MsInitu
Злобный ленивец
Фэндом: Трансформеры
Основные персонажи: Санстрикер, Сайдсвайп, Баррикейд
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: OOC, AU
Примечание: не бечено!!!

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться...
И утром, расставаясь улыбнуться,
И целый день, волнуясь, ждать вестей.
Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить утром кофе, говорить и спорить...
И, как положено — и в радости, и в горе
Быть рядом... Но при этом не любить...
Как мало тех, с кем можно помолчать,
Кто понимает с полуслова, с полувзгляда,
Кому не жалко год за годом отдавать,
И за кого ты сможешь, как награду,
Любую боль, любую казнь принять...
Мы выбираем сердцем — по уму...
Порой боимся на улыбку- улыбнуться,
Но душу открываем лишь тому,
С которым нам захочется проснуться...
(фрагменты стихотворения Я. Асадова)


Глава 1. Не нравится? Вали!

- Ещё по одной? - широко улыбнулся Санстрикер, подмигнув своему близнецу. Его манипулятор пододвинул к задумавшемуся Сайдсвайпу полный бокал со сверхзаряженным.

Гонщик с ярко-красной бронёй принялся вертеть пузатый сосуд с чуть дымящейся фиолетовой жидкостью внутри. Его окуляры сияли ровно, но взгляд блуждал где-то за пределами не то что данного помещения, но и этого мира.

- Эй, Сайдс! Да что с тобой сегодня такое?! Ты сам не свой, - Санстрикер пихнул локтём брата в бок. Он всё ещё не оставлял попыток расшевелить близнеца.

- Всё в порядке, Санни. Просто... не в настроении сегодня.

- Это из-за проигрыша? - посерьёзнел Санстрикер. Он обхватил пальцами, закованными в жёлтую броню, полный бокал и одним залпом опрокинул всю порцию энергона себе в топлипроводы.

- Да какой там проигрыш, - Сайдсвайп раздражённо оттолкнул от себя сосуд с энергоном и резко поднялся, явно собираясь покинуть уютное помещение ночного бара. - Подумаешь, пришёл вторым. Как будто от этого что-то зависит.

- Тебе отработкой налить на все эти гонки, да? - прищурился Санстрикер, внимательно наблюдая за братом. Он откинулся спиной на стену бара. Что-то в последнее время происходило с его близнецом, но что, Санни не знал, а Сайдс не спешил с ним делиться своими переживаниями.

- Знаешь.. а ты прав! - красный мех обернулся. - Для сброса напряжения сойдёт, но делать трек смыслом жизни я не хочу.

- Это ты после отказа от гонок Блю так завёлся?

- При чём здесь Блю? - искренне удивился Сайдсвайп, продолжая стоять около стола и сверлить тяжёлым взглядом брата. - Просто Блю нашёл смысл существования для себя. Ему теперь не нужно убивать своё время, регулярно сжигая резину.

- А ты тоже всё это время только от нечего делать сжигал резину? - опасно сузил синюю оптику жёлтый ламбо. Нейросеть отозвалась болезненными импульсами, он слишком с большим напряжением ждал ответа от брата. Важного ответа. - И время убивал, да, Сайдс?

- А разве ты нет? - Сайдсвайп смотрел прямо в окуляры брата, не отводя взгляда и не считая нужным скрывать свои чувства. - Мы хорошо проводили вместе время, весело. Всегда. И победы в гонках делили поровну. И поражения. Но скажи, только честно, тебя это всё устраивает? Тебе не хочется чего-то большего?

- Что именно ты имеешь в виду под этим самым "большим", бро?

- Не знаю. Пока не знаю. Я хочу, чтобы моя искра также замирала словно угасая, а потом заново разгораясь ярко, словно сверхновая звезда, только от осознания того факта, что всё правильно, что я на своём месте, что всё идёт как надо. А пока... пока мы только бьёмся в идиотских спаррингах на тренировочном поле, да заливаемся по самые антенны после каждых гонок. Я хочу перемен, Санни. Я хочу перемен во всём. Я хочу разобраться в себе, найти себя.

Сайдсвайп резко развернулся и уверенно пошёл к выходу. Не оборачиваясь.

Санстрикер остался сидеть на своём месте, сжимая пустой бокал, не сдвинувшись, не шевельнув ни одним сегментом брони. Вот только его ясная синяя оптика потускнела.

Значит всех этих миллионов астроциклов как не бывало. Значит брата не устраивает просто быть рядом. Значит все эти жаркие, страстные ночи в тесных объятиях друг друга не считаются? И всё это было только для того, чтобы убить свободное время, сбросить напряжение? А сейчас... сейчас Сайдс хочет чего-то нового, другого... чужого.

Санни яростно зарычал, отбрасывая в сторону пустую ёмкость.

Если Сайдсвайпа не устраивают их отношения, когда две искры бьются синхронно, когда чувства брата и напарника знаешь лучше своих собственных, если всё это стоит не больше ржи на мусорном контейнере, значит пусть катится в выхлоп! Ищет занятие по интересам, развлекается в новой компании, обзаводится новым партнёром по новомодным требованиям!

***

Зря Сайдсвайп ждал брата этой ночью в их общем отсеке. Санстрикер не появился там ни в этот орн, ни в следующей. А потом, смущённый Блюстрик поведал красному ламбо, что его брата видели в обнимку с сексботом в квартале развлечений.

***

Через две ротации Сайдсвайп перевёлся на дальние рубежи. Молча. Не попрощавшись, не оставив Санстрикеру послания, не перекинувшись с ним даже парой слов.
Только Ред Алерт молча передал непривычно молчаливому жёлтому ламбо приказ о переводе и координаты нового места службы брата.

***

Время шло. Бесконечно долгое время. Оно не щадило никогда. Оно неумолимо отсчитывало свои собственные деления, вовлекая в авантюры, бросая в тревоги забот, в переживания поражений и не отпуская из беспросветной тоски.

Санстрикер привык быть один. Он сменил за это время не одного напарника, несколько раз заключал временные партнёрские союзы, скандалил, уходил, потом возвращался, опять уходил. Уходил в манящую, мерцающую призывными огнями темноту нейтрального сектора, в квартал развлечений, скитался по тесным, со спёртым воздухом от паров энергона барам, участвовал в подпольных боях, всё также появлялся на треке и гонял до отключения логических цепей в заездах. Он много пил, шумно веселился, снимал горячих сексботов, постоянно мелькал на экранах головизоров, а потом неожиданно пропадал, подписавшись на очередной рисковый военный проект. Вот только на базе больше не было ни одного розыгрыша, шутки с его участием. И Санстрикер перестал улыбаться. Теперь, если его фейсплет и посещало подобие прежней улыбки, то это была либо злая, либо горькая ухмылка. И ещё один апгрейд, который разделил всё его функционирование на до и после. Жёлтый ламбо установил на шлем матово-красный визор, будто отгородившись от остального мира.

- Дэд Энд? Давно ждёшь? - ухмыльнулся Санстрикер, устраиваясь подле очередного партнёра, рядом с которым он, впрочем, на этот раз задержался довольно надолго.

Стантикон аккуратно отложил датапад, который до этого внимательно изучал, и воззрился на автобота долгим, проницательным взглядом.
- Да, я в общем-то и не ждал, - десептикон всем своим видом давал понять, что появление партнёра для него некий сюрприз. Приятный или нет, это уже решать самому партнёру. - Что-то ты сегодня какой-то... потрёпанный. Опять в бои заявлялся?

- Хотелось расслабиться, - жёлтый ламбо вальяжно устроился рядом, сделав глоток из кубика десептикона. Впрочем, тот не возражал. - Получил пару раз по шлему, зато теперь процессор работает как надо, без сбоев.

- Тебе следует заполировать эти царапины, на твоей броне они смотрятся не слишком привлекательно, - Дэд Энд придирчиво оглядел корпус партнёра со всех сторон.

- У меня и пара вмятин приличных теперь имеется! - кривая ухмылка.

- Опять проиграл?

- Зато напряжение сбросил.

- Полегчало?

- Вполне! - Санстрикер чувствовал, что возбуждение от схватки ещё не ушло, нейросети слишком хорошо сохранили ярость боя и физическое, почти извращённое удовольствие. Ему не хватало чего-то ещё, чего-то такого, что смогло бы заглушить то тянущее вечно ненасытное чувство внутри. Чувство голода, неудовлетворённости, опустошения.

Жёлтый ламбо откинулся назад, подняв одну ногу и уперев её одновременно в скамью и стол. Он знал, что его поза похотлива, максимально открыта. Он знал, что лёгкий фон желания окутывает его, что энергополя сейчас притягательны в своём открытом предложении себя. Он знал, что партнёр ответит, не сможет не ответить на его зов.

Дэд Энд насмешливо изогнул тонкие губы, жадно шаря взглядом по красивому, вызывающе яркому корпусу. Корпусу, что принадлежал ему, выгибался под ним на платформе, метался в системном экстазе, разбрызгивая перегретую смазку. Стантикон жадно облизнулся. Его окуляры медленно, но верно разгорались. Дэд Энд любил подчинять этого яростного автобота, любил видеть как покорно и призывно приоткрывались гордые губы, выпрашивая поцелуи. Любил слышать громкие стоны, всхлипы страсти. Любил когда жёлтый автобот широко раздвигал свои ноги, открываясь как можно шире. А главное, этот удивительно напористый трансформер с гоночной альтформой сам ловил от подобного кайф. Подчинение было добровольным и полным.
- Знаешь, если бы ты не заявлялся ко мне каждый раз, после этих твоих глупых драк, таким горячим, таким податливым, словно жидкий металл, я бы наверно не смотрел на эти безумства столь лояльно, - тихий шепот десептикона сопровождали откровенные поглаживаниями по паховой броне партнёра.
Санстрикер испытал острое возбуждение. Столь интимные прикосновения в общественном месте, даже если это всего лишь очередной полутёмный бар на отшибе квартала развлечений, несли в себе привкус порочности. Но это заглушало голод. Притупляло его. Хотя бы на время.

- Открой, - приказал десептикон.

Санстрикер подчинился. Паховая броня сложилась в пазы.

Взвизгнул вентилятор, захлёбываясь яростным потоком воздуха.

- Не так скоро, - тихо засмеялся Дэд Энд, оглаживая внутреннюю часть широко разведённых бёдер автобота, проводя пальцем по кольцу порта, на котором уже поблёскивала выступившая смазка. - Я только начал!

Санни осознал, что вечер обещается быть долгим, очень долгим, и с тихим стоном откинул голову назад, неловко стукнувшись шлемом о стену. Он притушил окуляры, полностью отдаваясь умелым рукам партнёра. Дед Энд умел быть осторожным извращенцем, строго дозируя пошлость и низменную похоть небольшими порциями, подсаживая на это словно на наркотик. Ему захотелось ощутить на губах опьяняющий, сладкий словно яд вкус поцелуя стантикона. Автобот потянулся к партнёру, но был мягко, но весьма настойчиво остановлен.

- Нет-нет, Санни! Никаких рук и никаких губ. Сейчас игра по моим правилам. А я хочу доставить удовольствие тебе, промыть твой процессор окончательно. Твоя задача проста и столь невинна: не двигаться. Может быть, этого хватит для тебя хотя бы на несколько орн. И мне не придётся в очередной раз что-то вправлять тебе или запаивать твои системы. И уж точно, мне не нравится полировать твою броню с такой завидной регулярностью, я устаю от этих однообразных действий.

Вся эта тирада сопровождалась ласкающими движениями пальцев, что легко перебегали с дрожащего коннектора к истекающему смазкой порту. Ловко задевая чувствительные датчики, потирая сенсорные поверхности, стантикон размазывал горячую смазку, втирая её в каждый стык, в каждую щель. А затем пустил с пальцев первые слабые разряды.

Санстрикера прошибло всего, от принимающих систем до самых аудиодатчиков. Импульс накрыл полностью, скручивая в тугие, напряжённые струны нейросеть, отдаваясь вибрацией в нейростволе. Манипуляторы свело в лёгкой судороге, пальцы впились в сидение скамьи, пропарывая острыми когтями поверхность. Губы упрямо сжались, не позволяя ни единому звуку сорваться с них.

- О, да! Я люблю, когда ты упрямишься и играешь по правилам, - донёсся до Санстрикера как будто издалека тихий смех десептикона. - Это так по-автоботски.

Жёлтый ламбо старался терпеть пока пальцы медленно, слишком медленно играли с кольцом порта, то на короткое мгновение проникая внутрь, задевая внутреннюю проводку, дразня, и тут же выскальзывая обратно, начиная шарить в опасной близости, но не касаясь, только обещая наслаждение. Он молчал, когда ладонь обхватила его коннектор, генерирую напряжение, заставляя секции коннектора вращаться, усиливая трение, напряжение систем. Он мучительно пытался найти силы усидеть и тогда, когда пальцы всё-таки окончательно скользнув вглубь порта и заработали там активно, раздвигая внутренние системы, болезненно поддевая когтями сверхчувствительные датчики, натягивая тонкую проводку.

Чувствуя как по бёдрам вниз течёт обжигающая жидкость, пачкая скамью, капая на пол, Санни испытал ни с чем несравненный сложный коктейль ощущений, начиная от стыда за глубину собственного морального падения и до неприкрытого наслаждения на гране одержимости. Запах разогревшейся собственной смазки не мог заглушить даже спёртый воздух бара, пропитанный запахами курительных палочек, разнообразных коктейлей, сверхзаряженного энергона и отработанного топлива. Он хотел этого, хотел, наверное, даже сильнее чем играющий с ним сейчас десептикон. Ещё вопрос, кто из них больший извращенец.

Когда Дэд Энд послал серию мощных зарядов прямо по внутренним системам, не прекращая болезненных, грубых движений пальцами внутри, корпус Санстрикера выгнуло дугой, а затем сильная дрожь сотрясла все системы. Сквозь сжатые дентопластины жёлтый ламбо мучительно замычал, понимая, что ещё клик, и он заорёт во всю мощь воколайзера. Тогда он разжал губы и впился клыками в собственные губы, немилосердно терзая их, прокусывая и получая от этой боли ещё больше низменного удовольствия. Внутренние механизмы вибрировали, резко сокращались, выстреливая каскад импульсов столь яркого удовольствия, что процессор не выдержав, дал команду на перезагрузку систем, полностью отключаясь.

Жёлтый корпус обмяк, забрызгивая шипящей смазкой всё вокруг.

Дэд Энд вынул из горячего порта не менее горячего партнёра пальцы и медленно, с чувством облизал их. Воистину, этот автобот лучшее, что с ним происходило за долгое время. Стантикон, заметив что часть посетителей бара с неприкрытым вожделением смотрит на фонящий по всем частотам, залитый трансфлюидом красивый, яркий корпус, яростно ощерился, одновременно с этим активируя пневмопушку. Его злобно полыхающая красная оптика подписывала приговор любому, кто посмел бы оспорить его право на данного автобота. Делиться Дед Энд никогда не умел.


Системы подгрузились не с первого раза. Процессор лениво сортировал данные, отчёты об ошибках и запускал протоколы.

Когда синяя оптика слабо засветилась, Дэд Энд вторично отложил датапад.
- Ну как, Санни, твой процессор чувствует себя сейчас?

- Как новенький, - хмыкнул автобот, усаживаясь поудобнее на скамье.

Стантикон протянул салфетку. Санстрикер весьма небрежно оттёр свою броню от смазки и бросил салфетку на стол.

- Паховый щиток закрой, - фыркнул Дэд Энд.

Жёлтый ламбо похотливо усмехнулся, коротко блеснул его визор.
- Ты остаёшься? Я хочу подзарядиться.

- Да, выглядишь ты не важно. Я ещё задержусь здесь на пару джоор. Не жди меня, перезаряжайся.

- Как скажешь.

Гонщик легко поднялся, повёл своей бедренной секцией, будто хотел встряхнуть свои внутренние системы, и пошёл к выходу.

Дэд Энд взял со стола салфетку со следами смазки, поднёс её к фейсплету и ощутил анализаторами запаха терпкий аромат автобота. Десептикон прописал этот запах во всех архивах своей памяти. Он знал, чувствовал, что скоро жёлтый ламбо исчезнет из его жизни. Он и так был рядом с ним слишком долго. Удивительно долго.

***

Жёлтый гоночный болид летел по улицам нейтрального сектора, не особо озабочиваясь правилами, пока почти не сшиб практически выпавшего перед ним ярко-синего трансформера. Взвизгнув тормозами, успев трансформироваться ещё в движении Санстрикер задел глупого бота только левым плечом. Продолжая движение по инерции, они оба пролетели ещё какое-то расстояние по дороге.

- Совсем с процессора слетел, шестерня нейробитая! Какого квинта ты лезешь на дорогу, раз оптику активировать лень? - заорал Санстрикер, отмечая, что царапин на броне ощутимо прибавилось.

- Прошу прощения! - синий изящный трансформер элегантно поднялся, соблазнительно покачивая бёдрами. Он подошёл к жёлтому ламбо в попытке осмотреть его повреждения. - Задумался. Виноват. Я готов всё компенсировать.

Тонкий, сладкий запах дорогой полироли окутал гонщика словно облаком. Возникло ощущение, что этот запах можно взвесить на ладони, столь плотным и сильным он был.

- У меня броня помята, полироваться теперь сколько нужно! - громко возмущался Санстрикер, но часть его уже словно плыла на этот странно одурманивающий запах.

На его плечи легли лёгкие, такие чуткие манипуляторы. Тонкие, гибкие пальцы пробежали по корпусу, осматривая повреждения. Нейросеть автобота отозвалась удовольствием от вроде бы случайно задетых чувствительных датчиков умелыми прикосновениями. Умелыми?

Санстрикер внимательно вгляделся в обращённые к нему голубые окуляры, серебристый фейсплет, на котором играла лёгкая, манящая улыбка. Сексбот? Нет, быть такого не может. Слишком уж хорош такой для сексбота.

- Сексбот, - словно угадал его мысли синий изящный трансформер. - Класс "элита".

Ого! На таких Санстрикер даже никогда не зарился. Столько кредитов у него просто не было. Да и не в суммах измерялись ночи с подобными временными партнёрами. Нужно было из себя что-то представлять, чтобы сексбот такого уровня принял тебя как клиента. Они были не одноразовым удовольствием, что второпях получали на проржавевших платформах гостиниц, в тёмных переулках или просто на столе в грязных барах подворотен. Сексботы подобного уровня имели всего несколько постоянных клиентов, они именно что были почти партнёрами. Почти. Очень сладкое слово, притягательное и без обязательств - почти партнёр.

- Вы ведь Санстрикер, верно? - синий сексбот улыбался открыто, голубые окуляры мерцали ярко, обещающе. - Приношу мои самые глубочайшие извинения. Я живу недалеко. Прошу вас принять моё приглашение. В моих апартаментах есть ремонтный отсек и полировочная машинка. Надеюсь, вы не побрезгуете использовать мою полироль?

Санстрикер отстранённо подумал о Дэд Энде. Стантикон никогда не делился. Шаг за синим красавцем станет точкой в их с десептиконом отношениях.
Но партнёров ведь нужно менять, не так ли? Он и так слишком долго задержался на одном месте...

***

Сайдсвайп лениво потянулся на платформе. Рядом мерно гудел вентиляцией его временный партнёр. Даже не так. Периодический партнёр. Иногда, они с Баррикейдом приходили друг к другу. Десептикон оказался весьма удивительным коннект-партнёром, чутким, напористым, но не жёстким, без властности. Разведчик никогда не требовал от гонщика что-то иного, чем просто обоюдоприятного интерфейса. Им было приятно вместе сидеть вечером после службы в баре, пить вместе энергон, наблюдая за боями на ринге, делать ставки. А потом запираться в отсеке, отдаваясь в манипуляторы друг друга, срывать стоны с губ партнёра, прижимаясь корпусами так, что броня начинала трещать, а после уходить в одновременную перезагрузку. Сайдсвайп всегда возвращался онлайн на брийм раньше партнёра. И если это был отсек Баррикейда, он всегда уходил, не дожидаясь, когда придёт в себя десептикон. Так было проще. Для всех.

Но сейчас они были в его отсеке. И уходить было глупо. Потому, Сайдсвайп просто лежал и глядел в потолок, прислушиваясь к работе чужих систем.
- Почему ты всегда приходишь онлайн быстрее меня? - раздался тихий голос десептикона. Окуляры тот включать не стал.

- Не знаю, - слабо улыбнулся Сайдсвайп. Ему не хотелось говорить партнёру, что собственная нейросеть остывала слишком быстро. Что даже уходя в перезагрузку он оставался неудовлетворённым, как будто не хватало какой-то важной составляющей. Это не было виной Баррикейда! Разведчик был потрясающим любовником, гонщик от искры завидовал его потенциальному партнёру. Нет, это было виной самого Сайдсвайпа. Так было с любым... с любым, кроме Санни. При воспоминании родного и уже такого далёкого имени искра сжалась, подрагивая, болезненно пульсируя.

Он ничего не знал про брата с тех самых пор как перевёлся на новое место службы. Первое время товарищи были удивлены, слали ему запросы, писали. Сайдсвайп отвечал, но кратко, демонстрируя, что не настроен на общение. И со временем его оставили в покое. Он был благодарен. Красный мех отчаянно нуждался в шансе начать всё заново. Но ничего не получалось.

Сайдсвайп тосковал по брату. Тосковал столь открыто и сильно, что боялся признаться в этом даже себе. Он отчаянно пытался найти смысл в сражениях, в риске, даже в боли, но не находил. Сверхзаряженный и случайные коннекты не помогали. После них становилось ещё гаже.

После очередного такого поиска смысла всея функционирования его подобрал из собственного отработанного Баррикейд. Молча дотащил на себе до своего отсека, молча засунул в мойку, а потом, также молча отконнектил на собственной платформе. Шлаково хорошо отконнектил. Лучше мог только Санни...

Придя в себя, естественно, раньше десептикона, Сайдсвайп покинул его отсек. Он был без претензий. Более того, он был с благодарностью за помощь и далеко не самое плохое завершение ещё одного паскуднейшего вечера. Баррикейд сам его нашёл. Пригласил выпить. Сайдсвайп согласился. Как и позже согласился на ещё один коннект. Потом на второй, третий... затем он сам предложил десептикону регулярные встречи.

- Броул зовёт на зачистку соседнего сектора, - лениво пробормотал разведчик, наконец активируя оптику, и тоже уставившись в потолок. - Говорит, ничего сложного, очередной штурм очередного посёлка и хорошая оплата. Хочешь развеяться?

- Хочу.

- Тогда я отправлю от твоего имени запрос на включение в команду?

- Отправь.

- Хорошо.

Сайдсвайп отключил окуляры. Мысли текли медленно и спокойно. Системы пребывали в лёгком полуоффе. Лишние кредитки не помешают. Не помешают... А зачем ему личные кредитки? Он и основные-то не знает куда пристроить. Столько пить он просто физически не может. А больше их тут и девать некуда. Это боевиконы как безумные хватаются за каждый заказ. Но у них есть цель. Сайдсвайп ощутил укол зависти. Цель... у всех есть цель. У боевиконов - свой дом, семья, бэты. У Блю - помощь автоботам и Ред Алерту. У Бамблби - дом, семья, бэты. Даже у переменчивых сикеров появилась такая понятная цель. Какого шлака нужно ему самому?

Интересно, что сейчас делает Санни?...

Сайдсвайп чуть не взвыл. Санни... Санни... Санни... Даже сейчас, будучи от него в незнамо скольких парсеках, без какой либо информации о функционировании брата, не зная даже актив или уже нет, он всё равно каждый раз, каждой мыслью возвращался к нему. Всё это долгое, бесконечно долгое время он жил пытаясь отделить прошлое от настоящего. Он проиграл - это следовало признать. Его искра не могла без Санстрикера. Она билась ради него, существовала ради него. И даже сейчас, будучи отрезанной от близнеца, молча выставленной из его жизни, она не желала функционировать отдельно. Она кричала, звала. И откуда-то издалека приходил слабый, ментальный отклик мятежной искры жёлтого ламбо. Это разрушало, отравляло настоящее. И это давало силы на каждый последующий орн осознанием того, что где-то там, но он всё ещё есть.


Глава 2. Не смей больше уходить.

Зачистка проходила быстро, чётко, жестоко.

Нейтралы всячески помогали, под прицел не лезли, максимально очистив улицы своего поселения. Боевиконы наступали стеной, всё сметающей на своём пути лавиной. Между их грузных, мощных корпусов метались словно хвостатые кометы две тени: красная и чёрная.

Баррикейд был умелым бойцом, прекрасным отвлекающим манёвром для противника. Он стремительно нападал, нанося значительные повреждения своими гиролезвиями, и также быстро отступал, растворяясь словно смертоносное видение в ярких сполохах битвы, открывая жертву ударам боевиконов или Сайдсвайпа. Красный мечник появлялся словно призрак, возникал из ниоткуда, молниеносно орудуя устрашающего вида клинками, чьё мелькание окутывало его сверкающий красный корпус словно похоронным саваном. Он был превосходным фехтовальщиком, умело сочетающим сразу несколько техник ведения боя. И ламбо никогда не гнушался никакими выпадами, даже если они были насквозь пропитанными подлостью. Он знал только одно: выполнить приказ. Как - значения не имело.

Два свирепых воина, два напарника, две одинокие, метущиеся искры, нашедшие друг возле друга краткую передышку в бесконечной борьбе с собою, с целым миром. Даже тут, в бою, они весьма эффективно действовали в паре, прикрывая напарника, координируя действия, подстраивая под другого каждый свой шаг, каждый выпад.

У нарушивших закон не было шанса. Ни одного. Они все были уничтожены. Быстро и безжалостно.

- Отметим? - Баррикейд облокотился о стену какого-то строения. Они находились на окраине поселения, остывая после боя.

Десептикон даже не глядел на красного гонщика, он знал, что тому, в принципе, всё равно, что будет дальше. Он согласится в равной степени на любое предложение - предложи разведчик наэнергониться, отконнектиться или даже вызови он того на смертельный поединок. Было в этом что-то притягательное и фатальное. Фатальное для них обоих: потому что одному было налить отработанным абсолютно на всё, а другой вообще отчаялся разобраться в хитросплетениях судьбы.

- Неплохая идея, - Сайдсвайп убрал с лёгким шелестом клинки в пазы манипуляторов.

- Куда? - встряхнулся Баррикейд.

- Предлагаю взять с собою и устроиться вон на том холме! - предложение было неожиданным.

Десептикон с интересом уставился на напарника.

- Не хочу заливаться в этой дыре. Убого, - пояснил своё решение гонщик.

Баррикейд спорить не стал. Разнообразие - тоже своего рода развлечение.

Они устроились на скальном выступе. Раскинувшийся перед трансформерами пейзаж в свете зеленоватой луны, что своим мертвенным светом сейчас окутала всё вокруг, выглядел чужеродным и, оттого, особенно великолепным.

- Сайдс, скажи, что ты забыл здесь? - решился всё-таки на личный вопрос десептикон.

Баррикейд вальяжно развалился на камне, медленно потягивая довольно паршивый местный энергон. Сайдсвайп смерил его суровым взглядом и довольно долго молчал. Разведчик уже было решил, что его вопрос будет проигнорирован. Но, нет. Автобот вторично удивил его за этот орн.

- Не знаю, Кейд. Когда сбегал, да-да, именно сбегал, думал, что так будет лучше... правильнее. Что смогу найти смысл своего функционирования, сумею понять свои желания.

- И как, разобрался?

В ответ сухой смешок.
- Как киберкот в своих похождениях.

Баррикейд в ответ улыбнулся.
- Если ты зашёл в тупик, может стоит вернуться?

- Я тебе настолько надоел?

- Нет, Сайдс. Мне комфортно с тобой, насколько мне вообще с кем-то может быть комфортно. Но, святой Праймас, рядом с тобой выносит проц похлеще чем от банальной высокооктанки!

- Кейд? - автобот был растерян. Он даже не рассматривал вариант, что его боль и метания могут восприниматься кем-то ещё.
Видимо, вид Сайдсвайпа был ещё тот, потому как десептикон насмешливо фыркнул, поднимаясь.

- Знаешь, ты вполне удачно загоняешь свои терзания внутрь себя. Но бывают моменты, когда твои энергополя скручиваются в такой вихрь, что любой, кто оказывается рядом, рискует остаться если не обезличенной болванкой, то со стойким комплексом неполноценности. Я проникся к тебе уважением, автобот. Ты хороший воин и весьма неординарная личность. Не позволяй трусости управлять тобой. Не всегда наши решения, принятые в угоду собственной гордости, стоят унылого существования в качестве жалкой тени.

Баррикейд посмотрел прямо в оптику красного меха, а потом спокойно пошёл в сторону посёлка нейтралов.

*Не засиживайся* - раздалось по комлинку Сайдсвайпа. - *Крейсер через несколько джоор отчалит из этого захолустья*

***

Сайдсвайп стоял в скромном коммуникационном центре нейтралов. Здание не пострадало в ходе этой небольшой заварушки. Невысокий трансформер, местный работник связи, настроив радар центра на переданную ему автоботом частоту, вышел из отсека.

Ламбо замер перед голографическим экраном, не решаясь нажать на вызов. Моторка тарахтела как заведённая, вентиляторы шпарили на полную, хладагента в корпусе уже не хватало. Мысли метались словно стайка скраплетов, логические цепи орали, высылая предупреждение за предупреждением о полном безумии его решения, искра ныла об обратном. Красный серво заметно дрожал, когда Сайдсвайп протянул его и нажал на мерцающую кнопку консоли. Сигнал был отправлен через мириады звёзд и бесконечно долгое пространство.

Красный трансформер ждал ответа два джоора. Система показывала, что сигнал до адресата доставлен, вызов должен быть получен. Но ответа не было. Либо отсек потенциального оппонента был пуст, либо отвечать на вызов не хотели. Но и не отклоняли.

Автобот раздумывал, не оставить ли сообщение, раз не получилось поговорить лично. Но что он мог сказать? Произнести банальные слова о том, что он виноват? Был не прав? Сглупил? Попросить прощения? Сказать, что больше не хочет, не может быть один в этой пустой для него вселенной?

Получив сигнал с корабля, Сайдсвайп отменил вызов и погасил экран.

Не сложилось.

Судьба?

За все ошибки и действия нужно платить. Всегда.

Красный трансформер вышел из коммуникационного центра и пошёл в сторону штурмового корабля.

***

Санстрикер самозабвенно раскладывал на сильно потрёпанной платформе заштатной гостиницы только что снятого в баре сексбота. Тот громко стонал, извиваясь всем корпусом, запуская хорошо отточенными движениями пальцы в разошедшиеся стыки жёлтой брони своего клиента, явно намереваясь с лихвой отработать обещанные ему кредиты. Трансформеры тёрлись друг о друга, покусывая шейную проводку своего партнёра, соприкасаясь энергополями, искря контактами и натирая чувствительные датчики. Сексбот широко развел ноги и поднял их к грудному отсеку, сгибая в коленях, готовясь принять клиента всеми системами, открываясь полностью. Санстрикер громко зарычал, предчувствуя жёсткую и оттого настолько сильно желаемую стыковку, и убрал паховую броню в пазы.

*Санстрикер, ты нужен на базе* - раздался в комлинке голос Ред Алерта.

*Что, так срочно?* - раздражение умудрилось выплеснуться на собеседника.

*Решай сам* - неожиданный ответ, а затем полное отключение связи, заставило жёлтого гонщика замереть.

Что это значит?

На повторный вызов руководитель службы безопасности не ответил.

Сексбот под Санстрикером с удивлением и лёгким нетерпением мерцал своими жёлтыми окулярами.

- Не сегодня красавчик, - криво ухмыльнулся ему гонщик, бросая обещанную сумму на поверхность платформы. - Но я тебя обязательно найду чуть позже!

- Всегда к твоим услугам, Санни, - пропел с обольстительной улыбкой сексбот, тем временем пересчитывая кредиты.

***

Санстрикер быстро шёл по коридорам базы, зло мерцая красным визором. Полный желания несостоявшегося коннекта фон он даже не подумал обнулять. В конце-концов, сейчас он был не на службе, и имел полное право развлекаться с кем и как считал нужным. И если его выдернули на базу, пусть разделят этот голод заведённых до предела систем вместе с ним.

- Ред Алерт, что за спешка?

Жёлтый мех замер в дверях отсека безопасности.

- Проходи, - откликнулся старший офицер, не поворачивая шлема от мерцающих экранов вдоль стены. - И закрой дверную панель.

Санстрикер хотел было съязвить, но сдержался. Он сделал так, как ему приказали.

Ред Алерт медленно встал с рабочего места и повернулся.
- Санстрикер, два орна назад на голограф твоего личного отсека пришёл вызов с энергоподписью Сайдсвайпа. Вызов удерживался отправляющей стороной пару джоор. Ты был в тот момент на задании. Сообщения оставлено не было. Я не стал тебе сообщать, рассчитывая, что ты сам откроешь файлы памяти голографа как появишься. Но ты в отсеке не перезаряжался всё это время.

Жёлтый ламбо молчал, только кулаки крепко сжались.
- Я бы не поднял этот вопрос, так как это твои личные дела с братом.

- Абсолютно верно. Так почему же поднял?

Ред Алерт на клик замешкался, но потом взяв датапад с консоли, протянул его жёлтому меху.
- Это отчёт с дальних рубежей, сегодня поступил на центральную базу вместе с остальными данными. Вчера с базы 3.56.89 был совершён разведывательный вылет в систему Солларса. Сигнал пропал сразу после посадки на астероид. Направленный спасательно-поисковый отряд выживших не обнаружил. Точнее, он вообще никого не обнаружил, только разбитый баркас. Сигналы сигнатур разведывательного отряда пропали с радаров одновременно с сигналом корабля. Весь экипаж баркаса значится как деактив с пометкой пропавшие без вести. Среди бойцов отряда числился Сайдсвайп.

Санстрикер через силу протянул непослушный манипулятор и взял датапад из серво безопасника. Жёлтый трансформер смотрел на мерцающий экран устройства и ничего не видел. Одни помехи, картинка то смазывалась, то плыла перед оптикой. Санстрикер чувствовал, как замедляется работа всех систем, как искра словно затухает, охваченная ужасом, раздавленная волной удушающего страха.

Он стоял в середине отсека родной базы и не мог вспомнить кто он и где находится. Кто этот сине-белый мех, который почему-то трогает его за плечо и что-то говорит ему? И почему он не слышит звука его воколайзера? Почему он вообще ничего слышит?

***

"Я хочу перемен, Санни. Я хочу перемен во всём. Я хочу разобраться в себе, найти себя."
Почему этот голос удаляется, становится еле различимым?
Почему хочется выть, пытаясь остановить, вернуть, удержать?
Почему искра бьётся как сумасшедшая, как будто пытаясь разорвать его корпус изнутри?
Праймас... почему так больно?... Как же больно...


***

- Санни! Санни, ты слышишь меня? - голос полный тревоги, участия, волнения. Голос Ред Алерта, что наконец прорывается словно сквозь забытьё, возвращая в жуткую реальность.

- Координаты! - хрипит Санстрикер, вцепившись в броню руководителя службы безопасности, словно пытаясь удержать равновесие, пытаясь удержаться на плаву в этом безумии.

- Санни! Там всё осмотрено...

- Координаты! - страшный рык вибрирует в закрытом пространстве, пока красный ламбо перекачивает себе в память отчёт с места катастрофы, координаты, карты...

***

Долгий перелёт. Перелёт на гране возможностей двигателей, на сверхзвуковой. Между звёзд, сквозь скопления астероидов, мимо коллапсаров, игнорируя все законы физики, на единой пульсации искры.

***

Санстрикер стоял возле развороченного бока баркаса. Следы гравитационной пушки, лазерного обстрела. Разбитые, выгоревшие механизмы, сплавленная в бесформенные комки проводка. Выбитые куски скальной породы при падении.

И тишина...

Гнетущая, полная тишина.

Автобот развернулся. Он не мог отсюда улететь, не обшарив каждый камень, не проверив каждую щель на этом проклятом астероиде. Плевать на вызовы с базы, плевать на запросы патрулей, плевать на приказы командования.

Они все там. Он здесь. И где-то должен быть его брат, его близнец, искра его искры.

***

- Санни, скажи, ради чего бьётся твоя искра? Что ты хочешь, о чём мечтаешь?
- Бро, что за сентиментальные бредни?! Давай лучше выпьем!


***

И он найдёт его корпус. Пусть деактив. Пусть серый, пугающе бесцветный. Но он сможет дотронуться до него, убедиться, прижать в последний раз к себе. Он будет знать, для себя - что всё. Ничего сделать больше нельзя. Он всё испортил. В очередной раз всё испортил. Теперь навсегда...

***

- Санни, я скучал!
- О, Сайдс, я тоже скучал! Шлак, тебя так не хватало! Вдвоём мы бы точно сделали этого мерзавца!


***

Санстрикер шёл по безжизненной поверхности астероида и слушал тишину, впитывал её, вникал в мудрость её беззвучных слов. Почему он не понимал этого раньше? Почему не пытался постичь боль брата, услышать робкую надежду его взгляда, поверить в его прикосновения, пропустить через себя сказанное им? Что мешало? Гордыня? Ярость? Глупость? Эгоизм?

Почему не сказал о том, о чём шептала его собственная искра всё это долгое время?

***

- Треклятый мусорный хлам! Он задел меня! Проклятый десептикон!
Жёлтый трансформер прижимает к себе повреждённый манипулятор. Волны боли, обжигающей, яростной. Злость.
И брат, что молча встаёт между ним и противником. Заслоняя. Принимая удар на себя.


***

Сайдс! Вернись! Бро, я сделаю как ты хочешь, что хочешь. Только вернись, не уходи! Не оставляй меня одного! Я не умею быть без тебя. Быть без тебя невыносимо...

Как много боли... Бро, как много боли, которую ты больше не отведёшь одним своим взглядом. Одним своим прикосновением...

Теперь Санстрикер знал что такое настоящая боль. И что такое страх. Страх одиночества.

И он упорно лез вперёд. По камням, в расщелины. Он рыскал словно хищник, пытаясь обнаружить хотя бы намёк на след. Намёк на надежду.

Писк.

Показалось? След? Знак?

Жёлтый корпус замирает, а потом начинает метаться, пытаясь запеленговать сигнал снова. Это не может быть ошибкой! Он слышал его! Звал его!

Его брат звал его!!!

***

Жёсткий удар. Перестрелка началась ещё в воздухе. Пилоты выжали из корабля всё, что только можно. Они дотянули и посадили почти разорванное по полам судно.

Точнее, они упали.

Все трое в активе. Все трое готовы к бою.

Их всего трое против целого крейсера пиратов. Но они готовы. Они не умеют отступать.

***

Сайдсвайп петлял среди острых выступов астероида уводя погоню, старясь оттянуть на себя внимание противника, дать возможность второму пилоту для починки центра связи. Всего один сигнал о помощи. Всего один. И этих шарков разорвут на куски.

Жаль, что здесь нет Баррикейда.

Хорошо, что здесь нет Санни...

Процессор посылает ошибку. Уровень заряда 15%. Шлак, как мало. Почти пустые баки. Два серьёзных ранения, обширная утечка энергона.

Сайдсвайп вскидывает в последний раз свой бластер, делает выстрел. Перед оптикой проскакивают помехи, картинка гаснет.

Вот и всё. Он надеялся, что пилот сумел отправить сигнал.

И ещё, он надеялся, что брат ничего не узнает. Не так, не сейчас.

Санни, искра его искры, где бы ты не был, брат, будь счастлив...


- Глуши автоботскую тварь! Отпрыгался, гад, - злой, полный презрения голос над ним. Аудиокарта ещё ловит звуки.

Корпус ещё способен чувствовать боль. Боль от выстрела в упор. От выстрела в грудной отсек, в камеру искры.

Санни... прости, брат...

***

Сигнал аварийного маяка нёсся тонким, стремительным лучиком через пространство и время.

Сигнал о помощи. Сигнал о беде.

Он был пойман. Он был услышан.

***

Оптика активироваться не хотела. Боли не было. Было странное опустошение внутри. Корпус ощущался не целиком, кусками. Тут вроде есть, а здесь уже нет.

Сайдсвайп упрямо посылал команды на включение окуляров. Наконец, оптосенсоры несколько раз беспомощно мигнули и слабо замерцали.
Хм... всё белое. Где он? Это что, колодец всех искр? Он у Праймаса?

Нет. Потолок. Мягкий свет. Тишина.

Плен? Он на вражеском корабле? Рабство? Опыты?

- Сайдс...

Искра пропускает удар. Сжимается, рассыпается в пыль.

Окуляры гаснут.

- Сайдс!!!! - родной до боли, до перегрева всех систем голос врывается в аудиодатчики, почти оглушая. В плечо до боли вцепляются. Автобот слышит как трещит сминаемая броня. - Шарк проклятый, не смей от меня уходить!!!

Сайдсвайп через силу улыбается. Чувствует, как по щекам течёт тёплый омыватель.

- Повтори, - беззвучно шепчут его губы сквозь улыбку.

- Если ты посмеешь бросить меня ещё раз, я лично тебя деактивирую... Соберу, воскрешу и деактивирую повторно, - срывающийся шёпот совсем рядом, потом ощущение от прижатой к его щеке лицевой брата.

- Санни... как, бро?

- Сайдс, я тебя от самого Юникрона достану, если понадобится. Только, ты уж постарайся так далеко не забираться, - Сайдсвайпу наконец удаётся справиться с собственной оптикой. Он видит склонённый над ним фейсплет брата. Столько эмоций сразу он никогда не видел на лицевой Санстрикера.
Жёлтый ламбо гладит пальцами шлем близнеца, его фейсплет, плечи. Движения лёгкие, еле ощутимые, пропитанные нежностью и заботой. Две синие оптики смотрят друг в друга не отрываясь.

- Ты прости, - шепчет Санстрикер, наклоняясь и касаясь губами губ брата. - Прости за всё. Будет как ты хочешь! Я люблю тебя, Сайдс. Только останься. Не уходи!

- Санни, шарк ты безпроцессорный! Да куда я от тебя денусь? - Сайдсвайп старается сдержать смех, каждое движение приносит резкую боль. Но его переполняет счастье. Счастье от того, что брат рядом, от того, что он актив, от того, что он наконец слышит эти важные слова. Не сам говорит, а слышит! Искра захлёбывается от эмоций, зовёт, слышит ответный зов родной искры, такой громкий, отчётливый, полный желания...

- Откуда я знаю, куда тебя понесёт твой неоткалиброванный глючный процессор в следующий раз? - ворчат ему в ответ, тем не менее не отпуская.

- Санни?

- Да?

- Я не уйду. Мне некуда от тебя уходить. Совсем. Я проверял. Веришь?

- Хочу верить.

- Тогда верь. Верь, бро. Потому что меня без тебя не существует. И ещё...

- Ммм?

- Я люблю тебя, Санни. Это я понял.

- Долго же до тебя доходило.

- Уж как получилось, - Сайдсвайп улыбался. - Санни, заканчивай с ролью заботливой сиделки! Тебе не идёт. Я хочу тебя, бро!

- Логические цепи перегорели?! Тебя ещё не до конца собрали! Какое к шаркам хочу?!?

- Обыкновенное! Хотя бы на нормальный поцелуй я могу рассчитывать?

В ответ губы Санстрикера против его воли растягиваются в порочную, развратную и такую знакомую ухмылку. Он наклоняется и на аудиосенсер близнеца перечисляет с подробностями всё то, что он намерен сделать с братом, когда медики выпустят того из медотсека.

Нейросеть взрывается от обещанного, предчувствуемого удовольствия, энергополя полыхают рваными сполохами. Сайдсвайп смеётся. Сквозь боль он улыбается даже тогда, когда ворвавшийся в реанимационную медбот орёт в бешенстве на смущённого Санстрикера и выставляет того вон. А потом орёт на своего пациента, обещая безпроцессорному дрону, что собранный лишь частично беспомощно лежит на ремонтной платформе, все кары медицинского ада.

***

Жилой отсек на центральной базе. Их отсек.

Два переплетённых корпуса на платформе. Красный снизу, метущийся, бьющийся в агонии яркого экстаза страсти. Рваные крики, захлёбывающиеся стоны, прокушенные губы. И жёлтый сверху, что самозабвенно, со всей силы насаживается на коннектор брата, вцепившись сведёнными в судороге пальцами в красную броню. Запрокинутый шлем, ощеренные в жадном оскале дентопластины, полыхающие синие окуляры. Без визора.

Сайдсвайп смотрит на перекошенный в сладкой муке фейсплет брата, на сверкающие капли конденсата на его содрогающемся от желания корпусе, на беззащитно оголённую шейную проводку, когда тот откидывает шлем назад. Его крики, стоны, хрипы звучат музыкой, заводящей, сводящей с процессора музыкой. Красный трансформер впивается пальцами в такие красивые, гладкие бёдра своего близнеца, заставляя того раскрываться ещё больше, шире; он почти вбивается в Санни, до отключения логических цепей, обливаясь смазкой, ощущая разгорячёнными системами сочащийся горячий трансфлюид.
Сайдсвайп чувствует, что ещё немного, и их обоих накроет перезагрузка, мощная и глубокая. Но он хочет кое-что ускорить, кое-что получить.

- Санни, - рычит красный ламбо. - Искра... открой!

Жёлтый мех не прекращая яростных движений пытается сфокусировать оптику на брате, неуверенно сквозь стоны хрипит.

- Сайдс... служба...

- Открой! - голос Сайдсвайпа твёрд, настойчив и звучит так искушающе.

Чтобы поторопить Санни в ответном решении, красный ламбо протягивает манипулятор и уверенно обхватывает крепкими пальцами коннектор брата, посылая сильные, жалящие импульсы напряжения. В ответ слышится сдавленно рычание. Санни подчиняется. Нагрудная жёлтая броня разъезжается в стороны, и отсек озаряется ослепительным голубоватым светом. Искра Санстрикера жадно пульсирует, сверкает, тянет свои тонкие лучи. Сайдсвайп не может удержаться. Он протягивает серво и дотрагивается пальцами до плотного сияния искры брата. Жёлтого трансформера всего изгибает, трясёт от столь ярких, граничащих с болью ощущений. Он беззвучно кричит, бессильно запрокинув голову назад. Сайдсвайп больше не может сдерживаться, и его собственная броня раскрывается, освобождая жар полыхающей искры.

Две искры дотягиваются друг до друга, переплетаясь сполохами света, лучами, растворяясь, объединяясь.

Громкий вопль на высокой частоте отражается от стен и окутывает два корпуса, что корчатся в исступленном порыве похоти и вожделения, что не знают границ и насыщения. Искры сияют так ярко, что отсек освещён будто двумя солнцами. А потом это объединённое сияние ярким сполохом исчезает в раскрытом грудном отсеке жёлтого трансформера. Перезагрузка выбивает у обоих ламбо все предохранители, плавит разъёмы и замыкает все контакты. Жёлтый корпус с глухим звуком падает на красный и замирает.

Через два брийма в себя приходит Сайдсвайп. Он лежит, поглаживая плечи Санстрикера, шею, шлем, и терпеливо ожидает его возращения в онлайн. Наконец, голос брата нарушает тишину отсека.

- Сайдс, доволен? Теперь тебе самому выкручиваться на службе за нас двоих и удовлетворять меня ночами. Отпуск я тебе не предоставлю, поганец! И с Рэтчетом сам разбираться будешь.

- Как скажешь, Санни, -Сайдсвайп берёт обессиленного брата за подбородок и подтягивая его фейсплет ближе к своим губам, крепко целует. - Весь мир для тебя, бро!

@темы: трансформеры, Санстрикер, Сайдсвайп, Праймас