21:53 

Во имя Праймаса. Глава 11. Переступить через себя (Часть 2).

MsInitu
Злобный ленивец
Фэндом: Трансформеры
Бета (редактор): Skysword
Основные персонажи: Оптимус Прайм, Мегатрон, Ред Алерт, Рэтчет, Айронхайд, Бамблби, Джазз, Саундвейв, Старскрим, Блюстрик, Мираж, Проул
Рейтинг: РG-13
Предупреждения: OOC, AU

— Где Прайм? — раздался резкий голос Старскрима, ещё не успевшего толком войти в дверь.

Главнокомандующий ВВС мрачно обвёл взглядом собравшихся в поздний час трансформеров в главном отсеке военной базы автоботов. Комлинк Мегатрона не отвечал уже джоор. В принципе, ничего удивительного, Лидер десептиконов часто отключал личную связь, если не желал, чтобы ему мешали. Но Оптимус себе такого никогда не позволял. А его связь также была заблокирована. Старскрим лично решил навестить соседей.

Одного взгляда на суровый, без тени привычной ухмылки, фейсплет первого лейтенанта Прайма было достаточно, чтобы понять — никто на базе не знает где оба Лидера. Сикер прошёл к креслу и с удобством устроился в нём, со злым интересом разглядывая Саундвейва, Джазза, Ред Алерта и Инферно. Весь его облик выражал страдание от факта, что он вынужден работать с полными идиотами. Наличие среди автоботов десептикона он решил проигнорировать.

— Запись просмотрели? — наконец изрёк Старскрим, понимая, что молчания никто нарушать не собирается.

— Ничего, — коротко отрапортовал командир связи. Этот ответ подразумевал, что Саундвейв лично успел просмотреть все записи за последний орн и не обнаружил на них ничего, что могло бы указывать на причину отсутствия Лидеров или на возможный намёк места где их искать.

— Проул будет через брийм, — сказал Ред Алерт. — Подняли всех, кого смогли.

— Значит не всех, раз до меня ваш сигнал вызова не дошёл, — ехидно бросил главнокомандующий. — Поднимать следует вообще всех.

— Старскрим, ты считаешь, что паника — это в данный момент уместно? — Инферно приподнял оптогрань.

— Считаю, что паника была уместна с того самого клика, когда был обнаружен отключённый комлинк Оптимуса, — неожиданно занял сторону сикера Джазз.
Саундвейв молча ожидал от главнокомандующего знака. Получив короткий кивок, замер, явно вызывая по закрытой связи всех, до кого смог дозваться. Клик спустя, Ред Алерт сделал тоже самое. Красная оптика Старскрима встретилась с синей оптикой Джазза.

— Есть мысли?

— Никаких.

— Отследить сигнал?

— Сигналов нет.

— Шлак.

В отсек влетел на полной скорости Мираж. Красный мех был явно вырван из перезагрузки, но его окуляры горели ярко и весьма тревожно. За ним появился Проул. Присутствие этого монохромного трансформера странным образом успокаивало. Тактика, видимо, уже проинформировали обо всём.

— Кто-нибудь может вспомнить разговор, брошенные или услышанные вскользь слова, которые могут хотя бы натолкнуть на догадку что могло произойти? — Проул сразу приступил к делу.

Тем временем он приблизился к рабочей главной консоли. Руководитель службы безопасности посторонился, передавая Проулу все полномочия. Главный тактик стал просматривать лично записи на которых фигурировали Прайм и Лорд Протектор, вместе или порознь.

— Ред Алерт, мне нужны все коды доступа. К личным отсекам тоже.

— Видеозапись в личных отсеках не ведётся, — ровно ответил безопасник.

Взгляд Проула был красноречивей некуда.

— Приказ Лидеров, — отрезал Ред Алерт.

Старскрим подавив рык, стал поднимать по тревоге всех истребителей. Пусть прочёсывают воздушное пространство над Кибертроном; всё лучше, чем сидеть и ждать непонятно чего.

— Планету они не покидали, ни в качестве пассажиров, ни в альтформе, — Саундвейв имел в виду альтформу Мегатрона, разумеется.

— Значит Кибертрон, — задумчиво протянул Джазз.

В главный отсек стали стекаться трансформеры. Вид у одних был воинственный и злой, у других — нерешительный и растерянный.

— Освободить отсек! — рявкнул Старскрим. — Здесь остаётся только командующий состав. Всем остальным находиться в боевой готовности, на своих местах. Держать под контролем все эфиры, все дороги. Поставить на антенны корпус правопорядка по всему Кибертрону! Осмотреть каждую шлаковую дыру!

Отсек быстро опустел. С главнокомандующим никто спорить не желал. Инферно кивнул Миражу, и они последовали на выход, наводить порядок на базе, распределять обязанности и инструктировать личный состав.

Послышался звук быстрых шагов, и в середине отсека замер голубой мех. Блюстрик настороженно взглянул в сторону своего непосредственного начальства, но Ред Алерт подчёркнуто игнорировал его. Тогда гонщик бросил взгляд на Джазза.

— Что произошло?

— Произошло то, что никто не знает где искать наших Лидеров, — прокомментировал ситуацию Старскрим, закидывая ногу на ногу. Его испытующий взгляд уставился прямо в синие окуляры автобота. — Есть мысли по этому поводу?

— Оба не отвечают? — не поверил Блюстрик, поворачиваясь за поддержкой к Джаззу.

— Оба-оба, — подтвердил сикер. Диверсант молча кивнул, подтверждая.

— Как давно? — Блюстрик почти мгновенно подобрался.

— Джоор примерно.

— По записям ничего, я правильно понимаю ситуацию?

— Предельно.

— Когда-нибудь ранее Оптимус Прайм отключал личную связь? — при этом вопросе в окулярах диверсанта промелькнуло подозрение.

— Блюстрик, если у тебя есть хотя бы намёк, хотя бы зацепка, — почти с угрозой произнёс Джазз, делая шаг к голубому меху, привлекая к ним всеобщее внимание.

— Есть. Но это предположение безумно, — предупредил стажёр командира безопасности. Теперь на него смотрел и Ред Алерт.

— Вся эта ситуация безумна, — Старскрим внимательно смотрел на молодого меха.

— Говори, — велел Проул.

— Не так давно Ред Алерт отвёл меня в главный архив Айакона, показал довоенную хронику. Там были фотографии, статьи, иногда видеоматериалы. Там был снимок Оптимуса Прайма и Мегатрона молодыми. Позже, я спросил у Лидера, правда ли они были партнёрами до войны... — Блюстрик на клик замолчал, он смотрел в упор на замершего словно статуя Ред Алерта. — Оптимус ответил положительно. Я бы не придал этому значения, если бы перед этим мы не говорили о помощи и поддержке, когда не хватает собственных сил и смелости на какой-то шаг или действие. Тогда я спросил его, возможно ли забыть своего партнёра. Он ответил — никогда.

— Тааак... — протянул Старскрим, откидываясь на спинку кресла. — Как интересно. Спустя столько времени они решили разобраться в своих чувствах друг к другу?

— Имели на это полное право, — холодно заметил Джазз.

— И потому, заблокировали личную связь и покинули тайно базу? — поинтересовался Ред Алерт, сложив манипуляторы на груди. — Я готов такой шаг принять со стороны Мегатрона...

— Но со стороны Прайма он невозможен. Не так ли? — сикер ухмылялся.

— Есть предположение, где может быть памятное для них двоих место? Может быть, где они встречались, давали друг другу обет, вместе жили? — Джазз спрашивал только Старскрима, как наиболее приближённого из всех остальных к Лидеру десептиконов.

— Если и есть, то меня в курс дела не вводили,— огрызнулся главнокомандующий.

— Есть одно предположение, — Саундвейв взглянул на Проула, затем на Старскрима и Джазза. — Их первое место встречи было в Каоне, в подземных уровнях.

— На главной арене? Она разрушена.

— Там почти все из подобных уровней разрушены. Но, нет. Они встретились до того, как Мегатрона пригласили участвовать в главных боях. Начинал он с третьесортной забегаловки, почти что уличные бои, но на территории, уже по правилам гладиаторов. В любом случае, их первые встречи несколько ворн происходили именно в Каоне. Либо в тех трущобах, в подвалах одного бара, либо потом в личных отсеках гладиаторов под главной ареной.

— У нас там кто-то есть? Нужно срочно прочесать весь Каон, особенно заброшенные уровни! — Джазз смотрел на тактика. В ответ Проул только кивнул.

— Сейчас на военной базе в Каоне Дэд Энд и Блэкшэдоу. Приказ передан, они уже лично выдвинулись в город. Все патрули активированы, идёт сбор информации. Саундвейв, они сейчас перенаправят на главную базу информационные потоки, мне нужна будет помощь в сортировке.

Командир отдела связи только молча занял место рядом с главным военным тактиком. В отсеке повисло молчание. Блюстрик отступил к выходу под спокойным изучающим взглядом Старскрима. Руководитель отдела безопасности отвернулся от своего стажёра, делая вид, что занят изучением мелькающей информации на главной консоли.
— Есть. Камеры торгового центра засекли их появление на первом уровне. Корпуса перекрашены, добавлена новая видоизменяющая броня, но это Мегатрон и Оптимус Прайм, — Саундвейв вывел на главный экран запись с камеры наблюдения торгового центра Каона.

— Как я вижу, с того времени ума не прибавилось, — резюмировал Старскрим действия обоих Лидеров, не упуская момента, чтобы не отпустить колкость в адрес Мегатрона. Да, и в сторону Прайма, если уж на то пошло.

Сикер резко поднялся.
— Я поднимаю в воздух первую триаду. Саундвейв, держи со мной связь!

Уже на выходе главнокомандующий обернулся к первому лейтенанту Прайма.
— Джазз, поднимай Рэтчета и его бригаду медиков, грузи на скоростной баркас и выдвигайся в сторону Каона. Более точные координаты вышлю с места.
Старскрим стремительно покинул главный отсек. Клик спустя исчез Джазз. За первым лейтенантом неслышной тенью скользнул Блюстрик. Ред Алерт проводил его отступление долгим взглядом из-под непроницаемого визора.

***

*Отступаем, живо!* — рыкнул по закрытой связи Мегатрон.

*Не успеем*

*Назад! Я прикрою*

*Я не собираюсь уходить прикрываясь тобой как...* — договорить Прайм не успел.

Первой помехой стал почти взорвавшийся от пронзительного писка и стрекота комлинк. Глушилка. Вторым, был короткий, мощный удар манипулятора десептикона в его грудной отсек, отчего Лидера автоботов отбросило назад. Падая, Оптимус задел корпусом стену, в темноту взметнулись искры, левое плечо обожгло болью. Одновременно с этим в тишине заброшенного уровня прокатился грохот от нескольких одновременных взрывов и выстрелов. Полуразвалившееся здание осветили яркие вспышки.

Оптимус сгруппировался ещё в полёте, извернувшись и приземлившись словно киберкот на все серво разом. В воздух из-под него взметнулись облака пыли. Он активировал меч в одном манипуляторе и бластер в другом. В два прыжка автобот поравнялся с Мегатроном, который отстреливаясь, спешно отступал вглубь развалин.

— Прайм, назад! — рявкнул десептикон.

— Ты ранен!

— Из нас Прайм — ты! А я Лорд Протектор, моё дело — твоя защита!

Оптимус только молча прикрыл его, открывая шквальный огонь по преследователям.
— Куда? — крикнул он Мегатрону.

— Назад, к арене, — лидер бросил короткий взгляд за спину. — Попробуем уйти подземным ходом.

Сверху кинули вниз вакуумную бомбу. Оптимус заметил летящую зеленоватую капсулу и успел отбить её мечом, ударом плашмя. Бомба отлетела недалеко, но это сохранило им актив, хотя, взрывная волна разметала их от удерживаемого прохода.

Прайм тяжело ударился спиной о колонну, и почти сразу же его грубо дёрнули вверх, схватив за наплечную броню. Оптимус оттолкнувшись ногами, мгновенно оказался рядом с Мегатроном в боевой стойке.

— Бей по потолку возле прохода, — крикнул он десептикону, а сам уже тащил его серый корпус назад, в спасительную тишину подвальных уровней под бывшим баром.

Мегатрон дал залп из пушки. Лазерный снаряд слизал часть балок перекрытия, задел потолок и часть лестницы. По отчаянному крику по ту сторону стены стало ясно, что он зацепил одного из нападавших. Послышался треск, часть стены и потолка обвалились вниз. Вся силовая конструкция над их головами опасно затрещала, на шлемы посыпались куски бронепласта, грязь и обрывки проводки.

Автобот и десептикон прыжками преодолевали лестничные марши, углубляясь вниз. Активированное ночное зрение позволяло в тусклом сером свете обозревать запустение и разрушение вокруг. Но думать, отмечать это всё было некогда. Их было всего двое, один уже с ранением. Ещё неизвестно на сколько серьёзны повреждения. Позади остались с десяток ничуть не уступавшим им в мощи боевиконов, желающих только одного — их деактива. Никаких переговоров. Всё предельно ясно.

Под ногами заскрипел гранулированный песок арены. Всё, ниже здесь нет ничего. По крайней мере, Оптимус не знал ничего что могло бы быть снизу арены. Но Мегатрон упрямо вёл его вперёд. Выстрелив из пушки ещё несколько раз по входу, десептикон обрушил укрепления и на этом уровне, завалив проход и единственный выход наружу. И побежал к задней стене.

— Здесь должен быть люк, — прохрипел он, скребя боевыми когтями по песку.

Оптимус присоединился к серо-стальному меху, шаря ладонями по острым песочным гранулам, что легко оставляли саднящие царапины на его прочной броне. Отстранённо автобот подивился, что же должны были чувствовать гладиаторы, каждый бой возя друг друга корпусами по этому покрытию с сюрпризом. Бывало, что они кувыркались в песке далеко не один джоор перед тем, как победу вырывал очередной счастливчик из ослабевших манипуляторов противника. Он вспомнил молодого тогда Мегатрона, его испещрённую подобными царапинами броню. А ведь десептикон ни разу и словом не обмолвился об этом нюансе гладиаторской арены.

— Нашёл, — отозвался Оптимус, нащупав, наконец, под слоем песка ручку люка.

Мегатрон с усилием повернул механизм блокировки и дёрнул крышку на себя. Люк открылся. Изнутри пахнуло зловонием застоявшегося воздуха. Обречённо взревела движками система вентиляции. Десептикон скользнул в узкую шахту первым. Уже изнутри пришёл его приказ.
— Давай за мной!

Оптимус не медлил. Позади слышалась отборная брань и грохот разбираемых завалов. Автобот прыгнул вниз, не задумываясь ни на клик. Внизу его поймали сильные манипуляторы, страхуя в жёстком приземлении.

Вперёд пришлось в прямом смысле ползти на четвереньках. Довольно долго. Затем проход расширился достаточно, чтобы можно было подняться на ноги, правда, сильно пригибаясь.

— Стой, — скомандовал Оптимус. — Сначала твоё повреждение.

— Не критическое. Нет времени...

— Нет, сейчас! След твоего энергона тянется от лестницы! Стой! Много времени не займёт перекрыть течь трубопроводов. Зато избавит нас от возможных проблем в будущем.

Мегатрон сдался, грузно опускаясь на пол, приваливаясь мощной спиной к стене туннеля. Только это одно сказало автоботу уже о многом. Но когда он осветил своими фарами грудную броню десептикона, Оптимусу пришлось призвать всю силу воли, чтобы задавить яростный рык ещё в зачатке. Броня была оплавлена, в одном месте сильно повреждена. Её рваный край вогнулся внутрь, повреждая и без того разорванные внутренние системы. Стараясь причинять как можно меньше боли и неудобств своими действиями, автобот осторожно отогнул её края наружу, потом дотянулся до повреждённой проводки и трубопроводов. Как мог, он скрепил их, жалея сейчас только об одном, что у него нет вмонтированного в манипулятор сварочного аппарата как у медика. Иногда, он использовал разорванные провода, чтобы перетянуть ими повреждённые системы в попытке ликвидировать течь. Закончив с грудной бронёй, Оптимус занялся повреждённым манипулятором.

— Прайм, оставь, — автобот поднял взгляд и встретился с тускло мерцающей алой оптикой Мегатрона. — На арене я получал куда более сильные повреждения и, как видишь, я функционирую до сих пор.

— Да, но после боёв ты оказывался всегда на ремонтной платформе. А сейчас у нас впереди ещё неизвестно сколько ползанья по коммуникациям Каона. И стычек.

— Не всегда, — широко ухмыльнулся десептикон, обнимая автобота за талию свободным манипулятором.

— Что не всегда? — Оптимус опять поднял взгляд к алым окулярам.

— Не всегда я доползал до ремонтной платформы в первую очередь. Иногда, я доползал вначале до кое кого другого.

Прайм не удержал ответной улыбки. Да, это он помнил также отчётливо, как и то, сколь безудержными в своей ненасытности были их подобные редкие свидания.

— Прости меня, Мегз, — тихо попросил он десептикона.

— За что? — совершенно искренне удивился тот.

— За то, что ни разу не задумался насколько тебе могло быть тогда больно. Я ведь только сейчас ощутил насколько интересная штука этот ваш песок с арены.

— Я надеялся, ты никогда его не коснёшься, — очень серьёзно ответил Мегатрон, склонив в неожиданном проявлении короткой слабости шлем на плечо партнёра.

— Мегз...

— Да?

— Я люблю тебя.

— Я знаю, — тихий вздох. — Всегда знал.

— Тогда почему? — Оптимус взял в ладони фейсплет Мегатрона, с болью вглядываясь в его оптосенсоры, пытаясь отыскать в них так долго мучивший его вопрос. — Всё это, почему?

— Я был зол. Думаешь, если закалён в боях, искра перестаёт чувствовать обиду?

Оптимус осторожно прижался своим шлемом к шлему серо-стального мощного трансформера. Он чувствовал малейшую вибрацию корпуса десептикона, впитывая это своими системами, старясь запомнить, не упустить ничего, даже малейшей детали.

— Нужно идти, Прайм. Здесь мы лёгкая мишень.

— Что это за место?

— Резервный выход, запасная нора, — хмыкнул Мегатрон, поднимаясь и увлекая за собой автобота вглубь тесной темноты. — Когда бывали облавы, через него можно было скрыться.

— Мегз, если те про него знают... выход один?

— Один. Если они про него знают, мы деактив.

***

Айронхайд почувствовал как рядом подскочил Бамблби. Командир военной базы, официально числящийся в отпуске, моментально подгрузил все системы, задействовав даже резерв.

Жёлтый разведчик сидел на подзарядной платформе, с полностью отсутствующим видом. Синие окуляры уставились в стену. Потом его энергополя сполошно замигали, границы их стали резкими, болезненно чёткими.

— Хайд, тебе не понравится, — красный бот замер, партнёр почти извинялся.

— Би?

— Я не хочу от тебя ничего скрывать. Меня вызвали с базы.

— С базы? Тебя? Почему? — Айронхайд тут же поднялся. — Ты официально исполняешь функции зама в Кадетском Корпусе. При чём тут база?

— Общая тревога.

— Почему я не получил вызова? — рык специалиста по вооружению низким эхом прокатился по отсеку.

Тут же активировался маленький трансформер, тревожно завозившись на своей небольшой подзарядной платформе с ограждающими бортиками. Бамблби кинул осуждающий взгляд на партнёра и взял бэту на манипуляторы.

— Ред Алерт в курсе твоего состояния сейчас. Тебе нежелательна трансформация, системы нестабильны.

— Лил я отработкой на какую-то там нестабильность! — приглушённый до минимума звук, вырвавшийся из вокалайзера красного бота, почти клокотал яростью.

Спарк жалобно пискнул, мигая испуганно окулярами. Айронхайд протянул серво к своему созданию, взял к себе и стал успокаивающе поглаживать тонкую броню малыша.

— Я так и сказал. Но наш безопасник был непреклонен.

— Я тоже непреклонен, — отрезал Айронхайд. — Что случилось? Нападение?

— Нет. Не отвечают комлинки Прайма и Мегатрона. Тревогу поднял Старскрим. Джазз притащил на базу Саундвейва, он помогает Проулу сортировать информацию. Следы Лидеров обнаружены в Каоне, на заброшенных уровнях. Сигналов сигнатур нет. Только запись с камеры торгового центра. Меня вызывают, потому что я разведчик. Им необходимы юркие небольшие боты, способные пробраться и осмотреть заброшенные нижние уровни. На базе помимо Проула и Саундвейва дежурит Ред Алерт, он координирует общие действия. Главнокомандующий поднял в воздух всех истребителей и лично возглавил свою тройку. Сейчас они на пути в Каон. Туда же отправили Рэтчета с медицинской командой. Меня будет ждать скоростной баркас через брийм на общей стартовой площадке нашего жилого комплекса. Я включён в команду разведчиков. Шмир в курсе. Джазз и сикеры оставили своих бэт ей. Если соберёшься на базу, отнеси Эттабери к ней в апартаменты.

— Я должен быть там! — почти с отчаянием произнёс Айронхайд, бережно прижимая спарка к своей нагрудной броне.

— Тебя не возьмут в Каон. Сейчас ты не боец. Тебя и на базу вызывать не хотели.

— Ржу им в порты! Уж этого мне никто не запретит, — рыкнул Айронхайд, вперившись взволнованным взглядом в жёлтого разведчика. — Би, будь осторожен. Твои системы пока восстановились не полностью!

— Даю тебе слово, партнёр.

Два трансформера клик глядели друг другу в оптику, затем Бамблби быстро вышел из отсека. Айронхайд поцеловал в красную макушку притихшую бэту. Его шёпот был еле слышен.
— Праймасом заклинаю, только вернись.

***

Им повезло. Преследователей на выходе из туннеля не наблюдалось. В этом заброшенном пустынном коридоре вообще никого и ничего не было. Только остатки каких-то давно разрушенных механизмов.

— Нужно уходить отсюда, — огляделся Мегатрон. — Углубимся в переходы, там выйдем на другие подъемники. Идти сразу на верх рискованно. Они могут ждать подобного манёвра.

Оптимус только кивнул. Это родная стихия бывшего гладиатора, ему и решения принимать.
— На каком мы сейчас уровне?

— На шестом.

Трансформеры как можно быстрее постарались покинуть сомнительный коридор. Мегатрон вёл уверенно, выбирая маршруты, постоянно меняя направление по заброшенным туннелям.

— Мне казалось, Каон на нижних уровнях не пострадал во время войны, — нарушил молчание автобот.

— Это были уровни, где велись негласные гладиаторские бои, просто уличные спарринги. Данные уровни разрушили сами каонцы. Здесь протекали настоящие военные баталии, когда столкнулись две силы: кто повелевал и кем повелевали.

— Почему не заселили их вновь?

— Никто не хочет селится там, где проливали энергон их братьев, — хмуро ответил Мегатрон. — В Каоне уровней много, места всем хватает.
Дальше они шли молча. Со временем Прайм стал замечать, что Мегатрон как-то неуверенно чеканит свой всегда мощный, чёткий шаг.

— Мегз? — окликнул он десептикона.

— В порядке.

— Повернись. Я хочу тебя осмотреть.

— Я сказал — в порядке! — рыкнул десептикон и дёрнул плечом, когда Оптимус решил развернуть к себе упрямого серо-стального трансформера.

— Мегатрон! — возмущению Прайма не было предела, когда он заметил насколько тускло светятся теперь не алые, а бледно-красные окуляры. — Ты сейчас в блокировку уйдёшь!

— Мне до блокировки, как тебе... — зашипел десептикон, но на вторичную попытку остановить себя, сдался.

— Открывай! — приказал Прайм, разворачивая десептикона к себе спиной, раскрывая собственные силовые разъёмы в грудном отсеке и выдвигая подпитывающие кабели.

Послышались слабые щелчки разошедшейся серой брони. Прайм осторожно подсоединился к системам Мегатрона и начал перекачку энергии в чужой корпус. Десептикон тяжело упёрся манипуляторами в неровную стену коридора, почти повиснув на партнёре. Через некоторое время он восстановил равновесие и уверенно произнёс.
— Всё. Достаточно. Все системы включены на полную мощность.

— Уверен?

— Да. Самодиагностика показала удовлетворительный результат. Излишек энергии сейчас всё равно никакой роли не сыграет.

Оптимус остановил энергопоток, всё ещё продолжая удерживать манипуляторами чужой корпус за талию. Штекеры отсоединились от разъёмов.

— Прайм, я правда в порядке, — улыбнулся десептикон, оглядываясь на автобота. — Но мне приятна твоя забота.

— Неужели я это услышал от тебя? — Оптимус шутливо приподнял оптогрань, но отстранился.

— Будешь со мной нежен, ещё и не такое услышишь! — хохотнул серо-стальной трансформер, поводя мощными плечевыми накладками, явно красуясь.
Затем он замер, прислушиваясь к каким-то одному ему понятным звукам.

— Хм... а этот уровень не так и заброшен, как ему вроде бы полагается.

— Ты о чём?

— Из левого туннеля идёт слабая вибрация. Кто-то явно обживает здесь помещения. Надо проверить, уж если мы здесь.

— Хочешь устроить инспекцию?

— В конце-концов, я Лорд Протектор или нет? Это моя прямая обязанность, между прочим.


Они устроились у входа в бывшую, сейчас заваленную вентиляционную шахту. Прячась за остатками огромного воздуховода, Лидеры изучали ярко освещённый просторный отсек, что раскинулся почти целиком под их цепкими взглядами. Точка обзора, выбранная десептиконом, была выше всяких похвал.

Отсек был завален контейнерами, ящиками, галлонами. Некоторые контейнеры были открыты. В них лежали неактивные боевые небольшие дроиды, лазерганы, вакуумные бомбы, наподобие той, что преследователи сбросили им на шлемы возле лестницы бара.

— Вот и накрыли мы с тобой подпольный канал поставщиков оружия массового поражения. Неожиданно, не находишь? А Блэкаут шлемом бился о собственную консоль, пытаясь вычислить этих тварей. Саундвейва тоже постоянно обходили, можешь себе такое представить? — Мегатрон говорил почти неслышно, но Оптимус его прекрасно понимал.

— Что будем делать? Они явно собираются сниматься с насиженного места.

— Естественно, — хмыкнул довольный Мегатрон. — Они никак не ожидали, располагая свой склад в подобной дыре, что их лично посетят Правящие Лидеры! Ты только глянь, тут оружия просто на космическую сумму кредитов. Подобная кормушка стоит самой яростной защиты.
Прайм кивнул, соглашаясь.

— Как думаешь, сколько им времени понадобится, чтобы полностью эвакуировать рабочих и вывезти склад?

— Джоора два, не больше. Вон как слаженно работают.

— Не успеем, — произведя в процессоре подсчёты, наконец озвучил свои мысли Оптимус.

— Не успеем, — согласно кивнул Мегатрон, переведя на него полный решимости взгляд. — Упустим сейчас, можем больше никогда не напасть на столь притягательный след. Тем более, что после сегодняшнего, поставщики будут в разы осторожнее. Проул деактивируется от расстройства.

— Мегз, мы отсюда не выйдем, — автобот взгляда не отвёл. Его голос был ровным, Прайм просто констатировал факт предстоящей вылазки.

— Не выйдем, — подтвердил его мысли самый странный Лорд Протектор за всю историю Кибертрона. — Праймасом клянусь, нам не оставят ни единого шанса. Но если мы здесь устроим небольшую диверсию, эти тоже не выйдут. Корпус правопорядка в Каоне работает хорошо. Уровни перекроют, силовое поле над городом захлопнут. Военные с базы подтянутся быстро. Общая тревога будет объявлена уже через брийм.

— Я вижу как хорошо работает корпус правопорядка, — не удержался от сарказма Прайм, намекая на огромный склад, расстилающийся сейчас своими аккуратными стеллажами не на один отсек под их ногами. Контрабандисты прекрасно устроились прямо перед окулярами законников.

— В таком случае, мы тоже никчёмные Лидеры, раз позволили в центре Империи преспокойно развернуть столь доходный бизнес, да ещё в подобных масштабах. Раз сами проморгали, значит и разгребать тоже нам. Всё правильно, мы Лидеры — мы впереди всех должны быть.

— Пафос умерь, — поморщился Оптимус.

— Что такое, не нравится кого-то другого видеть в собственном амплуа? — Мегатрон широко осклабился.

Прайм тяжело провентилировал системы.
— План есть?

— А то! Геройски прыгаем вниз, открываем стрельбу, отправляем в деактив всех несогласных. Ты трансформируешься, и даёшь по газам, сметая на своём пути всё, что удастся. Я здесь в своей альтформе не развернусь, конечно, но и в базовом режиме смогу тут шухер навести. Тем более, так соблазнительно близко лежат вакуумные бомбы. То, что Праймас прописал! Главное — подальше закинуть.

— Хочешь устроить бои без правил? — автобот усмехнулся, понимая, что десептикон, в общем-то, прав.

— А какие тут правила могут быть? — пожал плечами Мегатрон.

***

Когда скоростной баркас опустился на одну из стартовых площадок серого, неприветливого Каона, его тут же окружил отряд эрадиконов. Старскрим и правда поднял всех кого можно. Сверив энергетический код на полный допуск боевого судна, бойцы тут же потеряли к нему интерес. Только один из эрадиконов остался рядом с баркасом, терпеливо ожидая, пока откроется трап и из него выпрыгнут несколько невысоких, юрких ботов.

Первый лейтенант Прайма тут же загрузил в свои банки памяти от эрадикона карту нижних туннелей Каона. Позади него стояли ожидая приказа Бамблби, Клиффджампер, Арси и Рэведж. Как так быстро и откуда смог достать разведчика из личного отряда Саундвейва главнокомандующий — было не ясно. Но по пути они подобрали и невысокого, юркого десептикона. Сейчас манёвренность его альтформы была только в плюс поисково-спасательной группе.

— Рэведж, закачивай себе планы, — распорядился Джазз. — Мы разделимся. Ты поведёшь Клиффа и Арси. Би пойдёт со мной. За вами левый сектор, за нами правый. Связь держим с базой и друг с другом на общем диапазоне сетевого сигнала посредством бинарных кодов. Личные каналы и все информационные частоты они глушат. Передавать информацию кратко: координаты, личный код, актив или нет, нужна поддержка или нет. Всё ясно?

— А если встретим сопротивление? — задал мучивший всех вопрос Рэведж. Его красная оптика уже изучала шахту подъёмника.

— В бой не ввязываться, вызвать штурмовиков. По возможности обходить скопление подозрительных сигнатур. У нас другая задача. С местными беспорядками пусть законники разбираются.

— Принято, — Рэведж сделал знак Клиффу и Арси следовать за ним, и почти мгновенно скрылся в слабом освещении шахты подъёмника. Только его серебристый корпус сверкнул словно падающая звезда. За ним также быстро и беззвучно исчезли красный мех и синяя стройная фем.
Джазз коротко взглянул на Бамблби. Они привыкли работать в паре, долгих объяснений не требовалось. Жёлтый разведчик без лишних вопросов последовал за диверсантом, легко копируя его движения.

***

— Нашёл их следы, — тихий голос Бамблби окликнул командира, неслышно скользящего рядом с ним в темноте коридора.

Диверсант в наноклик оказался рядом. Теперь они шли словно две ищейки, подмечая любую свежую неровность на поверхности туннеля, любой смазанный в пыли след.

Когда два трансформера достигли уже окончательных развалин бара, то только обречённо переглянулись. Оплавленные силовые конструкции, проводка и недавно разрушенные перекрытия, а также свежие следы пожара и лазерных снарядов говорили о короткой, но жестокой схватке. Джазз тут же быстро осмотрел место недавнего сражения.

— Джоор назад, не больше, — озвучил он свой вывод. — Большая группа трансформеров вернулась по своим следам и скрылась в крайнем правом туннеле. Среди них есть один раненый, следы энергона.

— Лидеры?

— Судя по глубине отпечатков следов — нет. Явно боевиконы, но более лёгкой модели.

— Значит вниз?

— Не уверен. Отступали быстро, эти явно куда-то торопились. Пытались зайти с другой стороны? Перехватить?
Оба автобота раскрутили голографическую карту туннелей в темноте развалин, пытаясь определить пути обхода и возможного отступления.

— Джазз, здесь точно все туннели? — с сомнением протянул Бамблби.

— Здесь все официально известные туннели. Но мы в Каоне, сам понимаешь. Тут тайных лазеек что дыр в логове скраплетов. Но основные туннели на план нанесли.

— Значит вот эти два, — Бамблби обозначил два туннеля, что искривляясь, спускались несколькими уровнями ниже под тот сектор, в котором они сейчас находились. — Другие вообще никак не пересекаются.

— Согласен. Разделимся.

— Нужно ещё здесь внизу всё осмотреть, — жёлтый разведчик свернул трёхмерное изображение уровней Каона. — Чтобы точно отбросить этот вариант как возможный.

— Я уверен, что они ушли. Всё-таки, здесь прошла юность Мегатрона. Он знает тут все ходы и выходы. Но ты прав. Я сам спущусь, осмотрюсь там. А ты иди левым туннелем. Связь через каждый брийм. Передаёшь свой личный код, получаешь подтверждение приёма. Тоже самое от меня.

— Разворачивать Рэведжа с его отрядом?

— Нет. Туннели здесь непредсказуемые. Они могли уйти отсюда, а выйдут как раз с другой стороны. Пусть Рэведж осматривает все уровни слева.
Не тратя больше время на слова, Джазз скользнул вниз, легко перепрыгивая через обломки силовых балок и осколки бронепласта. Бамблби клик спустя исчез в левом туннеле.


Джазз довольно легко преодолевал завалы на своём пути к нижним уровням постройки. Узкие коридоры, широкие лестничные марши сейчас являли собой полный хаос из обломков и грязи. Отступая, Лидеры явно пытались задержать преследователей, подрывая за собой проходы. Диверсант не мог не одобрить сей шаг. Это лишний раз доказывало, что Мегатрон знал что делал. Значит где-то был тайный лаз.

Но его смущали следы энергона, почти погребённые под слоем грязи и пыли. Это был энергон не тех, кто нападал. Этот энергон пролился на пол до обрушений конструкций. Оптимус или Мегатрон? Искра болезненно сжалась.

Диверсант спустился на самый нижний уровень, определив, что это бывшая гладиаторская арена. Небольшая, весьма убогая, но арена. Также, он просканировал полуразрушенное пространство и выяснил, что здесь нет никаких следов, ни преследователей, ни преследуемых. Зато около дальней стены зиял оплавленный зёв какой-то шахты, ведущей вертикально вниз. Видимо, в бессильной ярости преследователи шарахнули в шахту из лазерной пушки.

Внутренние системы поймали входящий сигнал от Бамблби. Джазз подтвердил приём и уже начал отправлять свой личный код в ответ, как пол под его ногами содрогнулся от мощного взрыва. Клик спустя загудели стены, сами туннели и каркас подземного Каона. Послышался треск, скрежет, на диверсанта посыпались обломки, упало несколько порванных кабелей и непонятные осколки. Силовые опоры сооружения повело. Если они выдержали перестрелку внутри себя, то мощную взрывную волну выстоять уже не смогли.

Джазз сделал несколько кувырков, отчаянно прыгнул вправо, метнулся влево, пытаясь увернуться от падающих балок и плит перекрытий. Нужно было успеть добраться до лестницы, пока её пролёты не завалило окончательно. Он успел, прижимаясь спиной к стене, преодолеть два лестничных марша на верх, на выход, как обрушились верхние уровни бывшего бара, погребая под собой нелегальную арену, бывшие личные отсеки бойцов, коридоры, лестницы и сопутствующие помещения. Балка ударила диверсанта по шлему, огромная плита накрыла сверху, проходя вскользь по стройному корпусу, снимая будто лазерным лезвием серебристую броню, увлекая под собой в зияющую дыру обрушающихся лестничных пролётов. А сверху продолжали осыпаться остатки старой каонской конструкции...

***

Саундвейв с тихим стоном осел на пол прямо у главной консоли, только боевые когти бессильно проскребли нагрудную броню. Десептикон уже давно не пользовался глухим визором, выдвигая его из пазов шлема только при боевых операциях. И сейчас остолбеневший Проул в ужасе наблюдал как гаснут красные окуляры, безразлично уставившись куда-то вдаль.

Айронхайд первым сообразил что произошло. Он метнулся к связисту, подхватил его на манипуляторы и гаркнул во всю мощь вокалайзера.
— Медиков! Срочно!

Затем обернулся к Ред Алерту, что сине-белой молнией метнулся к рабочей консоли.
— Вызывай Нокаута! Пусть тащит с собой криокапсулу и бригаду реанимации.

— Айронхайд? — Проул всё ещё не сводил своей оптики с десептикона.

— Проул, передай Старскриму, что есть первые жертвы. А может, и не первые. Пусть проверят, Джазз актив или уже нет.

Командир базы, не обращая никакого внимания на боль в собственной пока не восстановившейся нейросети, почти бегом устремился к медицинскому отсеку. Там он бросил на ремплатформу находящегося в глухой блокировке Саундвейва, и стал как можно быстрее подключать поддерживающие системы к мощному чёрно-фиолетовому корпусу. Специалист по вооружению боялся только одного, что не успел или перепутает что-то в последовательности подключения систем.

— Давай, Саунд, держись! Держись, ржа тебя побери! Если Джазз ещё не деактив, ты ему нужен...

Айронхайд обессилено опустился рядом с ремплатформой на стул Рэтчета, наблюдая за множеством разноцветных огоньков, что сейчас мигали на рабочей консоли медика. Страх медленно сковывал его корпус. Страх за партнёра, страх от полной беспомощности. Он должен был быть там...


— Ред Алерт? — руководитель безопасности повернулся к Проулу. Синяя оптика монохромного трансформера то вспыхивала ярко, то почти затухала.
"Шлак, праксианская нейросеть с сюрпризами", — тут же вспомнил Ред Алерт личный нюанс Проула. Его нейросеть могла не выдержать нагрузок сильнейших эмоциональных переживаний, отправляя почти мгновенно своего владельца в перезагрузку. А данная ситуация была слишком нестандартной для военного тактика.

— Проул, у Саундвейва и Джазза очень высокая синхронизация искр, — тихо пояснил монохромному боту произошедшее безопасник. — Судя по тому, как вышибло в блокировку связиста, значит Джазз либо деактив, либо почти деактив...

Военный тактик сжал губы в тонкую линию, прописывая данную ситуацию в своих логических цепях. Но его оптика засветилась ровно, ясно и яростно. Ред Алерт отвернулся. Сейчас было краткое мгновение затишья перед валом информации, что начнёт поступать из разных точек и одновременно. И в это краткое мгновение он испытал настоящую боль от потери боевого товарища. Его процессор принимать информацию что Джазза больше нет отказывался категорически. А потом, потом ледяная волна ужаса заставила болезненно сжаться искру. Блюстрик! Он не видел его с тех самых пор, как голубой гонщик ускользнул из главного отсека за Джаззом.

Ред Алерт послал запрос по общей связи, затем на закрытую личную линию. Тишина. Канал заблокирован. Руководитель безопасности метнулся к голографу, набирая в строке поиска сигнатур личный код Блюстрик. Сигнал отсутствовал. Синий узкий визор тускло мигнул. Ред Алерт с тихим стоном вцепился в рабочую консоль, пытаясь удержать равновесие.

— Ред Алерт? — Проул уже поддерживал его, одновременно изучая только что введённую безопасником информацию на экране. — У тебя с Блюстриком тоже высокая синхронизация искр? Он актив? Ты его чувствуешь?

— Что? Высокая синхронизация? С Блюстриком? — не сразу процессор сине-белого бота обработал поступившую информацию. — Проул!!! Мы не партнёры! Он — мой стажёр!

Лицевая пластина Проула как и всегда не отразила никаких эмоций, но что-то в глубине синих окуляров подсказало безопаснику, что тактик ему не поверил.

— Проул, я волнуюсь за него! Он мой подчинённый, я за него в ответе. Он должен был быть на базе. Моё дело было проконтролировать это! А теперь его сигнатура не доступна для программы поиска, как у всех, кто оказался сейчас на территории Каона. Значит, он там! А я, его командир, даже не в курсе его действий!

— Здесь от него всё равно не было толку, — пожал плечами тактик, спокойно отходя обратно за своё рабочее место. — Ты и сам прекрасно со всем справлялся. Он мог спросить разрешения у первого лейтенанта сопровождать их группу как представитель отдела безопасности. Джазз наверняка разрешил.

— Но Джазз в блокировке или деактив! — взревел Ред Алерт, впервые теряя контроль над собственными эмоциями за долгое время.

— Про Блюстрика мы точно не знаем. Как и про всех остальных, — напомнил Проул, начиная принимать первые поступающие информационные сигналы от боевых подразделений, стянутых к Каону. — Он хороший воин и сможет постоять за себя.

— Джазз тоже был хорошим воином, — тихо прошептал Ред Алерт, готовый в данный момент вырвать себе искру за то, что не уберёг молодого меха.

***

— Айронхайд, что тут у вас происходит? — прозвучал высокий голос Нокаута, с такими привычными капризными нотками. — Саундвейв???

Красно-бордовый медик замер на месте, округлившимися красными окулярами уставившись на командира корпуса дальней разведки и отдела связи, что сейчас неподвижно лежал на ремонтной платформе, оплетённый проводами.

— Что? Как?!? — создавалось впечатление, что Нокаут попросту не знал, какой вопрос следует задать первым.

— Джазз, — просто ответил Айронхайд, устало глядя на медика.

Крылья-дверцы за спиной красно-бордового десептикона медленно опустились вниз.

— Ясно. Сейчас сюда доставят криокапсулу, я погружу его в стазис. Здесь оставлять смысла нет. Я забираю его в главную больницу.

— Хорошо, — безразлично бросил Айронхайд, покидая медотсек.

***

Бамблби стремительно продвигался по туннелю всё дальше и дальше. Никаких следов, ни малейшего намёка на чьё-то присутствие. Абсолютно пустой, заброшенный очень давно коридор. Ночное видение помогало ориентироваться, окрашивая всё вокруг в тускло-серые тона. Разведчик стал подозревать, что ему также "повезло" как и команде Рэведжа. Значит, нужный туннель достанется Джаззу. Жёлтый трансформер беззлобно усмехнулся. Диверсант всегда знал как хорошо устроиться. Даже на заданиях он умудрялся оказываться ровно там, где происходило самое движение.

Внутренний таймер предупредил об истёкшем брийме. Бамблби отправил командиру свой личный зашифрованный код. Получил подтверждение. Его внутренние системы приготовились получить в ответ личный код командира, как...

Впереди туннеля яростно полыхнуло, почти ослепляя оптосенсоры. Наноклик спустя трансформера окутал страшный гул. Внутренние протоколы безопасности вопили о мощной ударной волне с очень высокой температурой, что должна была его накрыть через два наноклика. Внутренний таймер только выполнил короткий обратный отсчёт, логические цепи послали сигнал в процессор, что укрыться негде, а программа самосохранения потушила окуляры.

Изящный жёлтый корпус швырнуло назад, опаляя жаром со всем сторон, сминая системы будто блюмингом. Его протащило по шероховатому полу, а потом впечатало в стену. Процессор захлебнулся от количества выдаваемых ошибок. Бамблби с удивлением обнаружил себя среди актива. Он запустил программу самодиагностики, пытаясь определить, с чем придётся смириться, а к чему следует отнестись со всем вниманием.

Эндоскелет. Главная проблема была в нём. Некоторые почти сросшиеся фрагменты опять на старых стыках дали трещины. Трещины, но не полный распад на составные части. Всё-таки, Рэтчет был гением медицины.

Бамблби осторожно поднялся. Двигаться он мог. Течь энергона перекрыл самостоятельно, пережав повреждённые магистрали. На оплавленную проводку просто решил не обращать внимания. Проверил системы вооружения. Ракетница не работала, плазменная пушка показывала заряд на 65%. Отлично, какое-то время продержаться сможет, если придётся вступить в бой.

Джазз! Бамблби замер. Он не успел получить ответный сигнал от командира. Разведчик вторично послал свой сигнал, давая понять, что функционален, что в строю. Ответом была тишина. Жёлтый мех ещё три раза отсылал свой сигнал, надеясь на ответ, на подтверждение. Но эфир предательски молчал. Бамблби вцепился в стену, как будто от неё зависело всё его будущее.
— Джааазз, — прохрипел он сбоящим вокалайзером. — Что же ты наделал, лейтенант?

И что вообще происходит в этих шлаковых нижних уровнях?

@темы: Оптимус Прайм, Мегатрон, Праймас, Старскрим, трансформеры

URL
   

С приветом оттуда

главная