярно попадать. Кто-то, стоящий сейчас позади.

— Хайд, ты прости, мне сейчас тебя нечем даже угостить, ещё ничего не привезли толком, — извинился Бамблби дотрагиваясь до мощной плечевой бронированной накладки командира базы. — Как только всё загрузят, я тебя позову отметить мой уже официальный переезд. Мне такой энергон привезли с Монакуса, это что-то! Надеюсь, ты выберешь время донести свой корпус до моего скромного отсека.

Специалист по вооружению неопределённо хмыкнул, наконец оборачиваясь к разведчику. Его взгляд был какой-то... оценивающий? Бамблби неожиданно почувствовал, что вот он, шанс обратить на себя внимание. Главное не пережать!

— Знаешь, меня уже очень давно звала Шмир к себе. Давай зайдём? Как раз мелких увидишь. Да и она тебе рада будет. Что думаешь?

— Ненадолго можно, — задумчиво кивнул Айронхайд, всё ещё продолжая разглядывать лёгкий жёлтый корпус, будто прикидывая что-то про себя.

— Отлично! Захвачу обучающий датапад, я обещал подарок Стардагу!

— Это так старшего зовут?

— Да, в честь какого-то известного сикера назвали, — эти слова разведчик уже произнёс из-за платформы, роясь в коробках личных вещей, которые постепенно перевозил из занимаемого отсека военной базы автоботов.

Айронхайд замер. Прямо перед ним раскачивались бёдра Бамблби, который перегнулся через угол платформы и что-то усиленно под ней искал. Поза, конечно, не сказать чтобы такая уж откровенная, но тазовая секция всё время перемещалась то вправо то влево, пока разведчик что-то раздражённо шипел себе под нос. Жёлтая броня с чёрными полосками будто заполнила собою всё пространство перед окулярами специалиста по вооружению. Айронхайд с удивлением отметил, что его внутренние системы стали медленно нагреваться, уровень полей резко скакнул вверх, а нейросеть отозвалась пока ещё слабыми импульсами удовольствия посылаемыми в процессор. А главное, протокол защиты и логические цепи абсолютно молчали! Только процессор посылал ленивые сообщения о том, что разведчик слишком слабый, слишком мелкий, слишком... Командир базы резко развернулся и вышел из подзарядного отсека. Нужно было успокоить энергополя. Чувствовать себя глупо автобот не привык. А эту ситуацию он как-то слабо контролировал.
Клик спустя показался Бамблби, сжимая в манипуляторе найденный датапад и яркую упаковку энергоновых кристаллов. Он широко улыбался и, слава Праймасу, вроде ничего не заметил.

— Вот теперь мы готовы к дружескому визиту в обитель сикеров!

***

Поднявшись на скоростном лифте на нужный уровень, Бамблби вскоре затормозил у дверной панели, отмеченной незнакомым глифом. Нажав на кнопку вызова и дав считать запирающему устройству свои энергоподписи, автоботы застыли в ожидании. Почти сразу дверь уползла в толстую стену, и коридор потонул в счастливом визге и стрекоте крошечного трансформера, восседающего на тонких манипуляторах широко улыбающейся Шмир.

— Вот так неожиданность! Я сначала решила что моя оптика вышла из строя, — рассмеялась она, пропуская нежданных визитёров просто в шикарнейшие апартаменты из всех, что когда либо доводилось видеть Айронхайду.

С криками из соседнего отсека тут же выкатился малыш заметно покрупнее того, что сидел на серво у своей Альфы. Даже сейчас в этом подвижном маленьком трансформере уже угадывался красивый, точёный корпус будущего сикера. Командир базы автоботов с удивлением разглядывал отпрысков Главнокомандующего ВВС и фем-симбиота. От неё у обоих спарков не было ровным счётом ничего, крохотные сикерлеты были копиями Старскрима. Только что цвета корпусов другие. Тот, что скакал вокруг их ног, громко вереща, был серо-белый; а его младший брат имел полностью золотистый корпус. Айронхайд не думал что сильно ошибётся, если предположит, что из этого мелкого вырастет не только самый красивый сикер, но и самый красивый десептикон.

Откупившись от более старшего сикерлета датападом, в который он подозрительно сразу же вцепился как хищник в свою жертву, а мелкому протянув один из энергоновых кристаллов, взрослые трансформеры наконец-то получили возможность пройти вглубь апартаментов. Айронхайд старался не вертеть шлемом в изумлении как последний юнглинг, но обстановка поражала своим великолепием. Всё вокруг сверкало, начиная от искуснейшего золотого узора на тёмно-стальных стенах, вплоть до светлого мягкого покрытия на полу и мозаики на потолке. Мягкий свет затапливал полностью все апартаменты в каждом отсеке; здесь явно не экономили. Дорогие и самые лучшие игрушки, насколько мог судить автобот, были разбросаны по полу. На стене мерцал самой последней модели огромный экран головизора. Стеллажи с датападами в дорогих и сверкающих рамках, целые полки с инфокристаллами, изящный столик с причудливой резьбой на ножках, прозрачные бокалы, тонкий цветной сосуд из тончайшего материала, внутри которого плескается энергон. Слева, в соседнем отсеке, виднелся подсвеченный фиолетовым светом бассейн с очистителем. Сверкающие низкие поручни, мозаичные бортики из прозрачного разноцветного бронепласта, наверняка и функция расслабляющего гидромассажа предусмотрена. Всё в этих апартаментах, начиная от последнего кресла и заканчивая сброшенным на пол сикерлетами термопокрывала, подтверждало высокий статус владельца.

Шмир усадила трансформеров в удобные кресла возле изящного низкого столика и принесла со складского помещения несколько кубиков среднезаряженного. Энергон был слабо-жёлтого цвета с мерцающими точками внутри, что крохотными зарядами покалывают глоссу и топлипроводы при каждом глотке. Мелкий сикерлет тем временем увлечённо запихивал в крохотный ротик энергоновый кристалл, с упорством инсектикона пытаясь заглотить добычу целиком.

— Хайд, тебя не ожидала увидеть! Только не говори, что ты решил перебраться из казённого отсека базы в нормальные апартаменты! Я почти ворн Би уговаривала на этот шаг, а уж на твой счёт даже не мечтала, — её светло-голубая оптика с интересом уставилась на оружейника.

— Скажем так, я инспектирую чужой побег из-под родной крыши, — хмыкнул Айронхайд, с удовольствием глотая высочайшей очистки энергон. Ему начинало здесь нравится. Конечно, убрать бы все эти блескучки и дорогие финтифлюшки, и здесь будет весьма уютный отсек. — А то личный состав автоботов разбегается, а я даже не знаю где их искать в случае чего.

— У Би уже был?

— Только что оттуда. Неплохо он там всё предусмотрел, когда мебель завезут, думаю весьма уютно будет, — красный трансформер и сам не верил, что именно его вокалайзер произнёс последнюю фразу. Но Шмир напротив выглядела на удивление довольной.

— Тогда тебе ещё Джазза посетить с Саундом нужно! Для полной раскалибровки, — расхохоталась вдруг она, а Би согласно хмыкнул рядом.

— А что там не так? — насторожился мех.

— Ну... у них ты сможешь музыку не только услышать, но и пощупать!

— Я как-нибудь обойдусь... Кстати, хотел уточнить, их спарк колёсный или крылатый?

— Охотник. С огромной долей вероятности это будущий Охотник.

— Шлак.

— Хайд, что-то не так?

— Одни крылатые вокруг! Колёсные только у Миража и ещё нескольких.

— Ну, кто вам виноват, что вы, колёсные, пренебрегаете настоящей ценностью функционирования, — откинулась на спинку кресла Шмир. — Но, если тебя утешит, здесь много и колёсных спарков. Я гуляю в детской рекреации, так там крылатые только мы, да мелкий Саунда и Джазза. Правда, остальные спарки все у нейтралов, и боевых моделей среди них нет.

— Про что я и говорю.

— Ну так всё в ваших манипуляторах, Хайд! Кстати, как дела на базе? Какие новости? Имей в виду, вынужденная изоляция плохо сказывается на моей нейросети! Так что, будь так добр, удовлетвори моё любопытство.

Хайд устроился в кресле поудобнее, полностью расслабляясь. Пересказывание самых последних сплетен много времени не заняло, зато подняло настроение. Не так уж и много что у них происходило. Но Шмир была довольна. А уж когда командир базы поделился с ней некоторыми последними военными манёврами в дальних системах, фем будто засветилась изнутри. Всё это время сикерлеты издавали тоненькие, нежные трели, то общаясь между собой, то как будто обращаясь к взрослым трансформерам. И с каждым разом, когда фейсплет Шмир обращался к своим бэтам, её оптика светилась такой нежностью и заботой, что Айронхайд начал почти физически её ощущать.

На прощание, она похлопала Айронхайда по плечу, а Бамблби неожиданно нежно обняла.
— Спасибо тебе, Би, за то, что смог заманить сюда нашего сурового командира базы! Ты совершил невозможное, я поражена!
Она с сикерлетами проводила автоботов до лифта, и какое-то время Айронхайд мог наблюдать через прозрачную кабину как малыши отчаянно машут им вслед.

— Би, а ты не был бы против, если бы я заглянул к тебе ещё раз? — красный мех неуверенно обернулся к маленькому разведчику.

— Хайд, двери моего отсека всегда будут для тебя открыты, — неожиданно очень серьёзно ответил Бамблби. Синие окуляры смотрели прямо и немного грустно.

***

Всю обратную дорогу до базы Айронхайд пытался разобраться в том, что обрушилось на него в этот удивительный орн. Столько новой информации, незнакомых ранее ощущений и настоящий хаос в мыслях дезориентировали обычно скупого на переживания меха. Это было полное погружение в абсолютно чужой мир. Мир ярких эмоций, искренней привязанности, мир где у трансформеров, даже боевых моделей, есть спарки, где тихие трели малышей и их беспорядочный стрекот вызывают не раздражение, а улыбку. Мир, где ты не один. Где есть партнёрство, доверие. Место, где тебя ждут. Да, именно ждут!

Айронхайд был рождён в дни войны, ещё Второй Кибертронской. Весь Золотой Век он посвятил учёбе, воинской подготовке, защите предыдущего Правящего Прайма, Совета. А потом началось восстание и разразилась Третья Кибертронская, уничтожив почти всё к чему он питал привязанность и любил. Столько миллионов астроциклов в постоянной боевой готовности, в самом центре непрекращающихся военных действий, что он уже забыл, что это такое, просто функционировать.

И сегодня эти синие окуляры Бамблби, совсем юного автобота, стали проводниками в мир спокойствия... Для Айронхайда разведчик стал олицетворением всего того, что вдруг захотелось ощутить, что захотелось испытать. Бамблби предлагал свою дружбу открыто, щедро, как привык функционировать. Может быть, не просто так он всегда испытывал расположение к этому юнглингу? А теперь юный мех вырос, ступил во взрослую жизнь, ищет партнёра, желает создать семью. Так стоит ли искать в другом месте того, с кем хочешь строить личные отношения, если совсем рядом есть просто удивительно подходящий вариант? Бамблби сможет стать достойным партнёром, который никогда не предаст, не оставит, не ударит в спину. И бэты от него могут получиться даже очень хорошенькими. Сила Айронхайда, проворство Бамблби — их спарки смогут стать отличными воинами, даже если будут уступать штурмовикам в силе и габаритах.

Их спарки... Как легко он принял возможное партнёрство с разведчиком. Как-то слишком легко и быстро. Может, это сама искра ему намекает, советует, пытается направить? Или сам Праймас? Ведь говорят же, что он пытается говорить с каждым трансформером через его искру, только не все его понимают, не все его слышат. А если так рассуждать, то и Айронхайд сможет стать хорошим партнёром. Он сможет защитить, прикрыть, быть рядом.
И когда в процессоре все эти мысли обрели наконец-то форму в окончательном решении, на искре командира базы стало тепло и легко. Значит, Праймас одобрил его выбор.

***

Бамблби смотрел вслед Айронхайду, который снова возвращался обратно на базу к своим подчинёнными и обязанностям, и не мог разобраться в собственных ощущениях. С одной стороны, он был почти уверен, что специалист по вооружению прятал за своей уже привычной бесстрастной маской на суровом фейсплете настоящее смятение. Красного меха выдали несколько раз дрогнувшие энергополя. А потом ещё этот несколько раз останавливающийся на нём задумчивый взгляд оружейника. Никогда прежде он так не смотрел на разведчика. Да он, собственно, ещё ни на кого так не смотрел. И дрогнувшие уголки рта, когда суровый мех наблюдал за крохотными сикерлетами. Неужели усилия Бамблби дали результаты? Неужели Хайд смог заметить, разглядеть его самого как личность, а не только как бывшего подчинённого, как было всегда?

В Айаконе кипела жизнь. Только жёлтому маленькому разведчику было сейчас очень одиноко и неуютно в этой пёстрой толпе, посреди яркой улицы. Тяжело провентилировав системы, Бамблби трансформировался и рванул в Кадетский Корпус. Думать, крутя колёса, было намного легче.

Эх, как же понять этого сурового меха, как догадаться что он думает, что чувствует? И как вести себя в следующий раз? Продолжать диверсионную деятельность, либо временно затаиться? Но не получится ли так, что пока он даёт передышку оружейнику, кто-нибудь другой, более яркий, более подходящий по всем параметрам не решит остановить свой взгляд на командире базы автоботов и личном телохранителе Прайма? Положение у Айронхайда завидное, что уж тут говорить. И жалованье хорошее. Бамблби тут же ощутил укол ревности к этому абстрактному кому-то, кто только гипотетически может пожелать быть поближе к этому алому корпусу. Нет уж! Не для того он столько бегал, столько планировал и столько сил положил на...

Размышление были прерваны сильным ударом в бок, визгом тормозов. Перед окулярами замелькало дорожное покрытие. Жёлтый спорткар закрутило, унося юзом с дороги. Но опыта хватило остановиться, избежав аварии. Запуская самодиагностику, Бамблби трансформировался. Желание высказать всё в фейсплет тому идиоту, кто не умеет пользоваться собственными окулярами, росла в геометрической прогрессии по мере того, как разведчик получал список повреждений. Придерживая пострадавший манипулятор, он возмущённо обернулся... и замер. Прямо в его грудной отсек, ровно на спрятанную за бронёй камеру искры, смотрели активированные наплечные пушки огромного чёрно-фиолетового трансформера с узкими вертолётными лопастями за спиной. Красные окуляры пугающими угольками тлели из-под сведённых оптограней.

Вортекс криво усмехнулся, сверкнув длинными клыками.
— Привет, автобот! Давно я уже планирую с тобой поболтать. Вот, вижу, и случай представился. Ну как, полетаем?

***

— Ничего себе, сколько к нам сегодня посетителей! — восхитилась Шмир, впуская в свои апартаменты Джазза. Совсем крошечный трансформер сидел на манипуляторах своего Создателя и с любопытством крутил головкой. Синие окулярчики с любопытством уставились на фем. Малыш узнал её и издал радостно-приветственную трель.

— А был кто-то ещё?

— Не поверишь, но сегодня заходил Би, и он был с Хайдом!

— Хайд?!? Здесь?

— А я тебе говорила что не просто так наш жёлтый поганец крутится возле Хайда! Этого следовало ожидать, тем более, если вспомнить силу притяжения окуляров нашего сладкого разведчика.

В этот момент к Джаззу выскочил Стардаг, восторженно вереща и протягивая целую упаковку энергоновых кристаллов.

— Подарок Би, — хмыкнула Шмир. — Вы своему уже даёте такое?

— Нет. Но всегда всё бывает в первый раз, — Джазз присел, позволяя своей бэте взять угощение самостоятельно, а потом поблагодарил сикерлета. — Спасибо, Стардаг!

Из подзарядной послышался возмущённый писк.

— Хендин проснулся. Пойду заберу его в нашу компанию, а то опять скандалить начнёт. А вы проходите!

Шмир скользнула в единственно затенённый отсек, а за ней последовал маленький Стардаг, смешно вытягивая шею и наблюдая, как дани забирает с небольшой подзарядной платформы с ограничительными бортиками его брата. Более старший сикерлет поприветствовал выход брата из оффлайна серией щелчков и коротким стрекотанием. Неожиданно в эту странную речь вклинился крохотный спарк Джазза. Через клик все три малыша оживлённо обменивались самыми различными звуковыми сигналами, играя тональностями, звучаниями и громкостью. Джазз и Шмир замерев, с нескрываемым интересом наблюдали за самым первым коллективным общением.

— Может дать им познакомиться поближе, — неуверенно предложила Шмир и опустила своего маленького отпрыска на мягкое покрытие пола. Джазз решил последовать её примеру.

Решение оказалось верным, все три маленьких трансформера тут же принялись увлечённо изучать друг друга, а потом переключились на игрушки. При чём самый старший из них, Стардаг, всячески опекал младших и более слабых собратьев, принося им игрушки и всячески развлекая малышей.

— Так на что ты там намекала, когда говорила про Хайда и Би? — вернулся к пикантной новости Джазз, когда понял, что личное знакомство спарков состоялось и прошло более чем удачно.

— Я не намекала. Я констатировала факт! Похоже, твоя школа, Джазз, дала свои результаты, и Хайд всё-таки ответил на знаки внимания Бамблби.

— Не могу поверить! Айронхайд и Проул, это же мехи-машины! Работа важнее всего, больше ничем никогда не интересуются. Даже Рэтчет хоть и готов подзаряжаться возле своей ремонтной платформы, а то и на ней, но и то умеет расслабляться. Иногда.

— Ну, не скажи! Хайд отлично расслаблялся в барах!

— Ты на счёт накачаться сверхзаряженного и помериться с кем-нибудь силой на манипуляторах?

— Проул и такого себе никогда не позволяет, — усмехнулась Шмир.

— Проул вообще... не трансформер.

— А кто же он?

— Процессор!

Фем заразительно расхохоталась.
— А ты испытываешь к нему самые нежные чувства, как я посмотрю.

— Особенно к его предписаниям и постоянному требованию отчётов, — фыркнул Джазз. — Шмир, у меня к тебе есть просьба. Немного ммм... личного характера.

Фем склонила шлем чуть вбок, прикусив острый коготок. Джазз на наноклик залюбовался её точёным профилем. Всё-таки, жаль, что Прайм с таким спокойствием уступил её десептиконам и Совету. Хотя... теперь Шмир имеет возможность блистать в высшем свете, где ей самое место. Не на передовой, конечно. И уж точно не в тени великой истории.

— Ты ведь в прекрасных отношениях с Блартезом.

— Он с Джабом почти моя семья.

— Ты не могла бы попросить его присмотреть за Саундом на Замоджине? Я навёл справки о составе отряда, твой большой брат включён в состав. У Саунда там будет немного нестандартная миссия, и я не уверен...

— Хочешь чтобы Блат незаметно присмотрел за ним или открыто предложил помощь?

— Лучше пусть Саунд ничего не знает...

— Хорошо, сейчас улажу, — улыбнулась Шмир и замерла. Джазз понял, что она связалась с "братом". Через два клика, она сфокусировала свою оптику на диверсанте. — Всё хорошо, он присмотрит за твоим партнёром. И парней своих попросит приглядывать.

Джазз с явным облегчением выпустил перегретый пар из вентсистем. Он даже не заметил, с каким напряжением ждал ответа от Шмир.
— Держи, охладись, — понимающе кивнула она, протягивая серебристому меху небольшой кубик с прохладным низкозаряженным энергоном. — И не бойся за него, Джазз. Саундвейв прекрасный воин несмотря на свою кажущуюся такой нелепой альтформу. А то, если вы так начнёте дёргаться друг за друга, до добра это никого не доведёт.

Джазз махнул манипулятором, собираясь сказать, что всё это он понимает, но искре не прикажешь, когда поднял взгляд на Шмир и замер. От её остановившейся обесцветившейся оптики, от искажённого ужасом фейсплета энергон в его топлипроводах остановился и загустел. Искра пропустила удар, а потом будто взорвалась болью от предчувствия беды. Фем смотрела сквозь него, её когти проскребли по нагрудной броне, дентопластины шевельнулись.

— Варп, — тихо прошептала она, вряд ли осознавая что произносит имя солётника Старскрима вслух.

Затем оцепенение схлынуло, и Шмир порывисто вскочила. Её оптика сверкала яростно, впиваясь в диверсанта словно осколки льдинок. Она схватила его за плечо, легко развернула к спаркам. Джазз только коротко кивнул, признавая что он рядом, и с бэтами ничего не случится.

— Вызывай Старскрима! — крикнула Шмир, одновременно в два плавных прыжка оказываясь возле обзорного экрана главного отсека, открывая скрытую в стене панель, отключая систему блокировки апартаментов, открывая окно.

В отсеке загудел ворвавшийся в помещение яростный ветер, захныкали испуганные спарки. Шмир мощным прыжком выпрыгнула в окно, трансформируясь прямо в воздухе. Она расправила свои мощные чешуйчатые крылья, чиркая ими по бронепласту стены, высекая искры. Сделав пару сильных, полных взмахов, поднявшись над крышами и шпилями Айакона, фем врубила свои модифицированные дожигатели на полную мощность, прижимая к себе крылья, скручивая их в сложную конструкцию, и штопором крутясь вокруг своей оси яркой искрой исчезла в темноте.

Джазз наноклик подумал, и вызвал не только Старскрима, но и Тандеркрэкера, своего партнёра и Нокаута. Рэтчета он пока решил не дёргать.
Диверсант подошёл к открытому экрану, набрал команду на пульте и закрыл окно. А затем присел рядом со сжавшимися в один трепещущий комочек попискивающими, жалующимися всему миру спарками.

— Всё хорошо, искорки, просто у взрослых тоже иногда возникают проблемы. Я рядом. Я с вами. Вам нечего бояться.

@темы: трансформеры, Праймас, Бамблби, Айронхайд

URL
Комментарии
2015-04-29 в 23:13 

just Skywarp
Ради разных цветов что нам ссориться в дым -ведь оттенки души, чем цветнее, тем краше. (Иллет. "Вино по кругу")
Жуть, бар, бедный Варп... хотя мое смутное сомнение: хотя угроза изнасилования пополам с пытками да еще от такого маньяка как Вортекс, ужасна для любого меха, мне все же кажется что в ступоре лить слезы -скорее в характере чуткого и серьезного Тандера, который и преодолевать это стал бы дольше, нежели -в характере задиры и хулигана Скайварпа. Такие личности даже на угрозу насилия реагируют негативно, но иначе, яростно как на любую агрессию против себя. Варп пытался бы вырваться даже в фиксации, укусить или плюнуть в маньяка, не имея возможности позвать на помощь. Такие могут отбиваться до последнего "вырваться или сдохнуть" а потом жаждать не менее жестокой мести обидчику, если приступы опустошенности и отчаяния после пережитого (если бы боевикон добился своего) накрывают его, такая личность будет их прятать до последнего, боясь признать свои нынешние страх и слабость.
А вообще, что-то прям хоццо прочесть про коннект этих двоих, но уже без насилия, на вполне добровольно-взаимной основе, типа два самых оторванных на весь проц члена своих коллективов встретились в баре, Варп надрался и начал хорохориться, что он мол самый сильный и выносливый, чуть более свежий вертолет его подзуживает, далее -продолжение пари в пустом отсеке последнего. Сначала, конечно, доминячит боевикон, но потом с охотой отдает верхнюю роль сикеру и ловит ломовой кайф. Можно с использованием фиксации или стандартных инструментов допроса (ибо Скайварпа внутрь Вортекса можно впихнуть только по деталькам), но опять же -понарошку, без ангста. ))

2015-10-01 в 14:09 

MsInitu
Злобный ленивец
Бывает по разному))

URL
   

С приветом оттуда

главная