MsInitu
Злобный ленивец
Фэндом: Трансформеры
Бета (редактор): Skysword
Основные персонажи: Оптимус Прайм, Рэтчет, Джазз, Айронхайд, Бамблби, Мираж, Бластер, Тандеркрэкер, Скайварп, Старскрим, Астротрейн, Блицвинг, Мотомастер и Ко
Рейтинг: G
Предупреждения: OOC, AU, юмор (местами стёб)


Как только Оптимус переступил порог общего отсека, он тут же понял, что что-то не так. Но тревоги не было — ибо вокруг него разлилась спокойным морем торжественная тишина. Отсек был полон: здесь собралась вся его небольшая команда. И сейчас его боты взирали на него серьёзно, горделиво и с некоторой долей церемониальной почтительности.

Первым нарушил всеобщее безмолвие Айронхайд.
— Оптимус Прайм, сегодня твоё официальное вступление во взрослый статус, — тихо, с нажимом проговорил его телохранитель, сияя линзами. — Оно даёт больше прав и свобод, но и накладывает множество обязательств. И, тем не менее, это очень важная дата в функционировании каждого трансформера.

Оптимус ещё при первых словах сделал быстрый запрос по своему личному делу, и сейчас с некоторым удивлением наблюдал высветившуюся надпись "трансформер", появившуюся в графе напротив собственного идентификационного номера вместо уже привычной "юнглинг". Взрослый... полноправный член трансформерского общества.

— И мы хотим отметить этот орн как подобает! — весёлый голос Джазза немедленно вырвал молодого Прайма из плена сумбурно заметавшихся мыслей. — Мы долго думали как лучше обставить такой шикарный повод. И не могу сказать, что это была лёгкая задачка! Но, нам кажется, что наш небольшой подарок должен придтись тебе по вкусу.

Оптимус в предчувствии чего-то в любом случае масштабного только улыбнулся.

— Мы придумали военно-полевую игру в условиях, приближенным к боевым, с командным зачётом. Участие в командах решает жребий, — нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, сообщил условия "подарка" Рэтчет. — Команды играют друг против друга.

— Выбранное поле боя — закрытая зона мусоросборника между Праксусом и Симфуром, — принялся вести дальше инструктаж Айронхайд. — Я в игре участия не принимаю, в данном случае я выступаю в роли Мастера. Я подсчитываю набранные вами очки, говорю, кто лидирует, сообщаю об изменениях в заданиях, а также, сигнализирую кто выбывает из игры. Судейство будет суровым, но беспристрастным. Все получают одинаковый комплект оружия и боеприпасов, настроенных на учебный режим. Каждое попадание в противника учитывается; баллы засчитываются не только за количество "ранений", но и по степени поражения функционально важных зон. Это означает, что и десятью попаданиями вы можете не вывести противника из игры, а можете и одним-единственным точным выстрелом враз уменьшить команду соперников на боевую единицу. В остальном правил никаких нет — вы вправе пользоваться всеми навыками, которые успели приобрести за время наших тренировок. Окончательная цель одна — победа. Всё тоже самое, что и в реальных сражениях. Травмы будут; ожидаются и серьёзные. Потому об оказании первой помощи себе лично и своим товарищам лучше подумать заранее. На сборы у вас есть три брийма: в десятки раз больше, чем оказывается у реальных бойцов при срабатывании общей тревоги на базе. Ровно через три брийма я жду вас в двенадцатом доке у десантного баркаса. Игра рассчитана на несколько орнов, до окончательной победы. Исходя из данных условий самостоятельно продумывайте и собирайте свой стратегически-важный боекомплект. Никакой помощи с моей стороны не последует, если это только не будет стазис или угроза полной блокировки. Итак, время пошло!

Оптимус уже успел перестроиться на стремительно изменившиеся условия деятельности, с удивлением отмечая у себя подскочившее напряжение в нейроцепях и явное возбуждение от предстоящего действительно интересного развлечения. Наконец-то он сможет понять, чего на самом деле стоит он сам и его команда.

Прайм с собою взял не много, тщательно упаковав выбранные вещи в сабспейс: походную аптечку, которую ему как-то помогал укомплектовать сам Рэтчет; пару кубов концентрированного энергона с питательными присадками; куб обеззаряженного (на случай серьёзного ранения); пару спасательных маячков с широким диапазоном излучаемых волн; ампулу деактиватора с системой самовпрыска; две стягивающие повязки, которые можно было использовать как блокираторы движения; и сосуд с регенерирующей жидкостью. Быстро проведя самодиагностику и удостоверившись в том, что состояние корпуса отличное, а аккумулятор заряжен почти под завязку, Оптимус решил, что вполне готов к своему первому боевому заданию. Пусть и тренировочному.

Он одним из первых прибыл к уже ревущему двигателями потёртому баркасу, видавшему не только тренировочные поля на Кибертроне, но и настоящие сражения. Сейчас Прайм испытывал к этому средству передвижения почти уважение, как с заслуженному боевому ветерану. Айронхайд мазнул по нему взглядом, но ни одобрения, ни осуждения в оптике своего наставника, тренера и телохранителя красно-синий трансформер не заметил. Боевикон и правда умудрился занять объективно-непредвзятую позицию Мастера, для которого существуют только строгие правила игры и нет своих или чужих. Следом подтянулись все остальные, быстро взбираясь на борт и рассаживаясь на узких скамьях вдоль стен перевозчика.

Как только баркас взлетел и двинулся по заранее заданным координатам на автопилоте, занимая своё место в воздушном коридоре, Айронхайд подошёл к каждому с закрытым сосудом с одним небольшим отверстием. Каждый тряс шар в манипуляторе, пока из отверстия не выпадал кубик красного или зелёного цвета. Жеребьёвка прошла успешно, и теперь соперники настороженно изучали друг друга, прекрасно понимая, что каждый из них способен на сюрприз и пойдёт на всё ради того, чтобы не очутиться среди проигравших.

Рэтчет сразу же пересел ближе к Прайму, как только понял, что они в одной команде. По его мнению, остальные двое — Бамблби и Клиф — были только лишним балластом, но никак не серьёзным подспорьем. Напротив них недобро усмехался со своего места Джазз, опасно сверкая синим визором. Серебристого меха тут же облепили с двух сторон Сайдсвайп и Санстрикер; Мираж и Бластер с готовностью перебрались ближе. Ни в одной из команд даже вопросов не возникло, кто будет командиром.

— У них тактическое преимущество, — совершенно спокойно заметил Рэтчет.

— Ничего, Прайм за двоих идёт, — осклабился Санни. — Так что всё ровно, нечего тут заливать!

Айронхайд со своего места только громко хмыкнул.

***

Вокруг висела плотным влажным туманом изматывающая своим непостоянством морось. От неё сбоила электрика, работала с перебоями связь, остывал вдвое быстрее корпус и затрачивалось больше энергии на поддержание собственных функций. Все плоскости, даже мазутные лужи, покрылись тонким, чуть радужным, слоем осадков, которые будто порождались самой мусорной свалкой. Всё это затрудняло передвижения, нарушая сцепление, заставляя бесполезно проскальзывать по любым поверхностям даже боевые острые когти.

Оптимус воспользовался подобным резким изменением погодных условий, отведя свой маленький отряд подальше в мусорные дебри, под полог когда-то давно существующих здесь строений. Подобраться сейчас незамеченными к их стоянке было крайне затруднительно, а у его отряда оставался шикарнейший обзор на триста шестьдесят градусов. Ещё давали преимущество обломки стен и кучи полуистлевшего мусора, надёжно закрывая от чужих взглядов.

Клиф и Бамблби развлекались, активировав дополнительно охлаждающие системы своих корпусов, заставляя влагу кристаллизироваться, и покрывая по вновь образовавшемуся слою инея броню друг друга причудливой росписью. К неторопливой беседе взрослых ботов они не прислушивались.

— Я своих Создателей плохо помню, — тихо откликнулся на вопрос Рэтчета Оптимус. — Только общие ощущения, какие-то смутные эмоции остались. И нежная грусть, что этого больше не вернуть, что нельзя прожить ещё раз эти мгновения.

— А я помню своих Альф. Точнее, помню какие-то отдельные воспоминания.

— А какое самое яркое воспоминание? — на клик рослый красно-синий трансформер с плохо скрываемым интересом уставился на более старшего товарища.

— С прогулки, — криво улыбнулся Рэтчет. И дрогнувший на пределе слышимости голос сказал куда больше, чем любые объяснения. — Наш опи был большим приколистом. А дани был очень красив. Наверное... Опи всегда так говорил. Помню, дани, я и сестра... какая-то яркая площадь, вся в разноцветных огнях. Потом появляется опи. Я хорошо помню его смех и громкий голос, полный веселья, когда он притворяется, что впервые видит своего партнёра, и уговаривает его на знакомство с ним, обещая любить до самого конца и оформить опекунство над всеми спарками скопом. То есть над нами с сестрой. Дани смеётся и шутливо отнекивается. Тогда опи останавливает какого-то прохожего и просит того помочь ему уговорить самого красивого трансформера во всей вселенной стать его бондмейтом. Мы с сестрой визжим от восторга, опи с дани обнимаются и мы все вместе куда-то идём... Какое же чудесное было время...

— Рэтчет, у тебя есть сестра?

— Где-то наверняка есть. Я не знаю. Нас разделили сразу, как мы попали в приютский распределитель после гибели Создателей. Теперь концов не найти, конечно же. Я пытался вначале, потом бросил это дело. Да и смысл? Мы уже давно чужие друг для друга.

— Разве спаркам, состоящим в родстве, не будут искать приёмную семью, которая готова принять сразу двоих? — в синей оптике Прайма плескалось нескрываемое изумление и что-то ещё, очень неприятное, название чему Рэтчет так и не смог подобрать.

— Оптимус... иногда мне кажется, что ты рос в каком-то другом мире, нежели я и остальные, — печально заметил Рэтчет, отвернувшись в сторону и наблюдая, как крупные сконденсированные капли стекают по шершавой стене. — Всё измеряется кредитами и положением в обществе. Если ты имеешь связи или финансы, тебе живётся очень хорошо. Если же ты их не имеешь... Своим я постарался обеспечить хотя бы связи.

— Рэтчет... у тебя и бэты есть? — ещё больше удивился Оптимус, уже совсем по другому взглянув на своего медика.

— Были, — беспечно отозвался Рэтчет, но практически ощутив всей бронёй возникшее вокруг него пугающее молчание, с лёгким удивлением в оптике обернулся на застывшего памятником самому себе Прайма, на замерших Клифа и Бамблби, что бросив своё развлечение, теперь сверлили недоверчивыми взглядами красно-белую броню. И рассмеялся. — Всё в порядке, парни. Они просто давно уже выросли!

Бамблби нервно хмыкнул, Клиф же тихо пробормотал.
— Умеешь ты концентрировать внимание, док.

— Профессия такая, — пафосно откликнулся Рэтчет.

— А сейчас они где? — с облегчением улыбнулся Оптимус, на всякий случай ещё раз запуская сканирование местности. — Ты никогда про них не говорил. Я и понятия не имел, что ты... что у тебя...

— Что я уже такой старый? — подсказал со смехом Рэтчет. — Да не такой я и старый. Свой взрослый статус я получил всего за несколько сотен ворн до тебя. Просто бэты случились намного раньше, чем обычно это принято у приличных трансформеров.

— А партнёр? — почему-то Оптимусу хотелось дожать медбота до полного откровения.

— А партнёра никогда и не было. Кому был нужен недорослик без прошлого и будущего, с нелепой медицинской альтформой? — Рэтчет говорил легко. Стабильность энергополей, спокойный прямой взгляд, полуулыбка на губах — всё свидетельствовало о том, что красно-белый трансформер иронизирует над своим прошлым. И только что-то внутри, может быть Великая Матрица, подсказывало Оптимусу, что эта лёгкость только потому, что рана эта уже отболела, хотя боль переживаний была долгой и мучительной. — Во время учёбы во всяких второсортных учебных учреждениях на выселках всяко случается, спарки далеко не редкость. Но если у тебя за спиной нет крепкой семьи, что готова взять на себя обязательства над маленькими трансформерами, то права на бэт передаются службе опеки. Мелким обычно быстро находят новые семьи. У меня было двое. Появились один за другим почти. Одного я может быть и смог бы поднять, но двух точно не потянул бы. А тут нашу планету посетил с инспекцией сенатор, вместе с ним был и управляющий по внутренним делам. Все знают, что управленцев они стараются готовить со спарков. Ну, я и подсуетился. Устроил своих быстро в приют, знал, что их сразу заприметят. Видные они у меня получились, яркие, с хорошими процессорами. Их и отобрали наряду с несколькими остальными. Так что образование мои бэты получили не чета многим. А уж на тот момент это сродни чуду казалось. Это уже потом у меня получилось пробиться из санитаров в младшие ординаторы, а потом и на повышение пойти.

— А ты не пытался их найти? — тихо спросил Бамблби. И затаённая грусть в голосе жёлтого меха натолкнула Прайма на мысль, а не был ли Би из таких же, отобранных когда-то спарков-отказников?

— Пытался, — зашумел вентиляцией Рэтчет. — Только при отказе от бэты все дальнейшие данные тщательно архивируются и закрываются. Узнать друг друга можно, только если случай столкнёт вплотную так, чтобы искры соприкоснулись, пусть даже и просто энергополями. Ну, или через ТНК-код найти. Но, чтобы получить доступ ко всей базе личной информации командного и закрытого состава трансформеров, мало быть просто медиком, надо быть кем-то повыше. Да и что это даст, Би? Это было очень давно. У меня давно другая жизнь, у них — тоже. Вполне возможно, у них уже давно свои семьи. И чего я им скажу, когда появлюсь? Простите, мои искорки, что так получилось, что не смог?

Рэтчет отмахнулся от готовых прозвучать возражений своих слушателей.
— Я сделал на тот момент то, что было в моих силах. Я не жалею о принятом решении. Со мной у них не было бы будущего. Даже если бы мы выжили, то сейчас втроём влачили бы жалкое существование в какой-нибудь нищей колонии. А так судьба подарила им неплохой шанс выбиться в приличное общество. Да, собственно, и мне жаловаться как-то не с манипулятора. Хотя, честно, мой счастливый билет шёл ко мне через дальние рубежи, что правда — то правда.

— Рэтчет, а как ты вообще здесь оказался? — впервые задался этим вопросом Оптимус.

— Что, решил уточнить, откуда тебе откопал подобный эксклюзив Ультра Магнус? — понимающе хмыкнул медбот. — Вообще, я уже давно ждал подобного вопроса. Честно, ты меня сильно удивил своей полной инертностью в данном вопросе. Так что же тебя интересует про меня, Прайм?

— Хм...

— Ладно, давай помогу. Скажу честно, все мы, — Рэтчет указал на себя, потом на Бамблби и махнул серво в том направлении, где они последний раз видели Джазза с его командой. — Смертники. Мы те, кто по тем или иным причинам слишком выделялись, мешались и, вообще, сильно усложняли функционирование правильным трансформерам. Мы оказывались либо слишком честными, либо слишком умными, либо слишком удачливыми, либо... — Рэтчет покосился в сторону жёлто-чёрного молодого меха. — Слишком бесполезными. Если же говорить обо мне, то я оказался слишком непредсказуемым и гениальным, не побоюсь этого слова. Я всё постигал сам, своими силами, своим процессором, а потом не боялся применять полученные знания на практике не всегда... эээ... стандартными способами.

— Короче, ты был опасным психом? Надеюсь, хотя бы харизматичным, — Оптимус постарался, чтобы взгляд его синей оптики оставался абсолютно невинным. Но почти идеальную ситуацию испортил прыснувший в кулак Клиф.

Рэтчет метнул гневный взгляд в сторону юнглинга, а потом возмущённо уставился на Прайма.
— Я бы мог оспорить утверждение, кто здесь псих и кто, в итоге, представляет опасность, если бы мне предоставили подобную возможность, — надменно заявил Рэтчет. А потом ехидно добавил, указывая на мигающий маячок на крохотном поисковом экране, вмонтированном в манипулятор командира. — У нас гости, кстати!

Оптимус опустил взгляд на голографический экран, где призывно мигала красная метка, что медленно, но неотвратимо приближалась к их стоянке. Клиффджампер и Бамблби резво вскочили со своих мест и уже пританцовывали от нетерпения рядом с Рэтчетом и Оптимусом.

— Сэр, уже можно, да? — красному меху не терпелось уменьшить количество зазнайства у Санстрикера и Сайдсвайпа.

— Сэр, я жду ваших приказаний, — Бамблби хоть и пытался держать себя в манипуляторах, но бесшабашная улыбка сдавала юнглинга с головой.

— Думаю, можно, — переглянувшись с Рэтчетом, улыбнулся своим подопечным Прайм. — Я так понимаю, первым в списке будет Мираж?

— Без сомнения он, — подтвердил Рэтчет, пытаясь взглядом зацепиться хоть за что-то, что могло бы в реале выдать местоположение аристократа по тем координатам, что показывал сканер акселерометра. — Хорошо маскируется, кстати. И да, хотел тебе сказать, что был не прав. И в данных обстоятельствах действительно было самым верным решением засесть в одном месте и заставить побегать именно наших соперников.

Оптимус только кивнул, принимая похвалу. Чего искрой кривить — ему было приятно.

Прайм и Рэтчет ушли заранее подготовленным лазом, а Клиффджампер и Бамблби отползли чуть в сторону, создавая ненавязчивый шум и иллюзию движения корпусов внутри развалин. Уловка сработала; лёгкий шорох у полуразрушенной опорной колонны подсказал, что Мираж купился и теперь пробирается в режиме невидимости внутрь остова здания, пытаясь разведать обстановку.

Жёлто-чёрный и красный мехи обменялись широкими ухмылками.

— Пока, Мираж, — одними губами прошептал Клиф, поднимаясь во весь рост и выбивая балку из-под сдерживающей целую гору мусора хлипкой стены. Потеряв единственную опору, хрупкая преграда переломилась надвое ещё в полёте, а сдавленный крик погребённого под всяким хламом бота подсказал о прямом попадании.

— Бам, — сказал Бамблби, сделав контрольный выстрел по тому месту, откуда наноклик назад раздался крик.

— Бам, — не удержался от такой же выходки Клиффджампер, повторив всё в точности за жёлто-чёрным мехом.

— Чтоб вам шестерни зажевало! — взвыл аристократ из-под груды всякого хлама, безуспешно пытаясь выбраться с наименьшими потерями для изрядно попорченной брони.

*Мираж выбыл из игры,* — тут же по общей связи громко сообщил Айронхайд. — *Серьёзные повреждения брони, сервоприводов, и два прямых попадания в корпус. Одно из них прямо в камеру искры. Что ж, счёт открыт тобою, Прайм. Поздравляю. Решение спрятаться действительно было смелым.*

***

— Вон они! Бластер засёк переговоры, а Мираж смог достаточно близко приблизиться, чтобы засечь движение, — бодро отрапортовал Санстрикер подползшему к их наблюдательному пункту Джаззу.

— Отлично! — широко усмехнулся лейтенант. — Будем брать тёпленькими.

— Это как? — не понял залёгший в укрытии неподалёку Сайдсвайп.

— Пока забродить не успели, — на полном серьёзе откликнулся Джазз под довольную усмешку Санстрикера. — Давай отмашку Миражу, пусть действует!

Четверо ботов затаившись за изъеденной ржавчиной промышленной трубой, с напряжением наблюдали за развалинами, где должны были располагаться Прайм и его команда. Долгое время ничего не происходило, но трансформеры были научены терпеливо выжидать куда большее время, чем требовалось на сегодня. Неожиданный громкий грохот, фонтан пыли, вылетевшей в провалы обвалившихся стен, и долетевшие до их аудиодатчиков проклятия сказали о проваленной миссии Миража куда больше, чем последующее объявление Айронхайда по общему каналу.

— Шлак! — с чувством выругался Сайдсвайп. — Они сделали нас!

— Шлака с два! — Санстрикер в наноклик перемахнул трубу и с гневным рыком скатился по насыпи вниз, активировав все орудия.

— Стоять! — рявкнул Джазз, но его запрещающая команда уже не могла ничего изменить.

Две короткие очереди, сверкнувшие словно яркие молнии, выпущенные из темноты туннелей, и жёлтый корпус беспомощно скорчился в пыли и грязных лужах внизу. Только болезненный стон близнеца, скривившегося от переживаний из-за брата, удержал Джазза от злой тирады в сторону идиотов, не умеющих использовать собственный процессор по назначению.

*Санстрикер выбыл из игры,* — последовал комментарий от Мастера игры. — *Повреждения, не совместимые с функционированием, резкое падение энергии, быстрая потеря энергона. Предполагаемое состояние: стазис.*

— Отходим, — коротко приказал лейтенант. — Теперь у них преимущество.

— Нужно хотя бы сравнять счёт, — Бластер безрезультатно прощупывал эфир. Хитрецы молчали на всех частотах. — Жестами они изъясняются, что ли? — возмутился в конце концов специалист по связи.

Джазз насмешливо хмыкнул. Зная своего партнёра, он бы не удивился и такому варианту.

— Нужно выманить их на пустошь, — озвучил он свою мысль, которую обдумывал со всех сторон уже который джоор.

— На пустошь? — изумился Сайдсвайп, еле поспевая за юрким серебристым гонщиком. — Мы там будем полностью на виду. Мелких вышибить не большая проблема. Если хорошенько напряжёмся, то и медика тоже вынесем. Но что делать с Праймом? В контактном бою мы ему не противники.

— Он просто наступит на тебя и пшшик, — не замедлил прокомментировать опасения красного гонщика Бластер. — Интересно, как это опишет в своих кратких сводках Айронхайд?

Джазз постарался спрятать улыбку. Однозначно, Бластер ему нравился всё больше и больше.

Сайдсвайп зло вскинулся.
— Зато, если Прайм наступит на тебя, надеюсь, твою пластинку просто заест!

Красный бот беззвучно расхохотался. Джазз насмешливо посмотрел на злого, взъерошенного молодого меха.
— Сайдс, разве тебя не учили не отвечать на провокации?

Красный гонщик отвернулся и возмущённо зашипел вентиляцией. А Бластер подмигнул Джаззу, подтверждая его подозрения.
— Думаешь о заброшенных катакомбах?

— Если удастся обрушить верхний слой, то в тесных туннелях габариты Оптимуса будут скорее ему в минус, чем в плюс. И он точно не сможет прийти на выручку младшим. А Рэтчет сочтёт Би и Клифа слишком мелкими сошками, чтобы напрягать из-за них свои сервоприводы. "Минус два" за один выход — будет неплохим ответом.

— Но ты рассчитываешь на "минус три", верно? — весело откликнулся красный мех.

— Я рассчитываю на "минус четыре", — невозмутимо отозвался Джазз, ловко лавируя между мусорных куч.

— Смело. Но не очень профессионально.

— Ха! А я и не набивался в профи, — презрительно фыркнул Джазз. — Я всего лишь широко и рисково мыслящий дилетант!

— Пойдёт, — хохотнул Бластер. — Излагай.

Серебристый мех остановился, присел над более менее ровным участком поверхности, и используя камни и мелкие валяющиеся под ногами детали, быстро обрисовал предполагаемый план соратникам.

— Хочешь пошалить? — задумчиво протянул Бластер, с нескрываемым изумлением разглядывая наспех набросанную командиром схему. — Им это сильно не понравится.

— Да вы издеваетесь!? — более эмоционально отреагировал Сайдсвайп. — Это же верный деактив! Особо извращённый, безмерно глупый и абсолютно бессмысленный! Это бредовая, бестолковая идея и самый дурацкий план из всех, которые я когда либо видел!

— Так вы со мною? — хмыкнул Джазз, с удовольствием наблюдая за выражением лицевых сокомандников. До последнего они не были уверены в том, это такая шутка или Джазз именно настолько ненормален.

— Естественно! — лихо мигнул голубыми линзами Бластер. — Мои Альфы меня всегда предупреждали, что мой деактив не будет ни тривиальным, ни трафаретным. Думаю, они имели в виду как раз что-то из подобного. И было бы весьма любопытно посетить главную репетицию.

***

— Как ты собираешься туда пробиться? — рыкнул Мотомастеру Брейкдаун, продолжая отстреливаться из наплечной лазерной пушки по засевшим через улицу, в стоящем напротив здании, бойцам предположительно отряда правопорядка.

Они застряли прямо на границе с Тарном, не успев туда прорваться до подхода регулярных частей армии автоботов. Город воинов бузил на совесть. И сейчас путь назад был отрезан, а в Тарн ещё нужно было попасть.

— По прямой, — громыхнул Мотомастер, также монотонно поливая огнём из своих орудий всё что шевелилось по ту сторону линии огня. — Главное, коридор успеть расчистить.

— Надо их расшевелить, — со злым весельем выкрикнул из своего укрытия Дрэгстрип, дожидаясь, пока заряд в его малогабаритной, но от этого не менее эффективной гравитационной пушке восстановится для следующего выстрела. — Может, попробовать тактику переговоров?

— Это как? — хохотнул Вайлдрайдер, перезаряжая свои орудия. — Побеседуешь с ними о смысле функционирования? Или о полной бессмысленности притеснения десептиконов?

— Нет, он им расскажет о неправомерности их действий, а также установленной уголовной ответственности за сокрытие имущества или имущественных обязательств, а ещё может добавить о незаконном лицензировании основных видов деятельности, — с мрачной иронией вклинился в разговор Дед Энд, невозмутимо сидящий позади своей команды и полирующий недавно полученную царапину на коленной накладке.

Вайлдрайдер радостно загоготал. Дрэгстрип бросил полный ненависти взгляд на красно-чёрного щеголеватого вида трансформера, что и не думал оказывать огневую поддержку своему небольшому отряду, и раздражённо отвернулся. Но Мотомастеру идея понравилась.
— Эй, Стрип, а ты и правда, попробуй их втянуть в диалог. Чем больше вокодеры дерут, тем боле точный у нас прицел.

Жёлтый гонщик оценивающе взглянул на командира, затем, прижавшись спиной к обломку стены, громко заорал.
— Эй, там! Косоманипуляторные, вас кто собирал такими недоделанными?

— Тебя спросить забыли, оплавок функционирования! — тут же радостно поддержали с той стороны предложенный диалог. Видимо, однообразная перестрелка надоела до слива топлива уже всем. Искры требовали экспромта и виртуозной ругани. — Что, сели в собственное отработанное! Шлака вы тут пройдёте, здесь и поляжете ровными рядками!

— Не загибай, — врубил на всю мощность вокодер Дрэгстрип. — Мы вас всех на тонкую стружку пошинкуем, защитнички квинтовы. У меня бы случилось недержание перегретого масла от стыда, держи я так оружие как вы! Идите в воспитатели лучше, слюни энергоновые бэтам подтирать, протоформы неуклюжие!

— Ха! Кто бы говорил, шарктиконы перекодированные! — громкий голос из-за укреплений противника тут же поддержало громкое ржание в несколько вокалайзеров. — Что, стволы привинтили, а пользоваться ими научить забыли? Кто же вас так обидел, уж не Праймас ли при активации ещё? Ужель есть тир, где вас ещё терпят с вашей легендарной меткостью: 10 из 10 и всё мимо?

Дрэгстрип скрипнул дентопластинами. Тут уже не выдержал Вайлдрайдер, Брейкдаун только успел ухватить изящного голубого гонщика поперёк корпуса, не давая высунуться в открытую.
— Слышь ты, блюмингом расплющенный! Ща кто-то по оптосенсорам-то получит! На карачках тут, болт несмазанный, ползать будешь, понял?

— Чо сказал?! — возмутились с не наигранной яростью с той стороны. — Трансформируйся и катись отсюда, глюк процессорный, пока тебе не откалибровали всё до приёмной системы, понял?

— Автошлаку слова не давали! — завопил что есть мочи Дрэгстрип, в этот клик всецело болея за Вайлдрайдера. — Чтоб тебя закоротило, недопаянный!

— Да чтоб тебя ржа съела, хлам процессорный! — чуть ли не зарычали в ответ. — Я ваще-т из Каона, урод глючный! Мы таких как ты прям на столе в баре раскладывали и...

— Хватит тут гнать! — с прилично поумеренным пылом перебил кричащего Вайлдрайдер, оглядываясь в поиске поддержки к товарищам. — Если ты из Каона, то наболта ты тут сидишь?

— Тебе отчитаться, шарк бесноватый, запамятовал!

— Не ори, вокодер сорвёшь, — не остался в долгу Дрэгстрип, но уже не так уверенно. — Мы сами десептиконы. Вот, по приглашению, так сказать, тут...

— Врёшь! — клик спустя донёсся столь же неуверенный ответ. — Ты с какого уровня?

— Пока не предъявили обвинения по статьям 545.764 и 78G5.23, снимал нору на восьмом в синем секторе, — вклинился в беседу Мотомастер. — А ты откудова будешь?

— Шестой уровень, красный сектор, под железкой, — гаркнул тоже совершенно новый голос, спокойный, глубокий и немного удивлённый. — Мотомастер, ты что ли, шарк подлючий?

— Онслот! Клянусь рогами Юникрона, вот это встреча! — радостно взревел Мотомастер, вскакивая во весь рост и приветственно махая мощным манипулятором.

Ему навстречу выглянул из-за укрытия более низкий, но не менее мощный, хищных очертаний чёрно-зелёный боевикон.
— Вот это встреча, Мастер, не ожидал! Эй, парни, — он махнул кому-то за своей спиной. — Это наши, шахтёрские!

— Слава конам! — на той стороне из укрытий стали вылезать защитники границ Тарна.

— Героям слава! — тут же дружно заорали Дрэгстрип и Вайлдрайдер, сверкая дентами и отчаянно полыхая оптикой, резво поспевая за метнувшимся на ту сторону Мотомастером.

— Это, конечно, квинтец как круто, — зло буркнул Брейкдаун, не спеша вылезая из облюбованной ямы под поваленным столбом освещения. — Но на болт мы тогда джоор друг по другу палили-то?

— Вопрос сугубо риторический, — пожал плечами Дед Энд, невозмутимо поднимаясь и аккуратно убирая в сабспейс полироль и губку. — Боюсь, что однозначного ответа просто не может быть.

@темы: имиджмейкер, трансформеры, Старскрим, Оптимус Прайм